Жесткость нынешней власти идентична, а в некоторых моментах даже превосходит жесткость действий Януковича

ИГОРЬ ЛУЦЕНКО – народный депутат Украины. Известный журналист, блоггер. Родился в семье докторов. По образованию – экономист. Экс-редактор журналов “Компаньон”, “Власть денег”, “Корреспондент”, интернет-издания “Украинская правда”. Во время Евромайдана...

ИГОРЬ ЛУЦЕНКО – народный депутат Украины. Известный журналист, блоггер. Родился в семье докторов. По образованию – экономист. Экс-редактор журналов “Компаньон”, “Власть денег”, “Корреспондент”, интернет-издания “Украинская правда”. Во время Евромайдана был заместителем коменданта. Был членом Рады народного объединения “Майдан”. Боец батальона “Азов”. Основатель общественного движения “Сохрани старый Киев”

Сегодня у нас в гостях народный депутат Украины Игорь Луценко.

Здравствуйте, Игорь. Вы и ваша фракция “Батькивщина” ушли в оппозицию. Расскажите, что происходило за кулисами эти полтора месяца?

Торг. Принцип торга был доведен до какого-то исторического максимума. Я таких торгов еще в своей небольшой политической жизни не помню. Торговались за все, со всеми – на индивидуальном уровне. Я прогнозировал, что, например, коллеги Олесика Довгого могут стать донорами будущей коалиции. Почти так, собственно, и произошло – голоса, по крайней мере, пошли. Просили все, что могут люди дать. Можешь проголосовать за Гройсмана – проголосуй. Можешь войти – это другой прайс, другие услуги, другие товары обмениваются.

Дорогой пакет услуг – это что было?

Указ президента. Деньги, непосредственно, ремонт десятков км дорог на твоем округе. Это был апогей режима. Дальше оно уже будет спадать, потому что уже не будут давать такой широкой возможности организовывать такие большие торги.

За Гройсмана проголосовало ситуативное большинство. По закону премьер-министр становится легитимным, когда подписывается 226 голосов в коалиции. Голосов для коалиции нет. Следовательно, все последующие голосования будут очень дорогими.

Так и раньше было. За необходимыми голосами ходили в “Оппоблок”, в первую очередь, “Воля народа”, “Возрождение”, к мажоритарщикам. Просто сейчас это более очевидно, потому что очень прозрачный был день, куча телекамер и все за всеми следили. Так же бюджет был принят, Шокин назначен в свое время.

Но раньше коалиция была полноценной.

У наших политических партнеров такое бодрое настроение, что они говорят нам: “Вы же будете голосовать за все классные законы”. Мы, конечно, будем смотреть на их “классность”, мы же все-таки конструктивная оппозиция. Поэтому они рассчитывают на этой искусственно раздутой евроистерии принуждать малые фракции, которые действительно декларируют европейские ценности, голосовать за те законы, которые они назовут европейскими. Кстати, к этому будет очень большой вопрос.

Впервые у нас шесть вице-премьеров. Как вы оцениваете состав правительства? И как вы объясните, что понадобилось аж шесть вице-премьеров?

На самом деле, вице-премьер – это человек без аппарата, без особых полномочий, поэтому это такой полусвадебный генерал. Это форма сохранения политического лица для того, чтобы не обижать. Кириленко же, например, устраивал кого-то из его политических партнеров, так решили оставить его с этими погонами, но “подперли” Нищуком. Я не считаю это большой проблемой государства, потому что это 30 тыс. гривен в месяц дополнительной нагрузки на этих людей, плюс расходы на их секретарей. Вопрос лишь в том, чтобы было качество работы правительства. Пусть хоть 200 человек наймут, министрами всех назовут, чтобы был результат.

Насколько это правительство будет профессиональным?

Нынешний состав правительства подтверждает собой тенденцию к убывающей полезности правительства после революции. Первое правительство революции, действительно, был миксом активистов Майдана, людей старой закалки, но, по крайней мере, была такая ширма, которая показывала Майдану, что его влияние, все-таки, имеет место. Второе правительство минимально такую вещь имело и показало каких-то новых технократов. Была новая фишка – грузины. Сейчас решили, что воля народа здесь уже ни на что не влияет – даже имитации уже не делается. Это плохой знак.

По какому принципу проходили назначения?

Я так понимаю, что это был уже суперквотный принцип, когда квотирование достигло каких-то невиданных масштабов. Соответственно, все, что находится в середине квоты, не должно иметь никакого политического лица, а есть просто Гройсмана квота – и он ее наполняет своими водопроводчиками, шоферами, братьями, сестрами. Примерно на таком уровне там все происходило.

Гонтарева останется на своем посту?

Учитывая то, что президент идет ва-банк, мне кажется, что он ее будет оставлять. Мне кажется, что эта конструкция с Нацбанком может первой завалить эту власть, чем даже правительство. Когда-то Нацбанк был наименее коррумпированным органом – сейчас наоборот.

Народный депутат Цинцадзе назначена вице-премьером по евроинтеграции. Она никогда не занималась этими вопросами, но все пишут, что это человек Пинчука. Насколько это соответствует действительности?

Да, у меня первый вопрос по этому поводу – где у человека дипломатический опыт? Дипломатическая работа – это не пиар, это другая культура, гораздо высшей квалификации. Для меня скорее является минусом, чем плюсом, что человек много лет сотрудничала в “Ялтинской экономической стратегии”. А где теперь Ялта? Почему Пинчук продолжает грабить страну наравне с его коллегами. Почему Пинчук у нас отдельный олигарх, который может совершенно легально появляться в компании “приличных” людей. Это меня ужасно возмущает. Поэтому, если смотреть на его людей – то я бы за них не поручился. У Яценюка какой-то там человек Ахметова сидел, и это был скандал. А человек Пинчука сидит – это нормально? Так что вопрос деолигархизации остается.

Сейчас вся полнота власти переходит к БПП? На должность генпрокурора предлагают Юрия Луценко – и это тоже БПП.

На сегодня она уже перешла. С правительством это уже произошло, с ГПУ это произошло гораздо раньше. Но проблема в спикере прокуратуры. У прокуратуры сейчас очень плохой имидж. Это – единственная проблема Порошенко. Нужен классный спикер – и Юрий Луценко именно на роль суперпиарщика ГПУ хорошо подходит. Именно в этом заключается идея Порошенко назначить этого человека.

Луценко проведет нужные реформы?

Он проведет антиреформы. Безусловно, он имеет опыт работы в МВД – продажи должностей, продажи дел. Это абсолютно у него отработано. Поэтому, если он приходит, он берет себе каких-то классных ребят, например, Сакварелидзе, дав сигнал Америке, что у нас продолжаются реформы. Дальше он свою милицейскую братию, которую уволили по аттестации, вернет в прокуратуру на средние и низшие звена, и там начнутся дела. То есть, начальников управлений, областные прокуратуры он себе поставит под контроль – и будет Порошенко делать, и себе.

Как вы считаете, Луценко вернет на работу Касько и Сакварелидзе?

Я думаю, что есть неплохой шанс кому-то из них вернуться. Это сигнал, что якобы изменения идут. С другой стороны, эта борьба носит достаточно объективный и интересный разоблачительный характер. Все эти так называемые новые раскрывают все уродство старых, а те отвечают такой же самой монетой, показывая, насколько двойная мораль у тех так называемых новых.

Двое министров остались на прежних местах – Аваков и Петренко. Почему оставили Петренко?

Это также, по сути, часть силового блока, которая контролирует юридические процессы. На нем завязано контролирование всей работы государственной власти – регистрация всех подзаконных актов Минюстом – это очень мощный инструмент, если ты его контролируешь.

Справедливо Петренко обвиняют в рейдерстве, например, “Житомирских ласощив”?

Возможно, здесь часть преувеличения, но, возможно, дело и не в Петренко. Дело в реестрах, как таковых. Оказывается, на основании почти устного обращения народного депутата можно поменять права собственности. С точки зрения права, экономики, сохранение законности – это довольно странная вещь.

Почему Яценюк так долго сопротивлялся, а потом в одну ночь его дожали?

Мне трудно сказать. Может, это была рассчитанная игра. Мне кажется, что НФ прекрасно понимает шаткость конструкции, которую выстраивает Порошенко, и людям Порошенко сейчас дают просто падать.

На что претендует Яценюк сегодня?

Возможно, на президентское кресло. Возможно, они вернутся к идее переформатирования власти в парламентскую республику. Премьер парламентской республики, которая, к сожалению, в Украине еще не состоялась, – это не премьер, который был Яценюк, а это гораздо более мощная фигура. Возможно, на такую должность рассчитывает Яценюк как мастер политических перетурбаций.

А вы бы хотели стать генеральным прокурором?

Это мое желание последние пять лет. Я не люблю кровавые бунты. Эти эмоциональные волны, которые у людей возникают… – надо, все же, законным, цивилизованным путем выплескивать. И наказать таким образом должна ГПУ. Прежде всего надо разгребать эти завалы коррупции, и это должно делать ГПУ. Я категорически против, чтобы это превращалось в фарс, как это сейчас делается под Юрия Луценко – делается закон, чтобы он стал прокурором. Я считаю – пусть будет профессиональный прокурор, который бы показал себя и пусть он делает свою работу. Это экстремальная ситуация, когда такие люди, как я, приходят на ГПУ.

Прокурорская работа требует квалификации и опыта. Как быть человеку, у которого нет юридического образования?

Первая вещь – это правосознание. Это – талант, и если человек имеет правосознание, то он заставит других людей себя уважать. Именно в этой среде, где право что-то значит. Если человек этого не имеет, как Юрий Луценко, то, возможно, его будут уважать за что-то другое. Понимание права, основ права, юридические категории – это основное в этом. Должен быть определенный внутренний талант понимания, что такое справедливость и как она раскладывается именно на формулы законодательства.

Справедливость или закон?

В основе закона должны быть какие-то принципы. А если человек становится генеральным прокурором, он должен оставаться на уровне закона. И это вопрос персональных качеств, вопрос выдержки – насколько ты можешь самого себя держать в рамках закона. Потому что если ты переступаешь это, то начинается такая небольшая катастрофа.

Вы баллотировались на мэра города. Почему вы баллотировались и оставили эту затею?

Я не баллотировался, но заявлял и заявляю о своей готовности баллотироваться в мэры Киева. Я понимаю проблему – нужно работать над собой. Я много общался на эту тему с Борисом Филатовым, который сейчас успешно возглавляет Днепропетровск. Я пытался перенять эти вещи, которые он в свое время проходил, когда пытался стать мэром. Это вопрос работы над собой, формирование своей команды, оттачивание своей программы. Работа продолжается – определенные грустные моменты приходится переживать в Киевсовете, защищая там законные, незаконные застройки, останавливая вырубки и т. д.

А кто сейчас всем этим там занимается?

Там несколько таких людей – чемпионов беспредела. Это Микитась и Непоп, застройщики, которым удается строить вообще без всяких документов. Потому что есть Кононенко, который также является бизнес-партнером этих людей и который, например, выписывает под себя законы в ВР.

Почему так случилось, что в нашей стране после Майдана есть политзаключенные?

Власть по сути не поменялась. Жесткость действий власти абсолютно идентична, а в некоторых моментах даже превышает жесткость действий Януковича. Янукович боялся, не знал, что так можно. Так же решили давить революционеров революционными методами, понимая, что другими методами будет очень трудно. Есть боязнь радикалов, есть желание их запугать.

Савченко вернется?

Я верю в то, что она вернется. Есть все основания считать, что ей не помешают это сделать.

Ваш вопрос?

Каким образом можно было бы заменить термин политологический “еврооптимисты”, оставив в нем все хорошее и убрав момент наивного оптимизма?

“Еврооптимисты” – сегодня стало синонимом пиарщиков. Члены группы много говорили перед камерами, выступали с трибун, а реформ не проведено, и “еврооптимисты” ничего не сделали для этого. Поэтому, неважно, как называется группа людей – самое главное список сделанных дел.

Спасибо, Игорь.

Автор материала: Наталья Влащенко

По материалам: 112.ua

Материалы по теме: