Закон выше здоровья военных?

Количество военных санаториев можно увеличить по меньшей мере вдвое. Но, согласно официальному ответу, который мы слышим уже более года, для возврата Вооруженным силам Украины санаториев “Шкло”, “Моршинский” и “Одесский”,...

Количество военных санаториев можно увеличить по меньшей мере вдвое. Но, согласно официальному ответу, который мы слышим уже более года, для возврата Вооруженным силам Украины санаториев “Шкло”, “Моршинский” и “Одесский”, переданных в свое время в ведение ГСА, ГУД, ГСЧС, нет правовых оснований. В связи с военными действиями в Донбассе и насущной необходимостью в оздоровлении военных, предоставлении им санаторно-курортного лечения, с просьбой вернуть санатории “Шкло”, “Моршинский” и “Одесский” Вооруженным силам к президенту, Кабмину, ВРУ обращались Минобороны, Львовские ОР и ОГА, Яворовская РГА, народные депутаты, Львовская городская организация ветеранов. Очевидно, это не весь список. Просьба же… актуальна до сих пор. 31 октября 2002 г. президент Л.Кучма издал указ №970 “О некоторых вопросах усовершенствования использования санаторно-оздоровительных заведений”.

Им он приказал передать из ведения Минобороны Моршинский центральный военный санаторий Государственному управлению делами и Одесский военный санаторий — Министерству Украины по вопросам чрезвычайных ситуаций и по делам защиты населения от последствий Чернобыльской катастрофы. Приказ выполнен распоряжением Кабмина от 12 марта 2003 г. №131-р за подписью В.Януковича. 17 июля 2003 г. КМУ издал очередное распоряжение, №427-р, о передаче целостного имущественного комплекса еще одного военного санатория (“Шкло”) из сферы управления Минобороны в подчинение Государственной судебной администрации.

Из-за аннексии Крыма ВСУ потеряли еще шесть санаторно-курортных заведений. Это 4350 коек. На сегодня в составе Минобороны осталось только три санатория (“Пуща-Водица”, “Хмельник”, “Трускавецкий”) и одно санаторное отделение. “Общая штатная вместимость составляет 1400 коек. Фактически развернуто (в связи с необходимостью проведения капитального ремонта корпусов) 1085 коек”, — говорится в ответе Минобороны на запрос ZN.UA. Согласно действующему законодательству Украины, на медицинском и санаторно-курортном обеспечении в лечебно-оздоровительных заведениях Минобороны находится около 1 млн 165 тыс. чел.

В том числе 204 тыс. военнослужащих, 330 тыс. пенсионеров Минобороны, включая ,более 40 тыс. участников боевых действий, 585 тыс. членов семей военнослужащих и пенсионеров МОУ, 46 тыс. работников ВСУ (по информации Минобороны)

В связи с военными действиями на Востоке Украины количество лиц льготных категорий постоянно увеличивается. Военные, несущие службу в Донбассе, имеют заболевания нервной системы, опорно-двигательного аппарата. Они нуждаются в санаторно-курортном лечении. Новых санаториев, вполне очевидно, не построят.

Итак, вполне резонно вернуть ВСУ санаторно-курортные заведения “Шкло”, “Моршинский” и “Одесский”. Но для решения вопроса нет… правовых оснований, уверяет Министерство экономического развития и торговли Украины. Такой ответ мы слышим уже более года. “В соответствии с пунктом 5 Положения о порядке передачи объектов права государственной собственности, утвержденного постановлением КМУ от 21.09.1998 №1482, предложение о передаче целостных имущественных комплексов санаториев нуждается во взаимосогласованных предложениях органов, уполномоченных управлять государственным имуществом”, — ответило на запрос ZN.UA Минэкономразвития.

Поскольку ГСА, ГУД и ГСЧСне соглашаются вернуть санатории, то Минэкономразвития, дескать, не имеет правовых оснований для внесения на рассмотрение правительства проекта решения КМУ о передаче “Шкла”, “Моршинского” и “Одесского” в подчинение Минобороны. ZN.UA попросило ГСА, ГУД и ГСЧС высказать обоснованную позицию по возврату военных санаториев “Шкло”, “Моршинский” и “Одесский” в сферу управления Минобороны, учитывая военные действия в Донбассе и факт жертвования личными интересами, например волонтерами, ради сохранения суверенитета Украины. “ГСА Украины категорически возражает против переподчинения ГП “Санаторно-курортный лечебный центр “Шкло” Министерству обороны Украины”, — читаем в ответе на запрос. И далее — законодательное обоснование на двух страницах.

Есть в тексте ссылки на резолюции Генассамблеи ООН, согласно которым “все государственные и другие учреждения обязаны уважать независимость судебных органов и соблюдать ее”. “В свою очередь положениями п. 8 ч. 4 ст. 48 ЗУ “О судоустройстве и статусе судей” определено, что независимость судьи обеспечивается, в частности, его надлежащим материальным и социальным обеспечением”, — пишет ГСА. Упоминает судебная администрация и о решении Конституционного суда. В завершение подытоживает: “Лишение судей и членов их семей возможности санаторно-курортного лечения приведет к нарушению подпункта b пункта 2 принципа I Рекомендаций № R (94) 12 “Независимость, действенность и роль судей (принятой Комитетом Министров Совета Европы 13.10.1994) и поставит под угрозу независимость судей, одной из составляющих которой является надлежащее социально-бытовое обеспечение”. Хорошо, проблему независимости судей в Украине оставим.

Вопрос в другом — действительно ли нужен санаторий “Шкло” ГСА?

Есть основания сомневаться. Львовская городская организация ветеранов и ОО “Защита” неоднократно писали в органы власти, ГСА, что санаторий “Шкло” намеренно разрушают для того чтобы потом выкупить за бесценок, и просили провести финансово-хозяйственную проверку. Ульяна Саламаха, член правления ОО “Защита”, рассказала, что раньше территория “Шкла” была общедоступной. Люди из окрестных населенных пунктов отдыхали на территории санатория, набирали про запас минерализованную воду “Нафтуся-Шкло” и “Моршинская”. С приходом в санаторий нового руководства на входе стоит охрана, вход без путевок запрещен. Да и в целом посетителей в санатории негусто. Начальник медчасти Геннадий Степанович рассказал, что санаторно-курортное заведение “символически открыли” 11 мая. Максимум одновременно оздоровлялось только 50 чел. Все отдыхают за наличный расчет.

Не работало санаторно-курортное заведение “Шкло” с октября 2014 г. ОО “Защита” получила ответ из ГСА №6-3417/15 от 19.02.2015 г. за подписью заместителя председателя ГСА Л.Гизатулиной с объяснением о работе “Шкла”. Указано, что 95% дохода учреждения составляют средства, полученные от реализации путевок для застрахованных лиц и членов их семей. Но в последнем квартале 2014 г. санаторий не предоставлял им лечение. “Согласно письму исполнительной дирекции Фонда соцстрахования по временной потере трудоспособности от 14.08.2014 №7.1-34-2126 на IV квартал 2014 г. все путевки на санаторно-курортное лечение застрахованным лицам и членам их семьи сняты на основании ЗУ “О внесении изменений в ЗУ “О государственном бюджете Украины на 2014 г.”, — сказано в письме. Написано, что это привело к уменьшению объема закупки услуг санатория на сумму почти 4 млн грн. “Также не было лиц, которые были намерены провести санаторно-курортное лечение за собственные средства”, — указано далее. В самом деле?

ГСА также объяснила в ответе на обращение ОО “Защита”, почему “Шкло” не работало в первом квартале 2015 г

“Согласно ЗУ “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно реформирования общеобязательного государственного социального страхования и легализации фонда оплаты труда” от 28.12.2014 №77-VIII, на 2015 г. исполнительной дирекцией Фонда соцстрахования по временной потери трудоспособности заключены договора закупки услуг на приобретение путевок исключительно по восстановительному лечения в реабилитационных отделениях”, — сообщает ГСА. Дескать, поскольку в санатории нет реабилитационных отделений, то в конкурсах он участия не принимал. В “Шкле” действительно нет реабилитационных отделений.

Но отсутствие посетителей при наличии уникальных природно-лечебных факторов (минерализованных вод “Нафтуся”, “Моршинская”, сероводородных источников, торфянисто-минеральных грязей) очень удивляет. Санаторий был закрыт. Соответственно, персонал уволен. На протяжении октября—декабря 2014 г. 200 работников “подали заявления на увольнение по соглашению сторон”, говорится в письме ГСА. Так ГСА нужно “Шкло”? “Прихватизация” санаторно-курортного заведения не за горами? Какую же позицию занимает ГУД по возврату ВСУ санатория “Моршинский”? На наш запрос управление ответило, что не согласно.

Аргументировало цифрами: “На сегодня право на получение санаторных путевок в лечебно-профилактические заведения ГУД имеют около 50 тыс. чел.” Кроме того, ГУД сообщило, что в связи с аннексией Крыма потеряло четыре санаторно-оздоровительных заведения. Но на официальной интернет-странице ГУД среди перечня санаторно-курортных заведений видим еще более десятка. Другой вопрос — в каком они состоянии? Например, ГП “Санаторий “Збруч” не работает еще с 2011 г. Это при наличии уникального месторождения минеральных природных вод двух типов, имеющих целебные свойства, подобные трускавецкой “Нафтуси”, минеральных вод Моршина и прибалтийского курортного города Друскининкай.

Причиной закрытия стал проигрыш в нескольких конкурсных торгах, проведенных Минсоцполитики, Фондом соцзащиты и др. Нечто похожее происходит сейчас и в санаторно-курортном заведении “Шкло”, не так ли? Как следствие — кредиторская задолженность санатория “Збруч”, по информации ГУД, согласно финансово-статистической отчетности за І квартал 2015 г., составляет 5 млн 266 тыс. грн. ГУД — неэффективный собственник? Недаром упоминаем о состоянии “Збруча”.

В ответе Минэкономразвития Кабмина за №3214-01/14926-01 от 12.05.2014 г. сказано, что “ГУД считает целесообразным сохранить в его управлении ГП “Санаторий “Моршинский”, вместе с тем предложено передать в сферу управления Минобороны ГП “Санаторий “Збруч”. ZN.UA поинтересовалось, принимает ли предложение МОУ? Получили ответ: “Санаторий “Збруч” более чем в два раза дальше по сравнению с санаторием “Моршинский” от Военно-медицинского клинического центра Западного региона (г. Львов), из которого планируется переводить раненых и больных в ходе АТО для проведения медицинской реабилитации. Транспортировка на большие расстояния всегда негативно влияет на состояние здоровья пострадавших.

Условия размещения, лечебная база санатория “Збруч” значительно уступают санаторию “Моршинский”. Кроме того, в санатории “Моршинский” еще остался медицинский персонал с военно-медицинской подготовкой и опытом лечения, обслуживания военнослужащих, ветеранов и инвалидов войны, которые будут находиться в привычных для них условиях, что положительно повлияет на процесс лечения и восстановления здоровья. Таким образом, Минобороны продолжает настаивать на возврате санатория “Моршинский” и других заведений”. Действительно, санаторий “Збруч” расположен аж в Тернопольской области, в отличие от “Моршинского” и “Шкла”, расположенных неподалеку от Львова, а соответственно — и Военно-медицинского клинического центра Западного региона. Какова же позиция ГСЧС по возврату санатория “Одесский”?

На запрос Служба по чрезвычайным ситуациям ответила, что санаторий является единственным санаторно-курортным заведением в системе ГСЧС. На санаторно-курортном обеспечении находится около 181 тыс. чел. “Спасатели ГСЧС Украины ежедневно, рискуя своей жизнью и здоровьем, выполняют задачи по назначению, в том числе непосредственно в зоне проведения антитеррористической операции”, — сказано в письме. Резон в этом есть, но с целесообразностью пребывания “Шкла” в управлении ГСА и “Моршинского” — в ведении ГУД согласиться трудно. Правда, ГСА, ГУД, ГСЧС заявили в ответах на запросы, что готовы содействовать оздоровлению военнослужащих, принимавших участие в военных действиях на Востоке страны. Мы позвонили в “Шкло”, якобы от имени жены пострадавшего военнослужащего и волонтера.

Получили ответ, что мест найдется много, но самое дешевое предложение — 310 грн в сутки

“Принимать бесплатно мы не можем, поскольку очень мало людей в санатории. К тому же, все — за наличный расчет”, — объяснил начальник медслужбы Геннадий Степанович. Итак, уже более года ГСА, ГУД, ГСЧС не соглашаются вернуть ВСУ санаторно-курортные заведения, полученные по распоряжению Януковича и указу Кучмы. Насущная необходимость в оздоровлении военных в связи с военными действиями есть. Так почему все больше года отвечают, что для возврата санаториев военным нет правовых оснований из-за постановления КМУ от 21.09.1998 №1482, так как согласно ему передача может состояться только по согласию ГСА, ГУД, ГСЧС? Почему в связи с ситуацией в стране Кабмин не внесет правки в постановление, чтобы возврат санаторно-курортных заведений Минобороны стал возможным без согласования учреждений, в управлении которых сейчас находятся заведения?

Почему, в конце концов, Кабмин не повлияет на государственные органы? ZN.UA спросило КМУ, почему не внесены правки в кабминовское постановление №1482. Получили ответ из Минэкономразвития: “П.18 ч.1 ст. 6 ЗУ “Об управлении объектами государственной собственности” к полномочиям органов, уполномоченных управлять государственным имуществом, принадлежит, в частности, согласование передачи объектов государственной собственности в сферу управления других органов, уполномоченных управлять объектами государственной собственности, хозяйственных структур… Таким образом, предложение о внесении изменений в Положение, которое предусматривают передачу государственного имущества Минобороны без согласования с органом его управления, не будет согласовываться с нормами указанного Закона”. Снова… сила закона. Закон выше здоровья военных? Или все же не закон, а чьи-то частные интересы?

По материалам: Gazeta.zn.ua

Материалы по теме: