Зачем Гройсману шесть вице-премьеров

Четверо из шести заместителей главы Кабмина будут делить западную помощь, выделяемую на различные цели Изначальный текст Конституции Украины, принятый в 1996 г., говорил, что в состав Кабинета министров входят...

Четверо из шести заместителей главы Кабмина будут делить западную помощь, выделяемую на различные цели

Изначальный текст Конституции Украины, принятый в 1996 г., говорил, что в состав Кабинета министров входят премьер, первый вице-премьер, три вице-премьера и министры. Однако ныне действующая редакция Конституции не ограничивает число вице-премьеров (хотя первый вице по-прежнему должен быть только один). В 2004 г., когда придумывалась конституционная реформа, потребность в увеличении числа заместителей главы Кабмина объяснялась переходом к коалиционному принципу формирования правительства: нужно иметь должности, которыми можно будет расплачиваться с младшими партнерами по коалиции.

Впрочем, реальная практика была несколько иной: должностями вице-премьеров нередко расплачивались с наиболее мощными группами влияния, имеющими большие бизнес-интересы и претендующими на значительную часть бюджетного пирога. Классическим примером может служить второе правительство Януковича, которое в 2007 г. насчитывало шесть вице-премьеров (включая первого вице-премьера Азарова), и все они являлись представителями Партии регионов.

У Арсения Яценюка оба правительства были в этом плане минималистичными: оба они начинали с трех вице и заканчивали двумя. В первом правительстве Яценюка пост первого вице занимал Виталия Ярема, который вскоре пересел в кресло генпрокурора, после чего вакансия первого вице так и не была заполнена. Два «простых» вице Владимир Гройсман (беспартийный) и Александр Сыч («Свобода») отвечали соответственно за региональную и гуманитарную политику.

Второе правительство Яценюка вообще обошлось без первого вице. Два из трех «простых» вице одновременно возглавляли министерства: представитель президентской команды Геннадий Зубко был поставлен во главе Минрегионстроя, представитель «Народного фронта» Вячеслав Кириленко — во главе Минкультуры. Еще один пост вице-премьера достался представителю Радикальной партии Олега Ляшко Валерию Вощевскому, однако его влияние было практически нулевым (к тому же он почти все время провел на больничном). Когда после выхода Ляшко из коалиции Вощевский подал в отставку, на жизни страны это никак не отразилось.

На фоне Яценюка, которому вполне хватало двух заместителей, новый премьер Гройсман со своими шестью замами (как у Януковича в 2007 г.) выглядит странновато. То ли это попытка увеличить свой политический вес, то ли, наоборот, это свидетельство его неполноценности и несамостоятельности на посту премьера. Еще более интересно и важно то, как эта трехуровневая система (премьер — вице-премьеры — отраслевые министры) будет работать.

На самом деле шесть замов Гройсмана не одинаковы по своему статусу и будут сильно различаться по своему влиянию. Эту шестерку можно разбить на три пары.

Вице с министерскими портфелями

Два заместителя главы Кабмина будут одновременно возглавлять министерства. Вновь назначенный первый вице-премьер Степан Кубив будет руководить Минэкономики, которое таким образом усиливает свой вес по сравнению с Минфином. В этом назначении отображается смена приоритетов прежде всего у западных доноров (и уже как следствие — у правительства Украины): раньше первоочередной задачей западной помощи была стабилизация украинской финансовой системы, теперь во главу угла ставятся экономические реформы. Кубиву придется отвечать за широкий круг вопросов — от приватизации до энергосбережения и от зоны свободной торговли с ЕС до электронной системы госзакупок.

Сохранивший свой вице-премьерский пост Геннадий Зубко по-прежнему будет руководить Минрегионстроем. Он будет отвечать, помимо прочего, за практическое внедрение политики децентрализации и строительные работы на Донбассе в случае реализации Минских соглашений. Под это тоже будет идти западная помощь. Например, еще в прошлом году был подписан меморандум о совместных намерениях правительства Украины и правительства ФРГ по несвязанному финансовому кредиту, где говорится, в частности, о 300 млн евро, которые «должны использоваться в первую очередь для инвестиций в восстановление и модернизацию инфраструктуры регионов восточной части Украины». Конкретные направления реализации проектов должны согласовываться в рамках двусторонней группы высокого уровня, которая с украинской стороны возглавляется вице-премьером — министром регионального развития, строительства и ЖКХ, а с немецкой — статс-секретарем Федерального министерства экономики и энергетики.

Без портфелей и без влияния

Остальные четыре вице-премьера не имеют министерских портфелей. Двое из них были министрами в предыдущем правительстве и теперь будут курировать свои бывшие министерства, по сути, дублируя вновь назначенных министров. Это Вячеслав Кириленко и Павел Розенко. Кириленко вернул кресло министра культуры Евгению Нищуку, который возглавлял Минкультуры в феврале-декабре 2014 г. и сейчас вновь получил этот пост по квоте БПП. Розенко был вынужден отдать кресло министра соцполитики одному из ближайших соратников Гройсмана Андрею Реве, который последние 10 лет работал заместителем Винницкого городского головы. Реальных рычагов влияния Кириленко и Розенко не получат, также не будут через них проходить финансовые потоки. Максимум, что смогут эти вице-премьеры, это пиарить свои партии — соответственно «НФ» и БПП.

Без портфелей, но с полномочиями

Существенно большими возможностями будут располагать Иванна Климпуш-Цинцадзе и Владимир Кистион. До перехода в Кабмин Климпуш-Цинцадзе являлась народным депутатом от БПП, была первым замглавы парламентского комитета по иностранным делам. Сейчас она получила пост вице-премьера по вопросам европейской и евроатлантической интеграции. В 2005 г. в первом правительстве Юлии Тимошенко уже существовала должность вице-премьера по вопросам евроинтеграции, занимал ее Олег Рыбачук, который не играл большой роли и не запомнился какими-то достижениями. Но Климпуш-Цинцадзе будет в более выгодном положении. На данный момент во всех министерствах есть должность замминистра по вопросам евроинтеграции, а в составе Секретариата Кабмина имеется Правительственный офис по вопросам евроинтеграции, директором которого является заместитель министра Кабинета министров Наталия Гнидюк. Поэтому Климпуш-Цинцадзе с самого начала будет располагать сетью подчиненных ей заместителей министров, в точности дублирующей структуру всего Кабмина. Поскольку в названии ее должности говорится не только о европейской, но и о евроатлантической интеграции, можно предположить, что она будет курировать также и перевод украинских Вооруженных Сил на стандарты НАТО (хотя, конечно, есть сомнения насчет того, насколько ей позволят вмешиваться в этот процесс). Кроме того, Климпуш-Цинцадзе будет влиять на распределение западной помощи, направляемой на европейскую и евроатлантическую интеграцию Украины.

Заметную роль должен получить и Кистион, хотя бы потому, что он входит в ближайшее окружение Гройсмана. С 2008 г. Кистион работал замом, а с 2011 г. — первым замом Гройсмана на посту мэра Винницы, в 2014 г. получил должность первого заместителя министра регионального развития, строительства и ЖКХ (министром тогда был Гройсман). В 2015 г., когда Гройсман был спикером парламента, Кистион перешел в Аппарат Верховной Рады на должность первого заместителя руководителя Аппарата — управляющего делами. Теперь он вице-премьер, занимающийся вопросами АТО и оккупированных территорий. Можно вспомнить прошлогоднюю эпопею со строительством фортификационных сооружений на линии фронта, когда каждая область имела свой участок работ, за который она отвечала. Сейчас подобные всеукраинские проекты будут входить в сферу ответственности Кистиона, также как и регулирование товарных и людских потоков на оккупированные территории Донбасса и Крыма и оттуда.

По настоянию БПП в состав Кабмина включен Вадим Черныш, который получил должность министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц. Для понимания ситуации стоит учесть слова руководителя проекта «Сильные общины Донетчины» Валентина Красноперова, который сталкивался с Чернышом в деле: «Это тот Вадим Черныш, который руководит Государственным агентством по вопросам восстановления Донбасса, у которого за почти год работы сайта своего нет. Это то агентство, о котором гугл индексирует лишь новости о его создании в июне 2015 г. и больше никакой серьезной инфы. Это тот Вадим Черныш, которого мы приглашали в июле на форум в Славянск. И который приехал только на открытие и забыл заглянуть на основную свою панель — «Проблема переселенцев». Короче, я скептично отношусь к такой инициативе с таким руководителем».

Хотя Кистион и Черныш будут дублировать другу друга и конкурировать за влияние, но позиции Кистиона, скорее всего, окажутся более сильными. Однако здесь заслуживает внимания еще один момент. Тот факт, что новый премьер Гройсман ставит одного из самых близких к нему людей на должность вице-премьера, ответственного за Донбасс (при том что уже имеется вице-премьер Зубко, отвечающий за региональную политику), а конкуренты Гройсмана в БПП тут же создают в противовес ему министерство с такой же сферой ответственности, говорит о том, что в этой сфере ожидаются большие перемены.

14 апреля сразу после формирования нового Кабмина президент Петр Порошенко приехал во Львов на открытие завода японской компании «Фуджикура» и там анонсировал свой телефонный разговор с канцлером ФРГ Ангелой Меркель и французским президентом Франсуа Олландом на тему имплементации Минских соглашений и «усиления миссии ОБСЕ, включая международный полицейский контингент». В тот же день Путин в ходе общения с россиянами в прямом эфирерассказал: «У нас не так давно был разговор с Петром Алексеевичем Порошенко, он предложил, это его предложение было, усилить присутствие ОБСЕ, в том числе его предложение, чтобы сотрудники ОБСЕ были с оружием на линии разграничения, и добиться полного прекращения огня. Я считаю, что это правильное предложение, мы это поддерживаем. Но нужно теперь с западными партнерами проработать, чтобы ОБСЕ приняло такое решение, значительно увеличило бы количество своих сотрудников и, если нужно, прописало бы в мандате возможное наличие у них огнестрельного оружия».

Перспектива выборов на оккупированной территории Донбасса под эгидой ОБСЕ становится все более реалистичной. А с ними — и перспектива западной помощи на восстановление экономики Донбасса и его политическую реинтеграцию в состав Украины. Развернувшаяся борьба за контроль над этими финансовыми потоками свидетельствует о том, что события на Донбассе будут разворачиваться быстро.

По материалам: Comments.ua

Материалы по теме: