Юрий Стець: На контролируемых Украиной территориях вещают каналы сепаратистов

Прошло чуть больше полугода с тех пор, как парламент назначил главу нового для страны Министерства информационной политики – Юрия Стеця. Он отвечает в том числе за реализацию программы информационной...

Прошло чуть больше полугода с тех пор, как парламент назначил главу нового для страны Министерства информационной политики – Юрия Стеця.

Он отвечает в том числе за реализацию программы информационной безопасности, противостояния информационной агрессии РФ.

Штат министерства до сих пор полностью не укомплектован. В частности, идут поиски человека, который бы контролировал ведомство на предмет коррупции.

В телефонном интервью “Экономической правде” министр рассказал, когда и как запустится новый украинский международный канал Ukraine Tomorrow, почему не везде удалось обеспечить украинское телевидение в зоне АТО, и что делать с переходом на цифровое ТВ.

Также Стець поделился своим мнением о конфликтах государства с телеканалами “Интер” и “112 Украина” и холдингом “Вести”.

В начале 2015 года было объявлено штатное расписание министерства. Около 30 человек, если я не ошибаюсь. Полностью ли оно укомплектовано?

Всего предусмотрено 29 человек. Сейчас уже есть 19.

То есть еще набираете людей?

Не то чтобы набираем. Все должности, предусмотренные положением, проводятся через конкурс. Вся информация по нему есть на сайте.

Департаменты, которые запланированы в министерстве, уже созданы? Основные из них, насколько я помню, должны заниматься информационной политикой и обеспечивать информбезопасность в военное время.

Да-да. Самое ключевое, чего пока нет, – человека, который отвечает за проверку министерства на коррупцию.

Я консультировался с Егором Соболевым (глава комитета парламента по вопросам борьбы с коррупцией, “Самопоміч”), адептом борьбы с коррупцией, чтобы человек, который будет назначен, вызывал максимальное доверие общества. Мы будем под полным контролем, дабы к нам не было вопросов.

Я слышал, что у вас еще и по кибербезопасности должно быть подразделение. Оно создано, работает?

Это не подразделение. У нас не настолько раздутый штат. Это все в отдельных людях измеряется.

Этот человек уже есть?

Да.

А где вы его нашли? Это какой-то специалист по ИТ?

Касательно людей и их функциональных обязанностей, если хотите, сделайте запрос или на сайте посмотрите.

Это важный вопрос. У нас не так много подразделений в стране занимается кибербезопасностью. Есть CERT- центр реагирования на киберугрозы при Госспецсвязи, но функционал у него сильно ограничен.

Есть еще в СБУ такой же департамент.

То есть ваш человек будет сотрудничать с такими департаментами?

Министерство – это координационный центр на самом деле, а не дубляж функций. Наша ключевая задача – ускорить принятие решений по горизонтали между всеми органами исполнительной власти.

Если говорить о нас в этой сфере, у меня есть человек, который больше занимается юридическим наполнением. А частью концепции национальной безопасности будет в том числе вопрос, связанный с кибербезопасностью.

Здесь речь больше идет об одном из направлений, которое я озвучил 3 декабря после назначения: наработка нормативно-правовой базы в виде постановлений Кабмина и законопроектов, которые должны гарантировать кибербезопасность и вообще информационную безопасность в рамках стратегии безопасности страны.

Вы раньше говорили, что для финансирование проекта можно привлечь внебюджетные деньги. Насколько это удалось сделать?

Ни на одну программу, которую запустило министерство, не было использовано ни копейки государственных денег. Эта информация есть в открытых отчетах. За все время министерство потратило из бюджета 35 тыс грн. Все остальное мы делали за деньги либо грантов, либо доноров.

Например, Киев дает нам на социальные кампании рекламные площади. Мы понимаем, что у государства нет денег и пытаемся не использовать их. Ни один из руководителей министерства не получил ни копейки зарплаты. Все деньги уходят на нужды бойцов АТО либо их семей. Это касается меня и моих замов.

Что удалось сделать по проекту запуска канала иновещания?

Согласно коалиционному соглашению, которое вошло в программу действий правительства на 2015 год, до 30 мая мы должны были представить Кабмину законопроект по иновещанию. Мы его предоставили. Более того, мы создали рабочую группу с комитетом по свободе слова и информации.

Мы этот документ проработали и подаем в Верховную Раду в срок, выходящий из дорожной карты. На БТБ (Банковское ТВ) и УТР будет создан канал Ukraine Tomorrow. 1 июня нам передали юридические полномочия по управлению каналом БТБ. Надеюсь, 1 июля юридическая волокита закончится и с УТР.

Далее, с параллельным принятием закона про иновещание, думаю, в течение месяца мы запустим канал Ukraine Tomorrow. В мире есть 30 млн украинцев и людей, которые идентифицируют себя как украинцы, а также сотни миллионов людей, которые говорят на русском языке.

Ключевая важная тема – чтобы мы дали им альтернативный источник информации. Например, моя мать живет за границей, и у нее в кабельной сети из 50 каналов семь русских и ни одного украинского. Наш канал будет выходить на русском, украинском, английском, будут программы на крымско-татарском языке.

Я никогда не видел за границей УТР, который занимался иновещанием.

Именно это меня и заинтересовало: инструмент, на который уходит много госсредств, не используется или, так скажем, неэффективно используется.

УТР и БТБ теперь объединят в один канал?

Это будет один канал. Техническая база – от БТБ, потому что она самая качественная в Украине. Сергей Арбузов не жалел денег. Также будут использованы спутниковые частоты УТР. Это будет основа для нового канала.

А коллектив чей?

Часть людей, которые остались на БТБ, и те, кто на УТР.

А эфирные частоты БТБ достанутся иновещанию или пойдут на нужны второго украинского общественного канала?

Вы меня заставляете комментировать те вещи, которые, исходя из закона и положения о министерстве, я не могу комментировать, поскольку это будет называться давлением на независимый регуляторный орган.

Проект Ukraine Tomorrow явно недешевый. Откуда финансирование?

В том числе от доноров и меценатов.

А кто они?

Неправительственные организации. Мы будем, как и сейчас, просить поддержать канал, в том числе информационным волонтерством. Я подозреваю, что и в 2016 году в стране будет сложно с деньгами.

Будем пытаться максимально финансировать свои проекты, в том числе Ukraine Tomorrow, за счет внебюджетных средств. В любом случае есть финансовые проплаты, которые должно делать и государство.

Сколько нужно денег в год, чтобы поддерживать такой канал?

Около 200 млн грн.

Вы сможете найти такие деньги у доноров и меценатов?

Вопрос не в том, реально это или нет, а в том, что есть такие цели и задачи, и мы их решим. Я не сомневаюсь, что все четыре цели, которые я себе наметил в момент моего назначения в Кабмин, будут реализованы до декабря.

(Первая цель – публичное рассмотрение, согласование и внедрение стратегии информационной политики. Вторая – налаживание внутренней коммуникации в стране. Третья – информационная геополитическая война с Россией. Четвертая – налаживание структуры по информационной безопасности. – Авт.)

Иновещанием занимается канал “Перший Ukraine” в составе НТКУ как спутниковая версия “Первого национального”. Что будет с ним?

Мы обсуждали этот вопрос с Зурабом Аласанией и четко разграничили, кто, чем и как должен заниматься. Не мешая друг другу, а честно сотрудничая и помогая.

Насколько я знаю, он не знал, что с ним делать.

Это вопрос Зураба, но я думаю, что вряд ли он ему нужен. Расходы, которые идут на этот аудиовизуальный продукт, назовем его так, лучше отдать Зурабу на финансирование общественного телевидения.

В ваши задачи также входило обеспечение вещания украинских телеканалов в зоне АТО. Как с этим обстоят дела?

На последнем медиа-форуме люди, которые приехали с временно оккупированной территории, подтверждали в присутствии Натальи Лигачевой, руководителя проекта “Телекритика”, что в Донецке можно видеть украинские “24 канал”, “5 канал”, “Эспрессо”, “1+1”, “Украина”, можно слушать радио “24”.

Процентов 30 территории, которую мы не контролируем, могут слушать украинское радио и смотреть украинское телевидение.

Однако далеко не все проблемы решены. Есть очевидный факт, что на территориях, которые украинские власти контролируют, в том числе вещают и телеканалы так называемых ЛНР и ДНР. И с этим сложно бороться.

Сигнал идет с захваченных передатчиков и телевышек, которые строились годами во времена Советского союза. Это то, что нельзя построить за три месяца.

Я объясню, о какой территории говорю: речь идет о периметре от Мариуполя вверх. Получается, что территория, которую мы контролируем, это низ, и там нет ни одной вышки. А территория, с которой вешают сепаратисты, это так называемые терриконы, возвышенности, и там есть еще советские вышки.

В Донецке, Краматорске, Славянске и выше, в Луганской области, ситуация гораздо лучше. Недавно новая вышка была установлена на горе Карачун возле Славянска. Первым каналом, который запустили, был “Первый национальный”.

У вас были претензии к прошлому руководству государственного Концерна радиовещания, радиосвязи и телевидения – КРРТ, подразделения которого работают в Донецкой и Луганской областях.

Это не были мои претензии. Это были доказательства прокуратуры о том, что руководство луганского филиала концерна содействовало террористическим организациям “ЛНР” и “ДНР”. Еще не будучи министром, я бил в набат, так как эту ситуацию нужно было менять.

Украинское государство финансирует людей, которые обслуживают телеканалы и радио “ЛНР” и “ДНР”. Соответственно, когда у меня появилась возможность поднять этот вопрос уже будучи членом Кабмина, то Кабмин на это отреагировал и отправил в отставку господина Пивнюка (Александр, экс-глава КРРТ. – Авт.).

Насколько я знаю, он подал в суд о незаконности его отстранения, и проиграл.

Уголовное же дело открыто, в прокуратуре идет производство. Насколько я знаю из отрытых источников, установлено нарушение закона сотрудниками концерна, в том числе содействие террористическим организациям. Есть список людей в уголовном деле, которые обвиняются в нарушении определенных статей УК.

Финансируются ли сейчас эти вышки за счет украинских средств?

Люди, отвечающие за функционирование тех телеканалов, не получают зарплату. Недавно было заявление губернатора (главы ОГА. – ЭП) Луганской области Геннадия Москаля о том, чтобы отключить электроэнергию Луганской телевышке, и было заявление Госспецсвязи, что это невозможно.

В данном случае я стою на позиции Москаля и считаю, что это возможно. В любом случае это решение Госспецсвязи. Со своей стороны, я этот вопрос буду поднимать на заседании правительства.

Как обстоят дела с переходом государственных ТРК в формат общественного телевидения и радио? Я слышал, не слишком гладко, поскольку юридическая реорганизация находится в ступоре.

Существует закон, согласно которому до конца 2015 года должно запуститься общественное телевидение и радио. Я уверен, что в этот срок это будет сделано.

Понятно, что смена логотипа “Первый национальный” еще не означает, что запущено общественное телевидение. Я знаю, что Зурабу в этом плане очень тяжело, мягко говоря. Очень много юридических проблем, в том числе тех, с которыми я столкнулся. Однако у него получится, я в этом уверен.

То есть до конца 2015 года два полноценных телеканала общественного ТВ можно ждать (“Первый национальный” и “Культура”. – Авт.)?

Очень надеюсь на это. В любом случае, это предусмотрено законом.

Какова ваша позиция касательно обеспечения страны цифровым эфирным вещанием, которым занимается компания “Зеонбуд”? У регулятора в последнее время появилось много нареканий на ее работу.

Есть монополист, который называется “Зеонбуд”. И мы знаем, что этим провайдером цифровых частот владеет семья Януковичей.

А какой факт на это указывает?

Ну, вы же тоже читаете интернет.

Там всякое пишут. Как почитаешь, так страшно становится.

Слушайте, я тоже читал “Экономическую правду”, где написано, что люди, которые аффилированы с семьей Януковича, так или иначе связаны с компаниями, которые являются учредителями компании “Зеонбуд”.

Я думал, что у вас уже есть конкретные факты.

Как только у меня будут факты, мы обязательно их обнародуем. Кроме того, юридически аргументированных фактов хватило бы не только для признания “Зеонбуда” монополистом, но и для проведения нового прозрачного конкурса. Первый конкурс был непрозрачен. Это политический рекет украинских каналов.

Вам не кажется странным, что при всей сложной ситуации в Украине с организацией вещания до сих пор не раскрыты собственники “Зеонбуда”?

Это кажется очень странным. Так не должно быть. Надеюсь, что с принятием закона о прозрачности медиа, авторами которого являются Николай Княжицкий и Вадим Денисенко, эта проблема в Украине исчезнет навсегда.

На днях за него проголосовали в первом чтении, и в ближайшее время он вступит в силу. Это будет законный способ узнать конечных собственников и “Зеонбуда”, и телеканалов. А в Украине их около двухсот. Думаю, что только у около 20 из них есть публичная информация, кто их собственники.

Должен ли КРРТ стать провайдером цифрового ТВ?

Цифровой ресурс – часть информационной безопасности страны. Я вижу это так: 50% + 1 в цифровом провайдере – у государства, 49% – отдать на прозрачный конкурс с привлечением частного инвестора, в том числе зарубежного.

При этом у нас не будет ситуации в цифровом вещании, когда все телеканалы и радиостанции может выключить один человек одним рубильником. Например, менеджер теоретически возможной компании “Зеонбуд”, которая теоретически принадлежит семье Януковичей.

Конфликт между телеканалом “112 Украина” и Национальным советом по вопросам телевидения и радиовещания зашел в тупик. Регулятор не хочет переоформлять вещателю региональные лицензии на общенациональную. Канал говорит о притеснении свободы слова. На чьей стороне правда?

Если говорить о юридической составляющей, то “112” нарушает условия лицензии. Там прописано, сколько какого программного продукта должно быть. Компании, о которых они говорят, это региональные каналы. Лицензии на них с конкретными условиями получили структуры, созданные во времена Януковича.

В данном случае Нацсовет юридически имеет полномочия для того, чтобы принять решение о неперелицензировании. Однако это исключительно мой вывод как эксперта. А вообще, это правовые отношения между “112” и Нацсоветом, и я не хочу вмешиваться. Меня интересует, чтобы не пострадали права журналистов.

Еще один скандал – с каналом “Интер”. На Нацсовет пытались повлиять депутаты. Одни хотели, чтобы каналу не продлевали лицензию, так как он якобы пророссийский, другие поддерживали вещателя и напоминали о нарушении свободы слова. Вы какую сторону поддерживаете?

Мое мнение следующее: если не знаешь, как делать, делай по закону. Если не хватает законодательной базы – вноси изменения в законы через парламент, и тогда она появится. В данном случае все очень просто.

Нарушил ли букву закона “Интер”, когда показывал Кобзона (в новогоднюю ночь в “Огоньке”. – Авт.)? Нет, но это вызвало определенный общественный резонанс.

Я предложил законодательную инициативу, как можно это отрегулировать. Если Верховная Рада примет ее, то можно будет ограничивать появление на телеканалах людей, которые являются для страны персонами нон грата.

Медиа-сообщество обсуждает ситуацию, сложившуюся в холдинге “Вести”. На днях там прошли обыски. Часть журналистов считает, что его нужно закрыть, а часть активно поддерживает. Вы что думаете?

Насколько я понимаю, речь идет о каких-то уголовных делах, которые открыты в контексте нарушения налогового законодательства. Это никак не влияет на права журналиста. Это исключительно экономический вопрос.

Насколько я знаю, у журналистов конфисковали компьютеры, и они не могут полноценно работать.

Я этого не слышал. Газета “Вести” выходит, разве нет? Думаю, вам проще будет об этом узнать, сделав запрос в налоговую инспекцию.

Автор материала: Стас Юрасов

По материалам: Epravda.com.ua

Материалы по теме: