Ядерная травля: что стоит за попыткой сместить руководство «Энергоатома»

В повестке дня завтрашнего заседания правительства одним из пунктов стоит «Отчет о мероприятиях по борьбе с коррупцией в НАЭК «Энергоатом». Докладчик – Юрий Недашковский, президент «Энергоатома». Итогом этих слушаний,...

В повестке дня завтрашнего заседания правительства одним из пунктов стоит «Отчет о мероприятиях по борьбе с коррупцией в НАЭК «Энергоатом». Докладчик – Юрий Недашковский, президент «Энергоатома». Итогом этих слушаний, по информации источников Forbes на энергорынке, может стать ряд радикальных решений, вплоть до взятия главы «Энергоатома» под стражу.

Сам Недашковский еще весной 2014 года, когда в четвертый раз за последние 10 лет был назначен на эту должность, стал инициатором проверки деятельности компании. Однако до сих пор ни Государственная фискальная служба, ни Счетная палата Украины не обнародовали окончательный отчет по результатам проверки.

Премьер-министр Арсений Яценюк на заседании Кабмина 20 мая потребовал от этих структур наконец-то «дать оценку собранным материалам и сделать выводы». Параллельно поручению премьера появился запрос народного депутата от БПП Сергея Каплина.

В нем нардеп обвиняет Недашковского в сдаче интересов украинского ядерного комплекса: заключении в 2011 году (по требованию бывшего президента Виктора Януковича) с российской ТВЭЛ тайного контракта на поставку топлива по завышенным ценам; срыве проекта по строительству сухого хранилища отработавшего ядерного топлива для трех украинских АЭС с компанией Holtek; торможении сотрудничества с американской Westinghouse по вопросу диверсификации поставок ядерного топлива. И «контрольный выстрел» – разворовывание волонтерской помощи в зону АТО, которую сам же «Энергоатом» собирает и отправляет.

Все пояснения по поводу выдвинутых обвинений должны были быть предоставлены авторам запроса к 16.00 29 мая. Случилось это или нет, неизвестно – на момент подготовки материала телефон депутата был вне зоны доступа.

«Специалисты» широкого профиля

Согласно тексту запроса нардепа Каплина, о тайной сделке с ТВЭЛ по поручению Януковича он узнал из СМИ, и сразу же направил запрос еще и в Швейцарскую Конфедерацию. Очевидно, Каплин читает только швейцарскую прессу – именно там вышел материал о подозрении в отмывании «атомных» денег коллегой Каплина – депутатом Николаем Мартыненко. В украинской прессе «тайная сделка с ТВЭЛ по поручению Януковича» не освещалась.

Не слышали о ней и профессионалы-атомщики. «У нас есть контракт с ТВЭЛ от 2010 года, который выполняется обеими сторонами. (…) Здесь его [Каплина] порядочность и профессионализм – как и тех, кто ему помогал этот запрос писать, – у меня вызывают глубокое разочарование», – дает свою оценку Григорий Муляр, президент Украинского ядерного общества, экс-глава департамента атомной энергетики и ядерно-промышленного комплекса Министерства энергетики и угольной промышленности Украины.

Что касается остальных обвинений нардепа Каплина в адрес нынешнего главы «Энергоатома» – то эти вопросы было бы уместнее задавать Андрею Деркачу. Именно он в 2006-2007 годах возглавлял НАЭК «Энергоатом», сменив на этом посту Юрия Недашковского. И именно при нем остановились все проекты по СХОЯТ и диверсификации поставок ядерного топлива с Westinghouse. Он не стеснялся публично ставить под сомнение целесообразность сотрудничества с американскими компаниями. Кроме того, сами народные избранники только в 2012 году проголосовали за землеотвод под строительство СХОЯТ, а сам акт землеотвода подписан директором Чернобыльской зоны отчуждения еще двумя годами позднее – в 2014-м.

«Все это время, 2014-2015 годы, деятельность «Энергоатома» сопровождаласьинформационной войной, инспирированной «Росатомом». Я с сожалением констатирую, что в эту войну Россией вовлечены украинские журналисты и эксперты, – описывает текущую ситуацию Ольга Кошарная, директор по связям с общественностью ассоциации «Украинский ядерный форум». – На руку РФ играют и украинские так называемые «экологи», которые организовали настоящую травлю НАЭК «Энергоатом». В условиях неплатежей от «Энергорынка» они заваливают письмами ЕБРР и «Евроатом», чтобы те не давали кредиты на реализацию комплексной программы повышения безопасности украинских АЭС».

Украинским «экологам», как и депутату Каплину, тоже не нравится строительство сухого хранилища отработавшего ядерного топлива и использование диверсифицированных топливных сборок от американской Westinghouse. Но, в отличие от Каплина, они считают, что эта работа идет слишком интенсивно, и Недашковский этому способствует. А также они выступают против продления сроков эксплуатации атомных энергоблоков.

При этом многие из них – это «люди, которые не видят разницы между отработавшим топливом и радиоактивными отходами, которые высокотехнологичные инженерные сооружения, отвечающие всем современным требованиям, в том числе международным по ядерно-радиационной безопасности – сухие хранилища отработавшего топлива, – называют могильниками», – возмущается Кошарная. По ее словам, стране крайне необходимы открытые профессиональные эксперты по вопросам ядерной политики и работы атомной отрасли.

Цена вопроса

Вот уже который год всевозможные внутренние и внешние силы, стремящиеся воздействовать на работу «Энергоатома», пытаются поделить рынок и обороты. Среди них – экологические организации, официально получающие европейские гранты. Например, недавно Национальный экологический центр Украины (НЭЦУ) получил 200 000 евро от Европейского банка. Следовательно, можно ожидать возросшей активности противников СХОЯТ и подобных проектов.

Весной 2014 года был подписан контракт между НАЭК «Энергоатом» и Westinghouse на поставки топлива после 2015 года, а 30 декабря – дополнение к этому контракту о поставках дополнительных объемов в случае форс-мажорных обстоятельств. Имеется в виду ситуация возможного прекращения поставок российской ТВЭЛ ядерного топлива для наших АЭС. Сумма допсоглашения составляет около $700 млн.

Более того, 24 апреля 2015 года был подписан контракт на поставки обогащенного урана между французской Areva и «Энергоатом». Уран планируется направить на производство топлива компании Westinghouse. Впервые в независимой Украине услуги по изотопному обогащению урана, стоимость которого составляет около 70% в цене готового топлива, подписали не с российской компанией. Россия имеет избыточные мощности по изотопному обогащению. Подписание Украиной контракта с американской компанией означает для российской монополии потерю рынка.

Также, по словам Григория Муляра, оборот «Энергоатома» в 2014 году составил 27 млрд гривен, инвестиционная программа на 2015 год стоит порядка 3 млрд гривен, рассчитанных на 12 проектов, основные из которых – комплексная программа повышения безопасности АЭС и продление сроков эксплуатации энергоблоков. «Мы в Украине живем, найдутся желающие отщипнуть. Закон о закупках у нас не совсем совершенный», – вынужден признать эксперт.

Еще в прошлом году в «Энергоатоме» создана группа с участием специалистов предприятий энергетического машиностроения Украины, которые сформировали базу данных предприятий-производителей по всей номенклатуре основного оборудования для АЭС. Предполагается заключение долгосрочных контрактов. Среди них – ОАО «Турбоатом», НПО им. Фрунзе, ОАО «Энергомашспецсталь», ГП «Завод им. Малышева», ГП «Электротяжмаш», всего около 40 предприятий по всей Украине, которые могут получить многомиллионные контракты.

Но почти каждый месяц компания сталкивается с различными препятствиями со стороны фирм-посредников, давно закрепившихся на этих финансовых потоках. Они, пользуясь несовершенством антимонопольного законодательства Украины и отсутствием формализованных санкций в отношении предприятий страны-агрессора или их официальных представительств в Украине, срывают поставки оборудования и комплектующих, чем тормозят ремонтные процессы.

«Кадровый резерв»

К окончанию сроков, отведенных нардепом Каплиным в резонансном депутатском запросе, – в прошлую пятницу – в СМИ появилась информация, что возможный кандидат на замещение Юрия Недашковского на посту президента «Энергоатома» – бизнесмен Станислав Дяминов. По данным СМИ, лоббируют это назначение министр энергетики Владимир Демчишин и и.о. главы НКРЭКУ Дмитрий Вовк. О Дяминове известно то, что в начале 1990-х он был совладельцем компании «Станк», занимавшейся перепродажей 20% электроэнергии, производимой Запорожской АЭС.

Это была классическая бартерная схема в украинской атомной энергетике, крупнейшим игроком которой считалась фирма «Бринкфорд» Давида Жвании и Николая Мартыненко. Состояла она в следующем: фирма заключала контракт с атомной станцией на поставки топлива – российских ТВЭЛов, забирала электроэнергию, поставляла ее на крупнейшие промышленные предприятия, продукцию этих предприятий продавала на экспорт за рубеж, на вырученные деньги покупала ТВЭЛы… В это время неплатежи на энергорынке были просто катастрофическими, все отрасли электроэнергетики находились на грани коллапса.

Схему начал «оптимизировать» еще Павел Лазаренко в 1996 году. Фирма Дяминова, в отличие от «Бринкфорда», не выжила в этой борьбе, и Дяминову пришлось покинуть Украину. Сама же атомная отрасль страны расхлебывала последствия такого «бартера» вплоть до начала 2000-х, пока полностью не перешла на прямые контракты с российским производителем топлива. Революцию произвела Юлия Тимошенко, тогдашний вице-премьер в правительстве Ющенко, «волевым решением» отменив бартерные схемы в электроэнергетике.

«Я лично был знаком со Станиславом Рустемовичем (Дяминовым. – Forbes), это коммерсант, бизнесмен. Но Станислав Рустемович никогда не имел ни технического образования, ни дел с производством, ни опыта работы на атомных электростанциях. Возможно, его потенциал – участие в каких-то рабочих группах по приватизации, других экономических проектах», – предполагает Григорий Муляр.

Одним из препятствий на пути Дяминова в кресло главы «Энергоатома» является приказ министра энергетики от 2013 года, где четко сказано, что у претендента должно быть профильное образование и не менее пяти лет опыта работы. А соответствующую группу, которая принимала экзамены на предмет выдачи лицензии на допуск руководителям эксплуатирующих организаций в отрасли, возглавлял Григорий Муляр.

В 2013 году министр ТЭК Едуард Ставицкий вынужден был подписать этот приказ, потому что такова была рекомендация Всемирной ассоциации операторов АЭС (ВАО АЭС) после аварии на японской «Фукусиме» в 2011 году. Ассоциация, куда входят операторы всех АЭС мира, выяснила, что во главе компании Tecta, которая эксплуатировала АЭС «Фукусима», стоял не профессиональный атомщик, а просто менеджер, который не понимал тех процессов, которые происходят в реакторе.

Если бы это был атомщик, масштабы катастрофы были бы намного меньше, посчитали в ВАО. В связи с чем и выдали рекомендацию, что во главе эксплуатирующих организаций должны быть профессионалы, прошедшие «полный цикл» профподготовки, работая на атомных станциях. Ставицкий, как и многие другие украинские чиновники, подписывал подобные рекомендации мировых регулирующих организаций, рассчитывая на лояльность западных структур в будущем. Как известно, затем он «осел» в Израиле.

К сожалению, на Чернобыльской АЭС в 1986 году была такая же ситуация – главным инженером станции был электрик. Человеческий фактор наложился на проектные и конструктивные недоработки реактора, и чиновник просто не мог понять последствий сложившейся техногенной ситуации на 4-м блоке.

Последний рубеж

После смены власти в Украине и оккупации части территории именно благодаря атомной энергетике стране удалось избежать энергетического коллапса. В связи с тем, что ряд теплоэлектростанций оказались на неподконтрольной Украине территории, а также были разрушены военными действиями, энергосистема страны потеряла часть маневренных мощностей. Осложнила задачу и невозможность обеспечить доступ к запасам антрацитового угля, добываемого на шахтах Донбасса. Как писал Forbes, запасы угля на складах тепловых электростанций Украины в период с 18 по 25 мая увеличились на 6,3% – до 940,76 тыс. тонн. Но вместе с тем имеющегося объема угля недостаточно для стабильной работы энергосистемы.

На этом фоне возрастает нагрузка на украинских атомщиков, как и значение этого сектора в сохранении стабильных поставок электроэнергии потребителям страны. Так, в августе 2014 года были сняты диспетчерские ограничения на производство электроэнергии на АЭС, ее доля повысилась в общем балансе до 55%. В сентябре 2014 года – до 60%, а в отдельные периоды и дни производство достигало 65% от общего баланса. По итогам января-апреля 2015 года доля ядерной энергии в среднем составила 53%.

В то же время долг ГП «Энергорынок» перед атомщиками только за три месяца 2015 года составил почти 3,4 млрд гривен, с учетом долгов предыдущего периода – 9,7 млрд гривен. При этом три блока отечественных АЭС необходимо отключить для продления сроков эксплуатации. Речь идет о блоке №2 ЮУАЭС, срок эксплуатации закончился 12 мая 2015 года; блок №1 ЗАЭС – завершится в декабре 2015 года; блок №2 ЗАЭС – в январе 2016 года. В итоге из энергобаланса практически будет выведена мощность в 3000 МВт, что почти равноценно тому дефициту, который испытала Украина прошедшей зимой и результатом чего стали аварийные отключения потребителей.

По здравой логике, этот вопрос должен заинтересовать и премьер-министра Яценюка – в свете подготовки к следующему отопительному сезону, успешное прохождение которого уже сейчас вызывает множество опасений. Если же массированная кампания против «Энергоатома» достигнет своей цели, это откроет реальные возможности для рыночного перекоса в сторону теплогенерации в лице компании ДТЭК. Кроме того, «вынужденным шагом» станет не только возобновление, а и увеличение импорта электроэнергии из России – что, собственно, и является конечной целью «Росатома», опосредованно причастного к нынешней травле украинских атомщиков.

За последние 10 лет НАЭК «Энергоатом», кроме Юрия Недашковского, возглавляли: Андрей Деркач, Виссарион Ким и Никита Константинов. Соответственно, все обвинения, озвученные в запросе Сергея Каплина, можно смело адресовать им всем.

Автор материала: Инна Коваль 

По материалам: Forbes.ua

Материалы по теме: