Вся власть — украинцам

Децентрализация — передача власти, ресурсов и ответственности в регионы — всё больше становится тем локомотивом, который потянет за собой все остальные преобразования в Украине. Децентрализация по своей сути заточена...

Децентрализация — передача власти, ресурсов и ответственности в регионы — всё больше становится тем локомотивом, который потянет за собой все остальные преобразования в Украине. Децентрализация по своей сути заточена на то, чтобы люди делали реформы в своих общинах своими же собственными руками — прямо сейчас и имеющимися ресурсами. Это — лакмусовая бумага. Когда возможности для реформ своими же руками созданы, а люди их отказываются использовать, то тут уж шила в мешке не утаишь. Значит, проблема не в политиках, не в чиновниках и не в олигархах, а в нас самих.

Одна из краеугольных проблем любых реформаторских процессов в Украине — откликается ли реально общество на те или иные преобразования? Сейчас реформаторы всё больше делятся ощущениями, что они со своими идеями живут и работают в одной реальности, а миллионы украинцев — в совершенно другой. Как сшивать эти реальности? Каковы причины того, что нет общественного отклика? И как выявить и измерить этот отклик? Почему одни украинцы откликаются, а другие не демонстрируют никакого интереса? Без ясных ответов на все эти вопросы действенные реформы в Украине провести не получится.

Децентрализация, включающая в себя и реформу местного самоуправления, — это, возможно, единственная реформа, которая своими же результатами позволяет определить реальный отклик общества на проводимые в стране реформы. Вот конкретные цифры, проясняющие ситуацию получше многих соцопросов. Так, в Украине приблизительно 12 тыс. территориальных общин, из которых более 6 тыс. приняли решение об объединении. Но реальную активность проявили лишь 793 общины, создавшие 159 объединённых общин. Это — главный итог годичного процесса децентрализации, который сегодня в основном сосредоточен на развитии, становлении и поддержке именно этих 159 объединённых общин.

На эти цифры можно посмотреть под разными углами. С одной стороны, отклик общества на проводимые сегодня реформы есть. Всё-таки новые общины реально существуют и активно организовываются. С другой стороны, лишь менее десятой части всех общин демонстрируют этот самый отклик. Т. е. подавляющее большинство членов нашего общества всё же не реагирует на новации и преобразования в стране — это ещё один непреложный факт, который неизбежно следует из упомянутых выше цифр. В основной своей массе украинцы остаются инертными, безынициативными и невоодушевлёнными.

Всё это даёт возможность одновременно утверждать две взаимоисключающие вещи: что никаких реформ в стране нет и всё у нас категорически плохо или что именно сейчас в Украине есть за что зацепиться и выгрызть шансы на успешные реформы. Итоговый выбор — за каждым отдельно взятым украинцем. Первый вариант — проще и ни к чему не обязывает, но он приведёт к гибели нашего общества. Второй вариант — тяжелее и ответственнее, но именно он даёт нам шанс на будущее.

А людям, двигающим сегодня процесс децентрализации, всё же есть чем похвастаться по итогам минувшего года. Во-первых, они на своём собственном примере сумели продемонстрировать, что главный двигатель любой реформы в Украине — это люди и их внутренний настрой. Децентрализация объединяет сегодня много самых разных воодушевлённых людей — из руководства общин, общественных организаций, власти, бизнеса и т. д. Именно их вдохновение и вера в успех лежат в основе того, что реально самодостаточные общины появились как будто из воздуха и быстро учатся жить своими силами. Без вдохновения и воодушевления реформы у нас вообще невозможны.

Во-вторых, именно в рамках децентрализации, вероятно, впервые в Украине заявили о себе и развернулись на всю мощь общественные организации принципиально нового типа. Речь идёт о тех организациях, которые искренне настроены на оздоровительные реформы и действуют с позиции всестороннего доверия к себе. Такого рода организации, не имея вообще никаких властных полномочий, становятся универсальными коммуникаторами всех со всеми. Это позволяет быстро и на доверии решать даже сложные, принципиальные и конфликтные вопросы самых разных уровней и компетенций.

В рамках децентрализации таким универсальным коммуникатором стал, например, «Институт гражданского общества». Его директор по науке и развитию Анатолий Ткачук — одна из знаковых фигур процесса децентрализации. Он не командует, но его слушают и уважают. С ним не просто советуются и его мнению не просто доверяют — он своим азартом и уверенностью постоянно вдохновляет других людей на продолжение работы. Даже если кажется, что всё неизбежно закончится поражением и титанические усилия пойдут прахом.

За такого рода организациями — будущее. Хотя сейчас их и не так много в Украине — к этому приближается, к примеру, Проектный офис Нацсовета реформ . Пока ещё не раскрытый потенциал есть и у Офиса эффективного регулирования.

В-третьих, власть не доминирует в процессе децентрализации, а просто занимает в нём свою нишу и лишь делает всё от неё зависящее. Она создаёт разнообразные инструменты для развития новых общин — принимаются законы, разрабатываются другие нормативно-правовые акты, формируется финансовый потенциал общин и т. д. Власть также по мере возможности решает и насущные проблемы общин — с финансированием, с недостатком информации, с нехваткой образования у лидеров общин и т. д.

Но не более того – в Украине власть уже не способна задавать тон и импульс реформам. Практически всё будут решать внутренний настрой и решимость миллионов наших граждан. И, кстати, чиновники и политики, поддерживающие процесс децентрализации, это признают и об этом постоянно публично говорят. В отличие от многих других реформаторских направлений, где высокопоставленные представители власти абсолютно уверены, что реформы могут исходить только от них и все должны подчиниться исключительно их видению.

Примечательно, что наша власть действительно создала и продолжает создавать инструменты для становления и развития общин — как нынешних, так и будущих. Все они на слуху — больше налогов теперь остаётся в регионах и это уже привело к значительному перевыполнению бюджетов общин в 2015-2016 гг.; из госбюджета выделяются дополнительные средства на развитие именно общин; отлаживаются бюрократические процедуры — по регистрации общин и т. д.; первые лица во власти, отвечающие за децентрализацию, чуть ли не на постоянной прямой связи с руководством общин и т. д.

Во всяком случае, всё это сегодня — несоизмеримо больше, чем то, что было на старте у нынешних 159 объединённых общин. Последние вообще создавались и доказывали своё право на жизнь зачастую без многих необходимых законов и ясных представлений о финансировании. В сущности, многие реформаторские процессы в этих общинах шли задолго до старта децентрализации в Украине — просто такого рода люди с мощным внутренним потенциалом руководят этими регионами.

И, наконец, в-четвёртых. Именно децентрализация даёт всем нам шанс справиться с нашей коллективной неудовлетворённостью жизнью и отсутствием внутреннего ощущения реализованности. Во многом именно эти неудовлетворённость и нереализованность лежат в основе наших пресловутых коллективных апатий, безынициативности, вялости и инертности. Наш человек внутренне не заводится и не чувствует вкус жизни, если он не ощущает, что работает на благо и в интересах своего общества. Не какого-то там абстрактного и многомиллионного, которого и в голове не представить – не то что взглядом охватить. А вполне конкретного – того, что его окружает: семьи, соседей, членов родной общины и т. д.

Только работа на благо общества даст украинцам внутреннее ощущение реализованности и удовлетворённости жизнью — другого лекарства от наших коллективных проблем и неурядиц просто не существует. Равно как и другой основы для реформ. Создание новых общин, а также работа на их развитие и процветание — это путь к преодолению наших колоссальных внутренних нехваток в масштабе всего общества. Ни много, ни мало.

Именно поэтому 159 новых общин — это не реформаторский провал, а драгоценный потенциал и невероятный шанс на будущее. Правда, это лишь первая волна — мощная, сильная и стремительная. Вторая волна будет, скорее всего, гораздо менее внушительной. А третьей может и вообще не случиться. Если мы все коллективно не осознаем, что в Украине больше не осталось реформ, которые можно осуществить какими-либо другими руками, кроме наших собственных.

Автор материала: Андрей Уменец

По материалам: Eizvestia.com

Материалы по теме: