Виталий Портников: Мы и НАТО

Есть ещё одна задача, без решения которой не имеют смысла все остальные — это укрепление обороноспособности страны. Если мы хотим, чтобы войны не было, то главным является евроатлантическая солидарность....

Есть ещё одна задача, без решения которой не имеют смысла все остальные — это укрепление обороноспособности страны. Если мы хотим, чтобы войны не было, то главным является евроатлантическая солидарность.

Если мы хотим, чтобы войны не было, то главным является евроатлантическая солидарность. Приглашение участвовать в варшавском саммите НАТО, официально полученное президентом Украины на фоне сегодняшнего заседания Россия — НАТО, на самом деле означает гораздо больше, чем все наши европейские страдания. Потому что основные этапы, которые могла пройти Украина с её только нарождающейся политической системой и маргинальной пока что экономикой, на пути к европейской интеграции, пройдены.

Соглашение об ассоциации подписано и действует. Безвизовый режим для туристических поездок будет предоставлен буквально на днях. Впереди — десятилетия серьёзнейших экономических и политических преобразований, результатом которых может стать присоединение к Европейскому Союзу. В том виде, разумеется, в котором ЕС будет существовать через 20-25 лет.

То, что нам предстоит сделать, хорошо известно каждому. Это модернизация экономики, нахождение своего места в механизме европейского распределения труда и капитала, преодоление коррупции и патерналистского характера украинского общества. Каждая из этих стратегических задач требует серьёзных усилий. Но есть ещё одна задача, без решения которой не имеют смысла все остальные — это укрепление обороноспособности страны. А значит — евроатлантическая интеграция.

Для наглядности приведу пример Грузии, страны, на которую Россия напала после нескольких лет экономических реформ и борьбы с коррупцией. Помогли ли эти успехи жителям Гори, которые увидели на своих улицах российские танки? И изменила бы что-то некоррумпированная патрульная полиция, если бы Медведев и Путин решили бы взять Тбилиси?

Борьба с коррупцией — это, конечно, очень хорошо. Но если нас втянут в войну некоррумпированными и мы её проиграем, наши уцелевшие политики будут всего лишь писать мемуары о своих успехах и издавать их в эмиграции или на оставшейся части территории страны.

Не очень веселая перспектива. Украина, конечно, не Грузия. Грузия — маленькая горная страна с традиционно отсталой даже по советским меркам экономикой, истощенная десятилетиями территориальных и гражданских конфликтов, измученная патернализмом общества и некомпетентностью собственной элиты. Администрация Михаила Саакашвили проводила интенсивную военную реформу, но в случае нападения России страна все равно была обречена — силы уж слишком неравны. Украина может обороняться сама.

Но если мы хотим, чтобы войны не было, то главным является евроатлантическая солидарность. И для Грузии, и для нас. Потому что в этом случае Путин просто не полезет. Он ведь не только Грузию может оккупировать или от Украины кусок земли оторвать. Он и балтийские страны может захватить. Только не станет. Потому что они под евроатлантическим «зонтиком».

Нынешние заявления министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу о необходимости принятия Грузии в НАТО без прохождения ей ПДЧ выглядят запоздалым извинением. Если бы страны НАТО заняли такую позицию накануне российско-грузинского конфликта, не было бы войны, этнических чисток в Южной Осетии и страданий грузинского народа. А если бы в НАТО была Украина — не случилось бы Крыма и Донбасса. Путин огрызался бы, но сидел смирно. Своё место он знает. Важно, чтобы мы вместе с союзниками по НАТО имели решимость его на это место поставить. А без евроатлантической интеграции Украины это просто недостижимо.

По материалам: Argumentua.com

Материалы по теме: