Вечная реформа налоговой службы

На минувшей неделе правительство анонсировало институциональную реформу Государственной фискальной службы, завершить которую, согласно заявлению министра финансов Наталии Яресько, планируется до конца 2016 года. Важность этого шага также заключается в...

На минувшей неделе правительство анонсировало институциональную реформу Государственной фискальной службы, завершить которую, согласно заявлению министра финансов Наталии Яресько, планируется до конца 2016 года. Важность этого шага также заключается в том, что реформирование ГФС является одним из предварительных условий выделения Украине второго транша от МВФ согласно программе EFF.

Декларируемая цель реформы – ликвидация коррупции, устранение возможностей для контрабанды и уклонения от налогов. В Минфине надеются благодаря высоким технологиям минимизировать влияние человеческого фактора и значительно сократить количество сотрудников. Налоговую милицию предполагается подвергнуть «демилитаризации», дабы она не была карательным органом. Также планируется объединить ключевые сервисы ГФС. По словам министра, основными задачами реорганизации являются «увеличение прозрачности процесса принятия решений, а также создание системы сдерживания и противовесов, перекрестного контроля и внутреннего аудита и надзора внешних экспертов».

Премьер-министр Арсений Яценюк при этом потребовал от руководства ГФС сменить руководителей отделений службы в регионах и в течение квартала изменить подход к работе. «Я требую от Государственной фискальной службы тотальной смены руководства на местах», – сказал он в среду, 24 июня, добавив, что реформа ГФС должна быть не косметической, а «всеобъемлющей и глубокой». На достижение ощутимых изменений в работе премьер отвел три месяца.

Более того, Кабмин собирается перевести ГФС в подчинение Минфину. Наиболее коррумпированные таможни премьер предложил передать в управление западным компаниям.

Фискальное дежавю

Заявление можно было бы воспринять всерьез, если бы премьер-министр приступил к работе несколько недель назад. В данном случае вспомнился столь же насыщенный первый брифинг бывшего руководства ГФС в лице Игоря Билоуса, Владимира Хоменко и Виталия Науменко, которого немного позже заменили Анатолием Макаренко. «Дирижировал» тогда экс-министр финансов Александр Шлапак.

Обещанных перемен в работе налоговых органов бизнес так и не увидел, разве что вывеска «Министерство доходов и сборов» сменилась на другую – «Государственная фискальная служба»
Номинально выбирать предыдущий состав руководства ГФС премьер поручил бизнесу. На деле же у него в руках оказались все рычаги влияния на службу, поскольку как министр финансов Шлапак, так и инвестбанкир Билоус, делегированные «от представителей бизнеса», были близкими к Яценюку людьми.

В те времена также много говорилось о реформе «фискального монстра», созданного экс-главой Миндоходов Александром Клименко в кооперации с другими чиновниками из окружения Виктора Януковича. На деле модель, построенная прежней властью, пришлась по душе премьеру. На протяжении года новые руководители страны успешно ею пользовались. Обещанных перемен в работе налоговых органов бизнес так и не увидел, разве что вывеска «Министерство доходов и сборов» сменилась на другую – «Государственная фискальная служба».

Карьера прошлого состава руководства ГФС закончилась так же громко, как и началась, но только с результатами, противоположными ожидаемым. 24 февраля Арсений Яценюк отстранил первых лиц фискального органа от должностей и поручил провести служебное расследование, по результатам которого Макаренко и Хоменко были уволены, а Билоус вскоре сам ушел в отставку – чтобы спустя несколько недель возглавить Фонд госимущества.

При этом члены специальной комиссии подписались о неразглашении информации, которую они получили в ходе этой проверки – и ее результаты так и остались недоступными для общественности.

От премьера к президенту

После отставки руководства ГФС премьер пошел дальше, поручив организовать грандиозный конкурс по выбору нового главы с привлечением международных HR-компаний и общественности.

Идеолог налоговой реформы Елена Макеева, замминистра финансов, на брифинге, где Минфин объявил финалистов, отметила, что возглавлять службу должен человек, который не только понимает налоги, но и имеет опыт в руководстве крупными компаниями: «Очень важно, чтобы этот человек был дистанцирован как от политических процессов внутри страны, так и от влияния интересов финансово-промышленных групп или большого бизнеса».

В предложенном списке из шести десятков кандидатов, теоретически, такие люди были. Однако нового главу сложно назвать человеком, далеким от большого бизнеса и политики. Этот пост в итоге занял Роман Насиров – депутат от БПП, глава парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики, ранее работавший в инвестбанкинге. В течение года – до апреля 2014-го – занимал пост заместителя председателя правления Государственной продовольственно-зерновой корпорации.

Затем Насиров получил двух заместителей – Сергея Билана и Константина Ликарчука. Первый заместитель главы ГФС Билан с 1998 года работал в СБУ, занимая различные должности в оперативном и руководящем составе. С 2006 года он стал директором ООО «Аквалэнд», а в 2013-м – директором ООО «Гелекс-системз». Затем в марте 2014 года вернулся в СБУ. «Он – офицер, порядочный человек, по которому нет ни единого факта запятнанности. Три месяца он находился в АТО», – так представил своего нового коллегу Роман Насиров. Проблемой в данном случае является то, что в украинских реалиях для СБУ контрабанда является одним из способов заработка.

Еще одним заместителем главы ГФС стал Константин Ликарчук. «Мы пытались найти человека действительно не из системы, который будет специалистом, и с кристально чистой репутацией. Константин больше 15 лет работал в ведущих юридических компаниях. У него хорошее образование, зарубежное. Я думаю, этот человек сможет построить правильный режим таможенной службы Украины», – такой ремаркой сопроводил новое назначение Насиров.

Утверждать, что Ликарчук «не из системы» – тоже сложно. Компания Avellum pernters, в которой ранее работал новый назначенец, в этом году стала внутренним советником Минфина по вопросам обслуживания внешнего долга Украины. Согласно данным собеседников Forbes, внешнему советнику – компании White&Case – такое указание поступило из Минфина.

На основании чего было отдано предпочтение именно компании Ликарчука, в Минфине не объяснили. Не прокомментировали этот эпизод и в самой White&Case. Также в министерстве не ответили на вопрос, сколько бюджетных средств будет потрачено на сотрудничество с этой структурой. По данным Forbes, подобный контракт стоит не менее 30 млн гривен, но сколько из них получит Avellum parnters, а сколько White&Case – неизвестно.

Собеседники Forbes, близкие к Минфину, связывают Ликарчука с депутатом от БПП Александром Грановским, и утверждают, что тот имеет на него значительное влияние. Сам Грановский, как и Ликарчук, эту информацию опровергает. «Мы друзья, он мой бывший клиент», – настаивает Ликарчук. На вопрос, имеет ли Александр Грановский косвенное влияние на принятие решений, которые находятся в пределах компетенции первого зама ГФС, Ликарчук ответил отрицательно.

«Полгода у вас нет. У вас есть три месяца, чтобы налогоплательщики ощутили новую налоговую культуру», – обратился Яценюк к новому руководству ГФС. Странно, что он не требовал подобного от прошлого руководства службы, которое было подконтрольно ему. Теперь же просьба премьера может остаться не услышанной: главные должности в ГФС заняли люди, близкие к Администрации президента. А потому косвенную ответственность за реформу фискальных органов теперь несет глава государства. Захочет ли он менять эту систему?

Изменится форма, но не суть…

Уже прошло больше года с момента ликвидации Миндоходов, однако позитива в отношении бизнеса к работе как налоговой службы, так и таможенных органов не прибавилось. «Налоговая милиция как врывалась, так и врывается. Взятки как вымогали, так и вымогают. Все вопросы аннулирования свидетельства плательщика НДС за ненахождение по месту регистрации – как были, так и остаются. Встречные сверки как были, так и остаются – когда ничего нельзя доказать, и пишется, что плательщик проводит какие-то нереальные операции, которые обжаловать нельзя», – перечисляет проблемы вице-президент УСПП Юлия Дроговоз. При этом она добавляет, что сейчас даже все это кажется мелочами в сравнении с электронным администрированием – это ноу-хау затмило собой все негативы, которые ранее присутствовали в работе с налоговой.

Если говорить о таможне, то в некоторых случаях ситуация стала еще хуже, нежели при Миндоходов. Один из примеров – «умирающие» порты южного направления. «Ушло очень много грузов. Практически все «западники», как мы их называем, которые возили грузы во Львов, в Черновцы, – они все перешли работать в польские порты. Только потому, что у нас минимум $400-500 разных взяток, непонятные формы контроля… Клиенты любят прогнозируемую логистику, когда ты понимаешь, сколько будешь платить, и за какой срок твой контейнер будет обработан», – рассказывает заместитель гендиректора Ассоциации международных экспедиторов Украины Александр Захаров, добавляя, что в этой сфере были задействованы десятки тысяч людей.

При этом для самих представителей ГФС как не было, так и не вводится никакой ответственности. В нынешнем же преобразовании ГФС изменения произойдут скорее по форме, а не по сути. «Подчиненность ГФС Министерству финансов – это не реформа. Об этом шла речь, еще когда год назад создавалась сама служба. Потом, в последний момент, ее подчинили Кабмину, теперь опять подчинили Минфину. Но, по сути, Минфин и так имел влияние на ГФС, занимался формированием налоговой политики. Это реформа?» – удивляется Юлия Дроговоз, добавляя, что особой конкретики в задекларированных нововведениях нет.

Учитывая то, что Украина подписала договор об ассоциации с ЕС, в поисках ориентиров далеко ходить не нужно, а следует как минимум адаптировать внутреннее законодательство к европейскому. По словам экс-министра экономики Сергея Терехина, в программе об ассоциации на изменение законов, принятие регламентов и директив ЕС в отношении администрирования налогов Украине отведен трехлетний срок. «Для того чтобы адаптировать наше законодательство, было принято два закона. Первое – убрали двойную сертификацию по фармацевтическим продуктам, и второе – чтобы аграрии не давали ссылки на происхождение продукта, когда они экспортируют свою продукцию в ЕС. Теоретически, до конца этого года таких законов надо принять где-то 60», – подчеркивает Терехин.

Учитывая ряд подобных факторов, возникает закономерный вопрос: а есть ли вообще желание у представителей украинской власти менять что-либо в работе налоговой службы? Пока что собеседники Forbes более склонны к тому, что это еще одна «реформа ради реформы», которую нужно провести для получения очередного транша от МВФ.

В отношениях бизнеса и фискальных органов ожидать перемен в ближайшем будущем не стоит. «Пока не появится ответственность конкретного налоговика, до тех пор не будет порядка. Но налоговая принципиально не хочет принимать [такие правила] и возлагать ответственность [на себя]. Потому что, мол, если на них будет ответственность, они ничего делать не будут», – резюмирует в беседе Forbes представитель бизнеса на правах анонимности.

Автор материала: Александр Моисеенко

По материалам: Forbes.ua

Материалы по теме: