Только Украина может встряхнуть Европу

Референдум в Нидерландах обнажил парадокс: за европейские ценности теперь сражаются не старые страны ЕС, а бывшие коммунистические. Такие, как Литва или Украина Я вырос в либеральной, открытой и самой...

Референдум в Нидерландах обнажил парадокс: за европейские ценности теперь сражаются не старые страны ЕС, а бывшие коммунистические. Такие, как Литва или Украина

Я вырос в либеральной, открытой и самой гостеприимной стране Европы. Голландская столица всегда была сердцем движения хиппи, и неудивительно, что Джон Леннон и Йоко Оно снимали Make Love Not War в постели местного отеля Hilton. Тогда еще в чем‑то провинциальное государство подарило миру великих политиков — например, Макса ван дер Стула, министра иностранных дел, чья яростная критика помогла смести режим полковников в Греции в 1974‑м.

Позднее так сложилось, что свое сердце я отдал другому уголку мира, бывшему в то время одним из главных центров несвободы,— Советскому Союзу. Я активно поддерживал демократическое движение в СССР и был счастлив, когда пала Берлинская стена, а за ней и сам Союз. С тех пор этот регион стал моим домом. Работая здесь, я вижу перемены и стремление уничтожить разрушительные остаточные эффекты тоталитаризма — и в государствах, и в людях. Это сложная борьба, но она радует, когда видишь, на какие жертвы готовы пойти многие ради того, чтобы осуществить свои мечты.

При этом в течение последних пятнадцати лет мне пришлось наблюдать за регрессом Нидерландов. Постепенно открытость и гостеприимство сменились самовлюбленностью, мелочной неудовлетворенностью и страхом потерять огромное благосостояние, воспринимающееся уже как должное. Фобии стали классическим элементом голландской политики: ксенофобия, исламофобия и даже гомофобия возродились вновь. Множество политиков, несмотря на опасность новых тенденций, сделали все, чтобы подлить масла в огонь.

В результате мы видим страну, самая большая политическая партия которой даже не является партией, поскольку в ней нет членов, а только лидер — беловолосый Герт Вилдерс. Страну, в которой можно безнаказанно называть беженцев “насекомыми” и “отбросами”. Выступая среди голландцев в поддержку Соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной, я столкнулся в соцсетях с удивительной реакцией: сочетанием невежества, эгоизма и обычной тупости. Эти три кита создали толпу, готовую жечь мечети и синагоги, но при этом не способную отличить одни от других. Бал сегодня правит Gesundenes Volksempfinden (“Здоровое народное восприятие”), которым так гордился Гитлер.

Да, действительно, на референдуме проголосовали всего 32,2 % голландцев, из которых 64 % сказали нет Украине. Но для того, чтобы уничтожить моральность государства, большинства и не нужно. Конечно, я не говорю, что Нидерланды перестали быть демократическими, но они потеряли демократическую энергию и готовность защищать свободу во всем ее разнообразии — как ради себя, так и ради других.

Парадокс в том, что за европейские ценности теперь сражается вовсе не “старая Европа”. Настоящее понимание этих ценностей и готовность сражаться за них теперь идет с востока, из бывших коммунистических стран, которые еще помнят, каково это — быть лишенными свободы. Именно в этих странах особо ощущается стремление оставить позади ужасы прошлого. И мне больно от того, что они стремятся стать частью Евросоюза, лишившегося силы защитить принципы, на которых он был построен.

Последние 16 лет я прожил в Литве. И наблюдал за тем, как страна превращается из общества ограниченного, которым руководила комбинация советских принципов и католического консерватизма, в общество открытое, понимающее цену освобождения от тоталитаризма и диктатуры. Пять лет назад темнокожие люди на улице были чем‑то из ряда вон выходящим, а мои студенты из Африки жаловались на расистские выкрики. Теперь этого нет. Улучшение экономического состояния позволило многим увидеть мир, познакомиться с представителями других культур. Не только президент Грибаускайте говорит правильные слова, когда свобода региона находится в опасности или Украине необходима поддержка. Грибаускайте — лишь голос народа, превратившегося в европейское общество, о котором мечтали основатели ЕС.

Это может быть будущим и для Украины. Если страна сохранит энергию и желание освободиться от советского прошлого, самые отвратительные формы которого все еще отравляют общество. У нее невероятный потенциал, молодое поколение с хорошим образованием и недавно осознанная мультиэтническая национальная идентичность. Один из оппонентов Соглашения об ассоциации написал под моим постом, что Украина пойдет в том же направлении, что и Литва, став “обнищавшей нацией, захваченной пришлыми и лишенной национального благосостояния”. Я же надеюсь, что Украина действительно станет такой, как Литва, полноценно присоединившись к семье наций, дорожащих европейскими ценностями, а не плюющих на них, как организаторы голландского референдума.

Автор материала: Роберт ван Ворен

По материалам: Nv.ua

Материалы по теме: