Тарифный польский преферанс

Несмотря на заверения не повышать тарифы на перевозку грузов железнодорожным транспортом без диалога с бизнесом, на практике все происходит с точностью до наоборот. “Укрзализныця” так и не предоставила бизнесу...

Несмотря на заверения не повышать тарифы на перевозку грузов железнодорожным транспортом без диалога с бизнесом, на практике все происходит с точностью до наоборот. “Укрзализныця” так и не предоставила бизнесу и профильным ассоциациям свой финансовый план на 2017 год, а “круглый стол” по вопросу повышения тарифов прошел без участия тех, кто их будет платить.

В своем письме руководителям профильных ассоциаций, копия которого есть в распоряжении МинПрома, “Укрзализныця” фактически признала, что отечественный бизнес оказался по сути отлучен от обсуждения проекта финансового плана на 2017 год, который предусматривает повышение тарифов на перевозку грузов на 25%, а пассажиров – на 35%. Как известно, ранее Министерство инфраструктуры с незначительными замечаниями одобрило документ, теперь очередь за Министерством экономического развития и торговли и Министерством финансов. После согласования проект, может быть, и покажут бизнесу, хотя не исключено, что, по старой традиции, просто поставят перед свершившимся фактом.

Министр инфраструктуры Владимир Омелян совсем недавно заверял, что никакого повышения тарифов без согласования с бизнесом не будет. Но на самом деле украинскому бизнесу досталась роль болвана в старом польском преферансе. Профильным ассоциациям проект финансового плана так и не был представлен, а на “круглый стол”, посвященный повышению тарифов, ряд крупных грузоперевозчиков вообще “забыли” пригласить, а потом еще и закрыли доступ на это мероприятие для СМИ.

Как известно, каждый раз, объявляя о повышении тарифов, “Укрзализныця” клятвенно обещала направить дополнительные средства на закупку подвижного состава. Из письма “Укрзализныци” профильным ассоциациям следует, что в 2015 году (напомним, что тогда тарифы были повышены сразу на 30%) железная дорога получила дополнительно 7,5 млрд грн. Однако 3,4 млрд грн. из этой суммы были потрачены на уплату курсовых разниц при погашении ранее взятых валютных кредитов и договоров финансового лизинга. Еще 1,1 млрд грн. направили на индексацию и повышение должностных окладов железнодорожников. Остаток дополнительных средств ушел на закупку товарно-материальных ценностей и увеличение платежей за электроэнергию. На приобретение новых вагонов железнодорожники не потратили ни копейки.

Правда, в прошлом году, как утверждает “Укрзализныця”, на закупку грузовых вагонов в количестве 1080 шт. было потрачено 800 млн грн. из дополнительно полученных от повышения тарифов на 15% 4,1 млрд грн. Впрочем, на дорогах этих вагонов еще нет – несколько тендеров на закупку были объявлены “Укрзализныцей” в конце прошлого года, когда ситуация с вагонами на железной дороге достигла критического уровня. В частности, генеральный директор металлургического комбината “АрселорМиттал Кривой Рог” Парамжит Калон заявлял о том, что за первое полугодие прошлого года потери меткомбината из-за “Укрзализныци” составили 217 млн грн. А в ОП “Металлургпром” сообщали, что по состоянию на начало декабря обеспеченность предприятий ГМК вагонным парком Центра транспортной логистики, который входит в состав “Укрзализныци”, составляла всего 15%.

МинПром ранее писал о том, что в финплане “Укрзализныци” на текущий год заявлены неадекватно высокие расходы на капитальные инвестиции в размере 23,2 млрд грн. То есть по сути в инвестпрограмму впихнули все “хотелки” которые накопились у нового руководства железной дороги. Напомним, что начале прошлого года, обосновывая повышение тарифов на 15%, предшественники Войцеха Балчуна заявили о беспрецедентной инвестпрограмме в 11,2 млрд грн. Однако по факту железнодорожниками было освоено немногим более половины – 6,1 млрд грн. Поэтому существуют вполне обоснованные опасения, что и в текущем году выполнено будет гораздо меньше заявленного, а остальные деньги “потеряются” по дороге.

Федерация работодателей Украины отмечает, что “Укрзализныця” является лидером по повышению грузовых тарифов за прошедшие годы. В частности, ОАО “Российские железные дороги”, которое обслуживаот предприятия, зачастую являющиеся прямыми конкурентами украинских компаний на внешних рынках, в 2015-2016 годах повысило тарифы на 10% и 9% соответственно, что гораздо ниже показателей “Укрзализныци”. Более того, в 2017 году РЖД планирует поднять тариф всего на 6% в отличие от плановых 25% в Украине. Очевидно, что это даст дополнительные конкурентные преимущества производителям страны-агрессора на внешних рынках.

Стоит отметить, что на внешних рынках у украинских производителей дела идут не очень хорошо. ГП “Укрпромвнешэкспертиза” констатирует падение экспорта отечественного железорудного сырья по итогам 9 месяцев 2016 год в Китай (на 6,524 млн тонн), Польшу (на 615 тыс. тонн) и Турцию (на 533 тыс. тонн). Причина этого падения – усилившаяся конкуренция со стороны австралийских и бразильских производителей. “Ситуация осложняется тем, что отечественные производители не могут найти альтернативу для размещения всех вытесненных из Поднебесной объемов продукции”, – отмечал аналитик “УПЭ” Дмитрий Желтяков.

На металлургических рынках конкуренция также остается весьма острой. Китай, несмотря на закрытие ряда метзаводов, продолжает выбрасывать на внешние рынки огромные объемы металлопродукции – 108,46 млн тонн по итогам прошлого года, что, естественно, оказывает давление на цены. По итогам прошлого года украинские меткомпании смогли нарастить объемы производства, но их валютная выручка, по оценкам Агентства индустриального развития, снизилась на 10,3%, до 7,2 млн долл. Повышение ж/д тарифов на предлагаемые 25% добавит еще 7-8 долл. к себестоимости тонны украинской стальной продукции, следовательно, конкурировать станет еще сложнее.

Более того, в ФРУ обратили внимание на прямую корреляцию между ростом тарифов и падением грузооборота. Так, грузовая база “Укрзализныци” снизилась с 444 млн тонн в 2013-м до 344 млн тонн по итогам прошлого года. Вполне вероятно, что увеличение тарифов приведет к дальнейшему падению грузопотока. При наличии такой возможности грузоотправители будут переходить на речной транспорт, но гораздо чаще – на и без того разбитые украинские автотрассы.

Безусловно, у железной дороги появится гораздо больше денежных средств для реализации всех заявленных амбициозных планов, но не надо забывать о том, что “Укрзализныця” по сути является сервисной компанией, которая предоставляет услуги украинской промышленности и аграриям. Другими словами, деньги будут взяты именно из их карманов.

А в карманах этих не очень густо. По данным Государственной службы статистики, в январе-сентябре 2016 года промышленность Украины сработала с убытком в 11,855 млрд грн. Убытки отечественного сельского, лесного и рыбного хозяйства за этот же период составили почти 350 млн грн.

В то же время “Укрзализныця” на сегодня работает в плюс: по итогам прошлого года она получила 303 млн грн. прибыли. В 2016 году EBITDA “Укрзализныци” составила 20,5 млрд грн., рентабельность по EBITDA – 30%. Таким образом, остается актуальным вопрос целесообразности повышения тарифов сразу на четверть. Ведь индекс цен промышленных производителей, на который необходимо ориентироваться в данном случае, по прогнозу Кабинета министров ожидается в текущем году на уровне 8,5%.

Автор материала: Елена Курашина

По материалам: Minprom.ua

Материалы по теме: