Стала известна новая геостратегия России

Минский Центр стратегических и внешнеполитических исследований опубликовал доклад, посвященный новой геополитической стратегии России. По мнению белорусских экспертов, данная стратегия включает в себя шесть различных элементов. Во-первых, Россия переносит линию...

Минский Центр стратегических и внешнеполитических исследований опубликовал доклад, посвященный новой геополитической стратегии России. По мнению белорусских экспертов, данная стратегия включает в себя шесть различных элементов. Во-первых, Россия переносит линию обороны от к внешней границе соседних государств (Беларуси, Украины, Казахстана, Таджикистана и так далее). Следующим (и наиболее важным) аналитики выделяют планы Кремля по провоцированию нестабильности в странах вдоль этого стратегического периметра как инструмента уменьшения влияния и присутствия в данных регионах других мировых и региональных держав.

Далее, эксперты отмечают, что Россия будет стремиться к нагнетанию напряженности на Ближнем Востоке и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, содействуя нарастанию там конфликтной динамики, которая может обернуться повышением цен на энергоносители на мировых рынках. Отдельным направлением новой геостратегии станет подрыв единства Евро-Атлантики, дезинтеграции ЕС и НАТО, а также усиление напряженности в отношениях между другими мировыми державами и региональными государствами (прежде всего, между США и Китаем, США и Ираном).

«Новая российская геостратегия крайне прагматична и нацелена на достижение вполне конкретных эффектов на временном горизонте от 1 до 4 лет. Если она будет успешно реализована, то «новая холодная война», многополярная по своей природе, станет основной институциональной рамкой международной безопасности н обозримую перспективу», – предупреждают аналитики. В докладе отмечается, что в период с 2009 по 2013 годы Кремль делал акцент на формировании Евразийского экономического союза  как самостоятельного центра притяжения, благодаря которому Москва могла бы выстраивать равноправный диалог с Брюсселем и Пекином.

Однако к концу 2013 года экономическая несостоятельность данного проекта стала очевидной, и на фоне вновь вставшей перед Кремлем проблемы европейской интеграции Украины Москва в качестве единственно доступного ей способа предотвращения этой угрозы выбрала дестабилизацию данного государства. При этом аналитики подчеркивают, что что прямое вмешательство Москвы в украинский кризис осуществлялось не с 21 февраля 2014 года (день бегства Виктора Януковича из Киева), а значительно раньше, как минимум с осени 2013 года.

Стратегия России на Ближнем Востоке, по мнению экспертов, определяется уже другим, «нефтяным» императивом. «Российская экономика полностью зависит от экспорта нефти, газа и ряда других сырьевых ресурсов… Москва вынуждена использовать свои ресурсы для содействия возникновению и углублению региональных конфликтов. Это объясняется тем, что только сценарий большой войны на Ближнем Востоке обеспечивает необходимое для России повышение цен на нефть», – говорится в тексте.

Как отмечают эксперты, за весну-лето 2015 года Российская Федерация выстроила или укрепила отношения со сторонниками военного решения противоречий в регионе в Саудовской Аравии, Израиле, Иране. Также Москва сделала всё возможное, чтобы затянуть заключение стратегической сделки по иранскому ядерному досье и таким образом усложнить процесс вступления её в силу. Отдельно минские аналитики отмечают отсутствие реального содействия с российской стороны в деле борьбы против Исламского государства, особенно – в Центральной Азии.

«На Ближнем Востоке, оказывая помощь очевидно утратившему поддержку даже собственных сторонников правительству Башара Асада, Москва наращивает свою региональную роль, создаёт альтернативу военному присутствию здесь Ирана и избегает при этом решительных шагов по реальной поддержке военных действий против ИГ. Вовлеченность российской стороны в переговоры с США на предмет совместного противодействия ИГ в этом контексте также призваны, скорее, повысить критический вес России в региональных делах, нежели помочь США в реализации целей и задач антитеррористической коалиции», – уверены эксперты.

По их мнению, военно-политическое присутствие России  на Ближнем Востоке ставит целью оказывать критическое влияние на динамику региональных конфликтов и кризисов, что подразумевает в том числе содействие сохранению или усилению конфликтной динамики. На западном направлении Россия заинтересована в подрыве институционального единства НАТО и Европейского союза, а также разрушении евро-атлантического единства, особенно – между США и их европейскими союзниками (прежде всего, Францией и Германией).

Данная работа осуществляется под лозунгом «защиты интересов Европы», которую Вашингтон якобы принуждает к «невыгодной» ей «антироссийской политике», отмечают эксперты. При этом к усиленно декларируемому в России «повороту на Восток» аналитики относятся скептически.

«В среднесрочной и даже краткосрочной перспективе Российская Федерация неспособна противопоставить растущему китайскому влиянию в регионе Центральной Азии какие-либо серьёзные собственные экономические инициативы… Поэтому Москва будет вынуждена использовать в Центральной Азии ту же стратегию, которая применяется ей на западном фланге постсоветского пространства: дестабилизация с целью предотвращения роста иностранного влияния», – говорится в докладе.

Кроме того, эксперты отмечают, что подобная дестабилизация может спровоцировать Китай на более активное присутствие в Центральной Азии, в том числе – в военно-политической плоскости, что может стать причиной резкого ухудшения американо-китайских отношений, которое является стратегическим приоритетом для Москвы.

При этом инструментарий реализации российской геостратегии в Центральной Азии включает, по их словам, как непосредственное влияние на силовые ведомства стран региона (прежде всего, ведомства государственной безопасности), так и обширное влияние российских спецслужб на исламистское подполье. «Москва была и остаётся крупнейшим вербовочным центром для радикальных исламистских организаций, использующих бедственное положение центрально-азиатских мигрантов в Российской Федерации. В том числе значительная часть центрально-азиатских рекрутов для Исламского государства и сирийской радикальной оппозиции попадают в регионы ведения боевых действий через Москву.

Активная вербовка осуществляется и в других крупных городах России», – отмечается в докладе. При этом аналитики опасаются, что агрессивные устремления России могут совпадать с целями отдельных радикальных сторонников «партии войны» в США.  В качестве рекомендаций эксперты выделяют необходимость сохранения стратегического американо-китайского партнёрства и евро-атлантического единства, включая единство НАТО, а также единства Европейского союза; продолжение нормализации американо-иранских отношений и продолжение поддержки Украины со стороны США и ЕС. 

По материалам: Nr2.com.ua

Материалы по теме: