«Собес-бронетехника». Как пенсионеры-волонтеры ремонтирует боевые машины

«… Ну нельзя же в такое время с удочками на берегу пруда сидеть или там „козла забивать… Война же в стране, не до глупостей … Подумали, чем помочь можем,...

«… Ну нельзя же в такое время с удочками на берегу пруда сидеть или там „козла забивать… Война же в стране, не до глупостей … Подумали, чем помочь можем, и решили бронетехнику ремонтировать. Часть, где той поломанной техники до черта — рядом, руки у нас — золотые, желание есть …» Руководство военной базы пошло навстречу мастерам.

Собрались мы как-то с друзьями, подумали и решили, что надо хоть что-то делать, — вспоминает один из инициаторов группы волонтеров «Собес-бронетехника» пенсионер Дмитрий Кузьменко. — Ну нельзя же в такое время с удочками на берегу пруда сидеть, или у телевизора дурачиться, или там «козла забивать» … Война же в стране, не до глупостей … Так подумали, чем помочь можем, и решили бронетехнику ремонтировать. Часть, где той поломанной техники до черта — рядом, руки у нас — золотые, желание есть …

Рядом с Городком на Хмельниччине есть большой склад вооружений, где всякой ржавой бронетехники — пруд пруди. Военной тайны, заметим, в этом нет. Со времен премьерства Азарова вся «шпионская» информация изложена на правительственном сайте и еще с полным перечнем всего, что там хранится.

Пенсионеры

Волонтерская группа возникла всего три месяца назад по инициативе местных пенсионеров.

Руководство военной базы пошло навстречу мастерам. Тем более, что поломанной техники там сохраняется гораздо больше, чем могут «переварить» ремонтные мощности самой части. А на фронте лишний броневик, пусть и устаревший, лишним никогда не будет …

Вскоре в Городок привлекли первого «бронеинвалида» — бронированную разведывательно-дозорную машину (БРДМ). Руководство части хорошо знало, в каком плачевном состоянии «пациент», а вот в способностях волонтеров пока сомневалось. Поэтому по договору на ремонт броневика выделили целых два месяца. На некоторых машинах, стоявших на улице, на броне вырос мох и лишайники. А те, что были под крышей — покрыты известняковой кожурой и настоящими сталагмитами. Вода, протекая сквозь крышу и бетонные перекрытия, насыщалась известью и стекала на технику.

Мастера справились за две недели. Причем все сделали очень качественно — военные не могли нахвалиться.

Сначала волонтерская группа название имела пафосное: «Городок-бронетехника», но остряки-земляки сразу же переименовали ремонтников на “Собес-бронетехника«(намек на то, что ядро ремонтников составляют пенсионеры. Механики протестовать не стали (ибо народ скажет, как завяжет) и народное название сделали официальным. Даже нашивки с соответствующим названием есть.

За три месяца волонтеры успели привести в порядок 7 броневиков — 2 — БРДМ-2 2 — БТР-70 и 3 — БТР-60.

Если небольшие БРДМ-ки передавались военным просто так, то все БТР уже шли «именными». Первой стала машина управления огнем артиллерийской батареи на базе БТР-60. Ее назвали «Артек» . Название возникло не просто так. Деньги на ее ремонт собрало интернет-сообщество артековцев. К тому же «Артек» созвучно с назначением броневика — «АРТилЕрією Керувати».

Следующую машину назвали в честь Надежды Савченко — несокрушимой украинской «Жанны д’Арк»:

Мы очень хотели поддержать нашу Надежду в российской неволе, — говорит волонтер Виктор Стебло. — Кроме того, это был наш подарок к ее дню рождения. Наша Надежда о подарке узнала почти сразу, — адвокаты даже фотографию ей показали. По их словам, наша неистребимая героиня очень расчувствовалась, и даже хотела передать нам письмо с благодарностью, но путинские вертухаи запретили.

Еще один БТР стал «дважды волонтерским». Его назвали «Дианой» — в честь известной волонтерши Дианы Макаровой. Для Дианы такой подарок оказался неожиданностью:

Для меня такая награда дороже ордена, — написала она в своем письме.

Напомним, что недавно ее наградили Орденом княгини Ольги III степени.

Со своей стороны Фонд Дианы Макаровой пообещал полностью экипировать подразделение, которое будет воевать на этом броневике.

Четвертый именной БТР своим названием обязан юным помощникам, которые недавно появились у пенсионеров-механиков.

Дети

Так сложилось, что волонтерский гараж-мастерская находится рядом с местной художественной школой. Поэтому все эволюции бронетехники (ржавая и страшная и еще на буксире, — в одну сторону, а красивая и отремонтирована — в другую) происходили прямо перед ее окнами. В конце-концов любопытство взяло верх, и юные художники пришли посмотреть, что же происходит в том гараже, и почему по их мирному городку туда-сюда гоняют БТР. Пришли, посмотрели и сразу же спросили, чем могут помочь.

Но чем могут помочь нам дети? — Рассказывает волонтер Эдуард Ратушняк — Конечно, ничем. Разве что сэкономить на завтраках и мороженом и передать нам несколько гривен. Но это капля в море, — потому что на ремонт БТР-ов надо совсем другие суммы. И брать детские деньги не хочется. Без них как-то разберемся с финансированием. Но дети горели патриотическим желанием помочь, поэтому сказать «спасибо, но не надо» — язык не поворачивался.

Вот и возникла идея — привлечь юных художников к финальному оформлению броневиков. Тем более, что в этом случае дети чувствуют свою причастность к помощи фронту, а ребятам, которым затем на этой технике воевать, — приятно знать, что о них думают и о них заботятся … Да и нам, если честно, заморачиваться еще и с оформлением было лень.

Тогда дети придумали имя для свежеотремонтированного броневика — «Укроп» ((Український опір). Через несколько дней юные художники разрисовали БТР симпатичными «укропчиками» и эмблемами в виде проткнутого на базаре трезубцем колорадского жука … Но рисовать на машине, которую готовят к отправке на фронт, — размах не тот. Камуфляж еще никто не отменял, да и не совсем уместно рисовать цветочки на военной технике. А рисовать хотелось!

Поэтому после того, как «Укроп» передали военным, юные художники придумали грандиозный арт-проект под кодовым названием «Бронеписанка»:

У нас в городе 1 июня, в День защиты детей, состоялся грандиозный праздник, — рассказывает юная художница Вика Скробут. — Вот в рамках этого праздника мы и придумали превратить БТР в огромную «писанку». Конечно, рисовали гуашью, чтобы перед тем, как броневик будут перекрашивать в камуфляж, все это можно было смыть.

Вот кто-то может спросить, зачем это делать? — продолжает мысль двенадцатилетний художник Максим Васильев — Мол, нарисовали и смыли … А смысл? А смысл в том, что нашу «бронеписанку» и сам процесс рисования мы сфотографировали.

Все эти фотографии мы наклеили внутри БТР, чтобы наши воины видели, как выглядел их броневик, и знали, что мы их любим, заботимся о них и гордимся ими. Надеемся, что фотографии «бронеписанки» поднимут солдатам настроение и боевой дух. Это самое малое, что мы могли сделать для наших защитников.

Бывшую «бронеписанку», волонтеры единогласно решили назвать «Бахмут Украинский» (Сейчас это украинский город пока носит советское название Артемовск). Название и другую патриотическую символику на броню уже традиционно нанесли ученики художественной школы.

Как и предыдущие имена, это тоже с подтекстом.

Девушки

Название «Бахмут Украинский» мы посвятили нашим коллегам-волонтерам из Артемовска, — рассказывает механик Владимир Водяный. — Конкретно — волонтерам одноименной местной группы … Им труднее всех во всем украинском волонтерском движении. Ведь если другие волонтеры возвращаются с фронта в мирные Киев, Днепропетровск, Одессу или Львов, а мы, например, вообще все время в тылу, то «бахмутчане» постоянно живут в прифронтовом Артемовске.

Подвиг артемовских волонтеров еще более значим, если учесть, что большинство из них — женщины и девушки, — продолжает волонтер Александр Когут. Назвать наш БТР в честь донбасских волонтеров — это самое малое, что мы могли для них сделать.

Для бахмутских волонтеров эта новость стала неожиданностью:

Известие, что городокские волонтеры назвали в нашу честь броневик, сначала смутила, а потом я почувствовала радость и тревогу — говорит едва ли не самый активный волонтер Артемовска Елена Лав — Радость — потому что очень приятно, что коллеги-волонтеры так высоко оценили работу моей прифронтовой организации, а тревога — так как я мысленно уже с экипажем «Бахмута» и очень волнуюсь за каждого из ребят.

Елена Лав знает, что такое волноваться. С осени прошлого года большую часть своего времени она помогает в местном госпитале. Поэтому знает, как оно там, на войне, не из телевизора. Артемовский госпиталь, заметим, — особенный. Сюда раненых привозят сразу с передовой, причем тяжелых:

Тут к нам одного врача из Харькова отправили, — рассказывает Елена. — Хотя она до этого уже успела проработать в харьковском военном госпитале, увиденное у нас стало для нее шоком. Потому в Харьков доставляют бойцов после того, как им уже предоставили первичную помощь — прооперировали, зашили, перебинтовали, помыли.

К нам же раненых привозят сразу с «передка» — черных от земли, крови и копоти, посеченных осколками, с рваными ранами .. . в обгоревших и окровавленных униформах, перебинтованных кое-как … К этому привыкнуть нельзя. Бывает, что и цепенею. Как-то раз в перевязочной кручу в руках окровавленный берц с оторванной ноги и … и не знаю куда его девать … шок наверное …

Каждый, кого нам удается спасти, — радость. А кого нет — горе. Помним всех бойцов, которые через нас прошли. В частности, полюбился один парень, сильно порубленный осколками … Наш сосудистый хирург был очень рад, что сумел спасти ему руку и ногу — пришил фактически оторванные конечности. Но парень через два дня спустя умер. Не выдержало сердце. Как же он страшно кричал непрерывно, все просил укол … А ему никакие, даже самые сильные обезболивающие не помогали …

Кроме работы в госпитале Елена Лав и ее друзья-волонтеры возят помощь на фронт и на блокпосты — воду, носки, белье и т.д. … Отдыхает Елена, занимаясь рукоделием — плетет «кикиморы» для разведчиков и снайперов и вяжет маскировочные сетки:

После госпиталя такой труд действует как успокоительное — говорит волонтер и обещает, что лично сплетет маскировочную сеть для БТР «Бахмут». Последнюю она обещает доставить сразу же, как станет известно, какой военной части передадут броневик. А еще Елена обещает молиться за будущий экипаж «Бахмута», чтобы пули, осколки и снаряды обходили ребят.

Конечно, «Елена Лав» — это псевдо. Быть волонтером на Донбассе, особенно когда не знаешь, где завтра пройдет линия фронта, не только трудно, но и опасно.

Волонтеры «Бахмута украинского» также обещают взять экипаж одноименного БТР-в под свою опеку. А пока они прислали в подарок будущему экипажу БТР флаг с названием своей волонтерской группы, которая отныне и является названием боевой машины.

Между тем, механики «Собес-бронетехники» уже начали ремонт 8-го по счету броневика …

По материалам: Argumentua.com

Материалы по теме: