Сергей Боярчуков: Взять и уволить всех судей — это фарс

О взлете судебной практики, уходе иностранных инвесторов из Украины и судебной реформе рассказывает управляющий партнер юридической компании “Алексеев, Боярчуков и партнеры” Сергей Боярчуков Юридическая фирма “Алексеев, Боярчуков и партнеры”...

О взлете судебной практики, уходе иностранных инвесторов из Украины и судебной реформе рассказывает управляющий партнер юридической компании “Алексеев, Боярчуков и партнеры” Сергей Боярчуков

Юридическая фирма “Алексеев, Боярчуков и партнеры” была основана в 2005 году, а значит компания пережила уже два экономических кризиса, девальвацию гривни, падение экономики. Как при этом не просто оставаться на плаву, но и занимать место в топе крупнейших юридических компаний Украины?

Когда мы с партнером основали фирму, то ничего не знали о кризисе (смеется. — Прим. ред.). На самом деле юрист — это достаточно специфическая профессия, ведь чем бизнесу хуже, тем, как правило, лучше нам. Можно сказать, что мы врачи, и чем больше пациентов болеет, тем больше у нас работы.

В чем секрет успеха? Мне кажется, что он в гибкости и нестандартности решений, которые мы применяем. Плюс удача, которая нас постоянно сопровождает.

В декабре ваша компания отметила 10-летний юбилей. Как изменился юридический рынок Украины за это время?

Произошел кардинальный слом в успешных направлениях деятельности юридических компаний — юристы, которые ранее специализировались на консалтинге, уже не на коне. Это закономерно, ведь они обслуживали сделки по выходу на украинский рынок зарубежных инвесторов, сделки слияния и поглощения (M&A), занимались юридическим сопровождением открытия новых предприятий и бизнесов. Всего этого в Украине сейчас просто нет. Сегодня наиболее успешны те юридические фирмы, которые специализируются на судебном и арбитражном разрешении споров, налоговых спорах, а также представлении интересов клиентов в сфере банкротства и реструктуризации задолженности.

Компания “Алексеев, Боярчуков и партнеры” с момента основания специализировалась именно на судебных спорах. Сейчас у всех на слуху судебная реформа. Вы заметили перемены в работе судов?

Реформы нет, это профанация чистой воды. В цивилизованном мире если юрист проигрывает дело в суде, он в первую очередь думает не о том, что судья негодяй, а анализирует свои промахи: что он не учел в работе над делом, в чем были его ошибки. А в Украине звание судьи фактически приравнивается к званию преступника. Скажу больше: у меня есть знакомые судьи, которые при знакомстве с новыми людьми просто стесняются говорить, кем они работают. Это просто крах всей судебной системы.

Глава МВД Арсен Аваков предлагает радикальные меры — просто взять и уволить всех судей.

Это фарс. Беда в том, что правильного решения в этой ситуации нет, нужно искать оптимальное. Я уверен в одном: юристы, которые пришли из бизнеса во власть, не должны принимать участие в реформе судебной системы. У юриста и у судьи кардинально разные подходы к праву. Моя задача — отстоять в суде интересы моего клиента, меня не интересует, что является в этом случае справедливым, а что нет.

Как появлялись новые практики? Их открывали “под клиентов” или исходя из конъюнктуры рынка?

Костяк наших постоянных клиентов достаточно стабилен. Большинство из них пришли к нам именно как к компании, которая является лидером в решении судебных споров. Однако мы не хотели, чтобы они обращались для решения своих задач к нашим конкурентам, которые специализируются, например, на юридическом консалтинге. Именно поэтому мы расширяли наши практики, когда видели интерес клиентов в тех или иных юридических услугах.

Ваши конкуренты довольно активно открывают представительства за границей — в России, Казахстане… Нет ли у вас интереса к работе за рубежом?

У нас были такие планы. Также мы собирались открыть офисы в других городах Украины, в частности, в Запорожье и Харькове. Но пока эти планы не удалось реализовать. Специфика юридического рынка сегодня такова, что все клиенты хотят, чтобы над их делом обязательно работал партнер, а это просто невозможно, имея офисы в нескольких городах.

Вам наверняка стало сложнее работать после того, как в конце 2014 года ваш партнер Сергей Алексеев покинул компанию в связи с избранием народным депутатом.

Да, конечно, у меня как единственного партнера стало больше работы. Кроме того, пришлось частично реорганизовать работу фирмы.

В связи с кризисом остается ли актуальной почасовая оплата работы юристов?

Мы стараемся не применять такое понятие, как почасовая оплата, и работаем по принципу success fee. Наша задача — решить проблему клиента. Я считаю, что мы не имеем морального права оцифровывать свое рабочее время, если проблема клиента не решена. Безусловно, “почасовка” есть, но она применяется, если этого требует клиент или специфика услуги.

За последние годы с украинского юридического рынка ушло несколько международных игроков. Это тенденция?

К сожалению, с украинского рынка уходят не только западные юридические компании, но весь иностранный бизнес. Инвесторы просто не верят государству, которое, например, перед самым новым годом меняет Налоговый кодекс, которое в принципе постоянно меняет правила игры. И, боюсь, возвращения инвесторов нам придется ждать еще не один год.

По оценкам экспертов, рынок юридических услуг Украины упал в 2015 году на 30%. Каким был прошлый год для “Алексеев, Боярчуков и партнеры”?

В сложившейся экономической ситуации говорить о темпах развития как минимум глупо, удержать бы старые позиции. Их мы достаточно хорошо удерживаем. Сегодня юристам приходится намного больше работать, чтобы вернуться на старую сумму заработка — клиенты тяжелее расстаются с деньгами.

Произошло ли перераспределение сил среди лидеров?

Да. Ушли, к сожалению, “консалтеры”, которые раньше были лидерами рынка, на их место пришли “судебники”. Кроме того, рынок потерял целую плеяду сильных юристов, которые зачем-то ушли во власть.

Чего ждать рынку в 2016 году?

По моему мнению, инвестиционного бума не будет. Политический кризис, война на Донбассе, большая вероятность новых выборов в этом году. Мне кажется, что придется еще сильнее затянуть пояса. На коне по-прежнему будут налоговая и уголовная практики.

Автор материала: Дарья Куренкова

По материалам: Delo.ua

Материалы по теме: