Секретная налоговая реформа, или Как Билоус “помог” Насирову

В пятницу, 26 июня, новый глава Государственной фискальной службы представит премьеру проект налоговой реформы. На ее проведении уже год как настаивает международное сообщество. Якобы ее согласовал даже МВФ. Более...

В пятницу, 26 июня, новый глава Государственной фискальной службы представит премьеру проект налоговой реформы.

На ее проведении уже год как настаивает международное сообщество. Якобы ее согласовал даже МВФ.

Более того, на 13 июля намечена презентация реформы в США.

Зато украинский бизнес и эксперты проект в глаза не видели.

Через полтора месяца после назначения Романа Насирова на публичное обсуждение не был вынесен даже самый предварительный ее проект.

Известны лишь отрывистые сведения. Например, то, что в разработке документа участвовали представители МВФ и некий британский консультант.

Чем же объясняется секретность?

Возможно, новый руководитель ГФС Роман Насиров не хочет раньше времени выслушивать “хотелки” бизнеса. А какими они будут, понятно уже сейчас.

Вот инфографика Американской торговой палаты, которая давно профессионально лоббирует интересы крупных международных корпораций, работающих в Украине.

Следует отметить, что палата является одной из немногих структур, имеющих “доступ к телу” первых лиц ГФС и Минфина.

В частности, она контактирует с замминистра финансов Еленой Макеевой, которая усердно пытается создать себе имидж реформатора, предлагая убрать то одну группу налогов, то другую. Инициативы оказываются провальными, но экс-аудитор не унывает.

Но вот парадокс. Судя по тексту, сопровождавшему публикацию этой схемы, в палате тоже имеют слабое представление о том, какой же будет будущая реформа. Главное слово, которое указывает на это, – “потрібно”. То есть это “хотелка”, обличенная в графическую форму.

Что будет делать с этой реформой Арсений Яценюк? Не исключено, что закрытое слушание инициировано, дабы избежать публичного позора. И для такого предположения есть все основания. Автор попытался собрать все разговоры, которые касаются реформы, и сделал для себя несколько выводов.

Первый вывод. Скорее всего, новая реформа – это формальный документ.

В конце концов, ее требовало международное сообщество, и именно для этого документ разрабатывался вместе с МВФ. Но вот парадокс: присутствие в процессе фонда не говорит ни о чем. Миссия МВФ, которая обсуждает выделение Украине транша в рамках EFF, и рабочие группы МВФ – это невероятно разные вещи.

Если первая является делегацией высшего уровня, то вторые – это просто коллектив бюрократов, которые имеют некое мнение о налогах. Как показывает опыт работы с фондом, рекомендации таких бюрократов обычно сводятся к прививанию шаблонов, имеющих мало общего с реальностью той страны, в которой их пытаются привить.

Тем не менее, в глазах международного сообщества ставится “галочка”: реформа разработана, сверена с МВФ и будет заслушана Кабмином. Задание выполнено. Просто потом реформа может пойти на доработку.

Второй вывод. В реальности реформа будет использована традиционно: чтобы устроить кадровые перестановки и перераспределить финансовые потоки внутри ГФС.

“Экономическая правда” уже писала, что в Украине ежегодная налоговая реформа стала доброй традицией.

Начинается все “круглым столом” или торжественным стартом. Разработкой проектов всегда занимаются несколько инициативных групп. Эксперты на базе СМИ меряются дипломами Гарварда. Премьер на камеру “дає завдання”.

Заканчивается все одинаково. Проекты отметаются как не соответствующие моменту. Вместо них реформированием самих себя занимается налоговая. Что они могут придумать, понятно. Ужесточение налогов и “налоговый майдан”, перерастающий в назначение нового главного налоговика и обещание реформ.

Правда, в последний раз налоговики даже соригинальничали и сократили количество налогов, никак не урезав налоговое давление.

Обычно реформу сопровождает реструктуризация налогового органа. Дескать, “мы старый мир разрушим до основанья, а затем мы новый мир построим”. ГНАУ превратилась в Миндоходов, министерство мутировало в ГФС, ГФС тоже мутирует.

Главная идея трансформации – массовая кадровая рокировка. Снять с поста чиновника, которого назначили по всем процедурам, крайне проблематично. Он начинает болеть, судиться или саботировать процессы. Гораздо легче ликвидировать старую налоговую и на ее обломках создать новую.

Угодных персонажей переводят на работу, неугодных – оставляют бодаться с призраком прежней структуры.

Судя по всему, так произойдет и в этот раз. Уже ходят слухи, что Насиров собирается резко урезать полномочия таможни и передать ее фискальную функцию в подчинение налоговому подразделению ГФС. Сделать это быстро можно только одним путем: разрушить – построить.

Вывод третий. Скорее всего, экс-глава ГФС Игорь Билоус подложил мину замедленного действия своему преемнику Роману Насирову.

Больше года экс-глава ГФС Игорь Билоус не показывал своих наработок. Насиров получил от него в наследство фактически готовый документ, но вся общественность воспримет реформу именно как придуманную Насировым.

Нам еще только предстоит оценить сам проект. Если он окажется провальным, новый глава ГФС со старта получит огромный удар по репутации.

Насиров заявил, что грандиозная фискальная реформа включает изменение как самой службы, так и системы налогообложения и таможенного дела. Но сам документ он не показывает даже своим непосредственным подчиненным.

Заместитель председателя ГФС Константин Ликарчук на заседании Общественного совета при ГФС 17 июня заявил, что даже он, человек, курирующий таможню, не видел окончательный проект реформы фискальной службы.

Более того, он только слышал, что в ГФС кто-то, но явно не его подчиненные таможенники, написал законопроект о внесении изменений в Таможенный кодекс.

По имеющейся информации, консультантом со стороны МВФ в проведении “секретной” реформы является представитель Великобритании. Собственно, по лекалам британской системы хотят “пошить” и нашу.

Все это хорошо, только есть несколько маленьких неувязок. В Британии – другая система права. Она так и называется – “британская”, и основана на прецедентах, которые создают суды. Парламенту отводится лишь функция фиксирования глобальных изменений в законодательстве.

В Европе же – и в Украине – доминирует так называемая континентальная или цивилистическая правовая система, в которой законы спускаются “сверху”. Прецедентное право создавалось столетиями, оно основано на внушительных традициях, которых не имеет наша страна.

Кроме того, Британия – остров, не имеющий сухопутных границ ни с кем. Украина же – государство, имеющие сухопутные тысячекилометровые границы с самыми разными странами с самыми разными налоговыми и таможенными режимами, в том числе с двумя таможенными объединениями.

Если в Британии таможенная служба не является фискальной – дает лишь 1,5% доходов бюджета, то украинская таможня дает свыше 50% поступлений, главный из которых – импортный НДС.

Получается, куда больше Украине подошло бы внедрение системы, выстроенной во Франции или Германии, а то и вовсе Польши или Чехии, которые прошли этап адаптации к Евросоюзу. Непонимание наличия таких особенностей может привести к еще большим проблемам в фискальной системе.

Кстати, из стран континентальной Европы британскую фискальную модель не использует никто. Только в Украине планируется уничтожение таможни с превращением ее в винтик единого фискального механизма.

В частности, по доходящим слухам, реформа предполагает ликвидацию региональных таможен с переподчинением “оставшегося” налоговикам, отсутствие у таможни возможностей для проведения пост-аудита.

Одним словом, реформа не будет идеальной. Она окажется очень спорной. Уж не было ли это сделано намеренно предшественником Насирова?

Непубличность руководителя налоговой

Возможно, речь идет о персональных особенностях поведения нового главы ГФС. Он откровенно избегает появляться на публичных мероприятиях. В частности, на 20 мая была назначена пресс-конференция с его участием, посвященная болезненной теме внедрения РРО для “единщиков”.

Болезненной эта тема во многом стала благодаря ГФС, которая провалила информационную кампанию по этому поводу. В итоге, Насиров на пресс-конференцию не явился.

17 июня состоялось заседание Общественного совета при ГФС, на которое был заявлен и новый председатель.

В преддверии 1 июля, когда должны появиться не только РРО для “едищиков”, но и НДС-счета для сотен тысяч налогоплательщиков, вопросов к главе фискальной службы было более чем достаточно. Однако он не посчитал нужным общаться с консультативным общественным органом.

Не менее странно выглядят действия Насирова по кадровой политике. Достаточно вспомнить продолжающийся во Львове скандал с назначением главы местного ГФС. В столице Галичины, как в ряде других регионов, уже год не было фискального руководителя. Областным ГФС руководил и. о. начальника Василий Лемишовский.

Три месяца назад совет по кадровым вопросам ГФС (весьма сомнительный орган с непрозрачным отбором членов, организованный летом 2014 года Игорем Билоусом) из 16-ти кандидатов на должность отобрал двух – Маркияна Мальского и Михаила Коропецкого. Однако никто из них так и не был назначен.

Поговаривают, что в первых числах июня Насиров решил назначить главой ГФС во Львовской области Ирину Столярик, возглавляющую ныне ГФС в Ивано-Франковской области. Об этом стало известно главе Львовской ОГА Олегу Синюте, с которым де-юре вопрос назначения главного фискала должен согласовываться.

11 июня глава ОГА написал Насирову письмо о том, что готов согласиться на назначение любого из двух кандидатов, прошедших отбор через кадровый совет. Однако глава ГФС на письмо не отреагировал, решив не менять принятое решение.

Начавшийся 10 июня мирный митинг за назначение главы ГФС во Львовской области после описанных событий перешел к жесткому варианту противостояния с блокированием подходов и подвозом шин. 17 июня решение вопроса отложили на две недели. Видимо, теперь для консультаций.

Наконец, стало известно, что Насиров указал убрать 1,5 млрд грн из июньского реестра на автоматическое возмещение НДС.

Проверить эту информацию не удалось. Если она соответствует действительности, то такие действия противоречат Налоговому кодексу, который устанавливает исчерпывающий перечень критериев, при соответствии которым возмещение должно производиться автоматически. Он не предусматривает “ручного” режима.

По одной из версий, в число “зачищенных” попал ряд металлургических и машиностроительных компаний, в том числе со 100-процентными настоящими (не кипрскими) иностранными инвестициями.

Все описанные события происходят на фоне того, что Насиров провел в должности главы ГФС уже полтора месяца – ровно половину из трехмесячного срока, отведенного ему премьером для проведения реформ в ГФС.

По последним данным, подчиненные включили по отношению к новому председателю жесточайшее противодействие. Они буквально саботируют его решения. В частности, с момента прихода нового председателя только трижды менялся порядок автоматического возмещения НДС.

Не исключено, что некие силы взяли курс на выживание нового председателя из ГФС. Это не означает, что он делает все правильно. Мы не знаем, что он делает.

Автор материала: Андрей Вышинский 

По материалам: Epravda.com.ua

Материалы по теме: