Савченко нужна не Руна, а монастырь

С тех пор как Надежда Савченко вступила на украинскую землю после двух лет российского плена, ее сопровождает чрезвычайно двойственное, практически полярное отношение украинского общества Здесь, впрочем, необходимо сделать ту...

С тех пор как Надежда Савченко вступила на украинскую землю после двух лет российского плена, ее сопровождает чрезвычайно двойственное, практически полярное отношение украинского общества

Здесь, впрочем, необходимо сделать ту оговорку, что теплые чувства к Савченко до сих пор испытывает значительный сегмент международной (в том числе эмигрантской) общественности, который, как и чем мог, старался способствовать ее освобождению. По-человечески, такие сантименты вполне понятны – для многих высокопоставленных и не очень, процветающих и не слишком друзей Украины и наших бывших соотечественников правых либерально-демократических взглядов, Савченко превратилась в символ, даже идол, а ее страдания в плену послужили индульгенцией для всех последующих заявлений и действий Надежды Викторовны.

С моей личной точки зрения такой гуманный подход к ее личности, с учетом инерции распространения информации – явление объяснимое, но дальновидным этот подход назвать трудно. Так, например, разгласивший информацию о ядерной программе Израиля Мордехай Вануну – для идейных ветеранов международного движения за мир, несомненно, является мучеником за правду (пусть и с тем привкусом антисемитизма, который в последние десятилетия, к сожалению, въелся в европейский пацифизм), а для патриотов Израиля – опаснейшим персонажем и чистой воды предателем.

Сегодня Вануну, отсидевшего 18 лет (из которых 11 в строжайшей изоляции) официально не выпускают из Израиля, причем (оставлю без кавычек) международная общественность не раз делала попытки выдвинуть его на Нобелевскую премию мира. Между тем, коммерческого интереса в поступке принявшего буддизм Вануну не было никакого, не говоря уже о политической перспективе.

Но можно ли так сказать о Надежде Савченко, которая с пылу с жару выдавала самые натуральные политические заявления? Которую, исходя из своих собственных, во многом популистских, но отчасти все же и гуманно-патриотических заявлений, поддержала партия Юлии Тимошенко “Батьківщина”, сделав ее депутатом и членом украинской делегации в ПАСЕ, что создало крупное неудобство для путинского режима?

Ведь ни в какой буддийский монастырь, подобно задумчивому Джону Рэмбо, Надежда не отправилась. От нее этого и не ожидали, разумеется, но такой шаг был бы воспринят обществом с пониманием, а с точки зрения политтехнолога – маневр как раз способствовал бы расцвету ее культа. Можно легко предсказать, что порог кельи (буддийские монастыри в нашей стране, кажется, отсутствуют), где уединилась бы Надежда Викторовна, был бы завален цветами и заплакан слезами впечатлительной молодежи и даже людей постарше, искренне разделявших с Савченко ее терзания на протяжении двух лет.

Однако, Надежда Савченко сделала другой выбор – словно ураган, ворвалась она в и без того расхристанную как результат революции и войны украинскую политическую жизнь, подвергнув тяжелым испытанием партию и фракцию, линию и правила которых героиня и не собиралась соблюдать.

В таком случае, оценивать деятельность Савченко необходимо по той системе критериев, которая, к добру ли, к худу, но сложилась в нашей политической традиции и системе взаимоотношений.

В самом конце прошлого года Савченко представила некую “общественную платформу” под названием РУНА, которая, по-видимому, расшифровывается как “Рух украинского народА” с продолжением в виде “активно мыслящих украинцев”. В ядро этой инициативы, которая на данный момент не является официальной политической партией, также вошли Назар Мухачев, сотник 26-й сотни Самообороны Майдана, атаман ОО “Украинское Казацкое Войско” и Теодор Дякив, представитель экспертной группы “Народный суверенитет”. О Теодоре Дякиве известно, что в 2012 году он возглавлял львовскую областную организацию партии “Гражданская позиция” Анатолия Гриценко. Под довольно сырыми идеи РУНА мог бы подписаться добрый десяток национал-анархистов, а именно эта линия, если оставить за скобками “европейский выбор” доминировала на Майдане. Идеи максимальной децентрализации и прямой политической ответственности вполне разделяет и автор этих строк. Так что, думается, те, кто настойчиво ищет какую-то “прямую” и длинную руку Москвы на детском этапе партийного строительства под именем Савченко – будут разочарованы.

Вместе с тем, на всем, что до сих пор делала Надежда Савченко (как, увы, и в ситуации с обменом пленными) не лежит, а “горит” печать аматорства. И расщепить использование Савченко втемную российскими манипуляторами и ее собственный креатив – до сих пор представляется непростой задачей. “Так ведь это потому, – сразу подхватывает симпатизирующая Надежде часть общества – что политик она неопытный, и только учится!”. И считать так весьма соблазнительно – мол, вот же они, эти новые люди Майдана (в конце концов, ей всего 35!). Но…даже из статьи в банальной “Википедии” выясняется, что Савченко всегда вела себя похожим “пофигистическим образом” – ведь ее служба в Ираке, как оказалось, закончилась отправкой на родину за систематические нарушения дисциплины…А участие в шоу “Битва экстрасенсов” в 2012 году – что это?! Как пишут в таких случаях “в этих ваших интернетах” – рукалицо (facepalm) в чистом, незамутненном виде.

К сожалению, когда вы сталкиваетесь с культом, каким бы небольшим (а говорить о тех же президентских шансах Надежды Викторовны, как это было еще недавно – уже не приходится) по масштабу он ни был, рациональные аргументы не работают, ведь они натыкаются на непреодолимый трехсоставный порог:

а) она же герой, не смейте ее пачкать;

б) просто она всегда была борцом за правду;

в) наговаривают враги.

Поэтому наблюдателя не может не посещать мысль – да не мыльный ли пузырь все это? Ведь даже в сравнении с таким же небольшим политическим культом как “5.10” анархо-либерала Геннадия Балашова, постмайданный культ Надежды Савченко выглядит как нечто крайне дезорганизованное и бессодержательное.

Познав силу медиа, Савченко научилась, похоже, не выпадать из фокуса общественного внимания – но надолго ли ее хватит, и вспомним ли мы о ней к следующим президентским выборам? Не останется ли героиня в национальной памяти лишь в качестве автора печально известного закона, создавшего трудности для полиции и госбезопасности?

Здесь ведь дело вот в чем…Бунт против “истеблишмента”, в нашем случае – олигархической партократии, на вождя которого примеряли Савченко философствующие интеллектуалы – не происходит моментально по велению души даже самой героичной из всех героинь. Ведь для того, чтобы в кустах заиграл рояль, нужно чтобы его туда кто-то поставил. И, похоже, что это не тот случай – Надин рояль разбили по дороге пьяные грузчики и с тех пор он издает лишь на удивление фальшивые аккорды.

Автор материала: Максим Михайленко

По материалам: Dsnews.ua

Материалы по теме: