С газовым приветом от ЕС

Долгоиграющее антимонопольное расследование Еврокомиссии в отношении “Газпрома” завершилось безоговорочной победой европейцев. Под их нажимом российский госконцерн был вынужден пойти на серьезные уступки. Вот только об интересах Украины, зачем-то вступившей...

Долгоиграющее антимонопольное расследование Еврокомиссии в отношении “Газпрома” завершилось безоговорочной победой европейцев. Под их нажимом российский госконцерн был вынужден пойти на серьезные уступки. Вот только об интересах Украины, зачем-то вступившей в Европейское энергетическое сообщество, в Брюсселе никто не вспомнил.

Газпром разжал тиски

Россиянам в свое время удалось навязать европейским потребителям довольно жесткие условия газовых поставок. Однако при этом не обошлось без перегибов – а значит, ответная реакция со стороны ЕС должна была последовать. И она последовала. Сначала в виде судебных исков отдельных газотрейдеров, таким образом добившихся отмены дискриминационных пунктов в ранее подписанных контрактах.

Здесь можно вспомнить успешный опыт итальянской Edison, французской GDF Suez. Был откорректирован на 1 млрд долл. в год контракт с польской PGNiG. Даже литовской Lietuvos dujos в мае 2014 удалось добиться от “Газпрома” ценовых уступок. При этом, напомним, разбирательство НАК “Нафтогаз Украины” с российскими газовиками в стокгольмском арбитраже длится вот уже без малого 3 года. И пока никто не может сказать, когда же оно наконец завершится.

И даже на этом примере можно сразу ощутить разницу в подходах “беспристрастной” евроФемиды к своим и к остальным. О том, что затягивание процесса в арбитражном трибунале Торговой палаты Стокгольма происходит далеко не случайно, свидетельствуют и результаты антимонопольного расследования ЕС в отношении “Газпрома”. Оно было официально начато в 2012 г.

Но еще раньше, в сентябре 2011, в Берлине, Праге и Вильнюсе прошли обыски в офисах местных дочерних компаний “Газпрома” Gazprom Germania, Vemex, а также у Lietuvos dujos. Тогда и стало известно, что россиян подозревают в монопольном сговоре с целью навязать европотребителям невыгодные условия поставок. В общей сложности расследованием были охвачены газовые рынки 10 стран Центральной и Восточной Европы.

Поэтому ожидать его быстрого завершения не приходилось – ведь антимонопольные расследования имеют свою специфику и, как правило, всегда оказываются растянутыми во времени. Тем не менее дело в отношении “Газпрома” потихоньку продвигалось и в начале текущего года вышло на финишную прямую. Очевидно, что его предварительные итоги не сулили россиянам ничего, кроме штрафа на несколько миллиардов евро.

Поэтому в рамках предусмотренных процедурой консультаций “Газпром” оказался на удивление покладист – чего никогда не наблюдалось, например, на переговорах с “Нафтогазом”. Как следует из сообщения Еврокомиссии от 14 марта, российский госконцерн согласился отменить все косвенные и прямые ограничения на перепродажу газа через границы стран ЕС. Также “Газпром” предоставит инфраструктуру для перепродажи газа из Польши, Венгрии и Словакии в страны Балтии – т.е. доступ к своим трубопроводным мощностям.

Кроме того, российская компания согласилась привязать цены на газ к конкурентным ориентирам, в том числе к спотовым ценам в западноевропейских хабах, и уменьшить период пересмотра цен. Ожидается, что соответствующие изменения в контракты будут внесены до конца I полугодия и уже в следующем отопительном сезоне европотребители начнут “жить по-новому”.

На птичьих энергоправах

Чего не скажешь об Украине. Она в сообщении Еврокомиссии нигде не упоминается. Конечно, еврооптимисты могут напомнить, что мы пока не вступили в ЕС, а значит, к “разбору полетов” между официальным Брюсселем и российскими газовиками вроде как не имеем отношения.

Это верно. Но с 24 сентября 2010 года Украина входит в Европейское энергетическое сообщество – объединение стран, подписавших Европейскую энергетическую хартию. Центральный офис этой уважаемой организации находится как раз по соседству с Еврокомиссией – в Брюсселе.

И договор к Евроэнергетической хартии имеет статус межправительственного соглашения. Это юридически обязывающий документ, а не просто декларация благих намерений. Еврокомиссия квалифицирует ЕЭС как правовую основу общего энергетического рынка электроэнергии и природного газа сторон-участниц – не больше и не меньше.

В таком случае не ясно, почему Украина оказалась вне новых договоренностей Брюсселя с “Газпромом” – если исходить из того, что ЕЭС обязан защищать интересы инвесторов и государств-участников, как и записано в уставе организации. Хотя на самом деле все давно понятно. Еще в феврале 2013 года во время визита в Вильнюс тогдашний президент Украины В.Янукович заявлял о разочаровании официального Киева уровнем сотрудничества с ЕЭС.

В частности, организация тогда никак не отреагировала на строительство газопровода “Северный поток” в обход Украины и на планы “Газпрома” относительно аналогичных проектов “Северный поток-2” и “Южный поток”. Кроме того, не последовало реакции из Брюсселя на выписанный “Нафтогазу” штраф от “Газпрома” в размере 7 млрд долл. за ресурс, невыбранный в 2012 году в соответствии с пресловутым пунктом “бери или плати”.

Хотя, напомним, деятельность ЕЭС вроде бы как направлена на защиту рынка стран-участниц от дискриминации – в т.ч. в сфере поставок газа. Тем не менее до последнего времени сохранялись какие-то надежды, что после смены в феврале 2014 руководства Украины на “проевропейское” – по крайней мере, получившее публичную политическую поддержку ЕС, – отношение официального Брюсселя к энергетическому партнерству с Киевом тоже изменится.

Как показывают достигнутые в марте т.г. договоренности Еврокомиссии с “Газпромом”, этого не произошло. Украина по-прежнему находится в незавидном положении “между молотом и наковальней”. С одной стороны есть интересы европейцев как конечных потребителей, требующих обеспечить бесперебойный транзит, с другой – монопольный поставщик энергоресурсов в лице “Газпрома”, который пытается навязать заведомо невыгодные для “Нафтогаза” условия.

Между тем близится к завершению срок действия нынешнего договора на транзит российского ресурса в ЕС и условия его поставки в Украину. Это означает, что вопреки заявлениям Еврокомиссии о поддержке официальный Киев опять остается один на один с “Газпромом”.

Директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений Национальной академии наук Украины Валентин Землянский в комментарии МинПрому предположил, что “Газпром” пошел на столь серьезные уступки европейцам в обмен на поддержку строительства газопровода “Северный поток-2”. “Такие решения не принимаются в одностороннем порядке, и “Газпром” не такая компания, которая принимает решения в одностороннем порядке”, – сказал он.

По словам эксперта, при этом про Украину никто не вспомнил в рамках консультаций “Газпрома” и Еврокомиссии. “Украина останется со своим минимумом прокачки газа для обеспечения собственных нужд и как страховочный вариант для транзита в ЕС. Но как основной транзитер для ЕС она больше не рассматривается (в Брюсселе) – все”, – подчеркнул он.

В.Землянский выразил мнение, что в данном случае не стоит предъявлять претензии к НАК “Нафтогаз Украины”. “Это слабость нашей переговорной позиции – и не в публичной плоскости, а в ходе реальных дипломатических переговоров. Это вопрос не к главе “Нафтогаза” Коболеву, это вопрос к МИД. “Газпром” ведь тоже не ведет переговоры с ЕС в одиночку, это большая работа дипломатов, они готовят почву. А результат МИД Украины всем известен – ноль”, – резюмировал эксперт.

Автор материала: Игорь Воронцов

По материалам: Minprom.ua

Материалы по теме: