Психиатр Тина Берадзе. Украинская власть серьезно больна

Политические скандалы едва ли не самая популярна тема украинского интернета. В чем причина одиозного поведения украинских политиков корреспондент «Журналист» попросил прокомментировать известного психолога, психиатра и общественного деятеля Тину Берадзе....

Политические скандалы едва ли не самая популярна тема украинского интернета. В чем причина одиозного поведения украинских политиков корреспондент «Журналист» попросил прокомментировать известного психолога, психиатра и общественного деятеля Тину Берадзе.

В нашем информационном поле очень часто звучат скандалы и провокации, участниками которых становятся украинские политики. Создается впечатление, что до избрания на высокую должность мы видим перед собой одного человека, после – совершенно другого. Как трансформируется личность после прихода во власть? Правда ли то, что испытание властью может пройти далеко не каждый?

Благодаря профессиональной деятельности, у меня есть возможность сравнивать и профессионально оценивать состояние людей, которые приходят во власть. Многих из них я знаю до и после. И абсолютно без зазрения совести могу поставить диагноз нашей власти – синдром быстрого внезапного обогащения. В США этот синдром в большей степени касается изобретателей – молодые парни-айтишники, в один момент превратившиеся в миллиардеров, не знали, что с этим делать. Причина появления этого синдрома у нас проста – мы перепрыгнули из Советского Союза в так называемый капитализм, а наше общество не успело перестроиться.

У нас нет профессиональных политиков. Кто такие наши политики? Богатые люди, которые приходят во власть, чтобы защитить свой капитал. И в роли уже руководителей государства продолжают подходить к своим решениям привычно – «я сейчас куплю эту машину и посмотрю, понравится она мне или нет». На это поведение накладывается на еще один синдром – синдром внезапно обретенной власти. Уникальный синдром, симптомы которого прогрессирует на глазах, буквально за считанные дни. Первое проявление – ощущение того, что полученная власть – навсегда. Никого не пугает опыт предшественников, все, кто пришел в свое кресло, уверенны, что именно с ними ничего не случится. На этом фоне у человека возникает убежденность – я во всем прав. Такой месседж на самом деле заложен в подсознании каждого человека. А политики – абсолютно обычные люди, со своими психологическими, культуральными и этническими свойствами, как и все мы.

Но вокруг каждого человека есть те, кто может дать реалистичную оценку его решениям и действиям. Разве этого не происходит?

Оставить в окружении людей, которые подвергают твои действия критике, могут только высокоинтеллектуальные, сильные люди. Все остальные стараются избавиться от критиков. Чаще всего, рядом с тем, кто пришел к власти, остаются люди, которые говорят только то, что чиновник или политик хочет слышать. В итоге, через месяц-два люди отрываются от реальности. Это касается не только украинских политиков, такова мировая тенденция, но в странах, где есть свобода слова, человеку, занимающему высокий пост, не удастся скрыться от общественного мнения и порицания. Если он что-то нарушает – общество моментально реагирует. У нас ситуация другая – есть достаточно небольшая группа людей, именуемая властью, где действуют свои законы. И никакого отношения эта группа людей к населению Украины не имеет. Хороший пример – публикация е-деклараций. Им даже в голову не приходит, что нельзя безнаказанно иметь столько незаработанных денег. Но наказания не будет, так как в карательной системе участники этой же группы.

А когда человек покидает высокий пост, его время во власти заканчивается, что с ним происходит с психологической точки зрения?

Минимум полгода человек ощущает, что он еще «там» и ведет себя также. Внутри он все еще президент или премьер-министр, а получается, что его уже никто не слушает. Привычки те же, а реальность другая. И у человека обязательно возникает мысль, что он должен вернуться. Человек проходит психологические стадии, свойственные состоянию после серьезного стресса. Первая стадия – отрицание. Позже наступает принятие, которое переходит в гнев. Облегчает для них ситуацию то, что уходят они, мягко говоря, не бедными людьми.

На такое развитие событий обречены все или все-таки могут быть исключения?

К сожалению, практически все, кто вышел из постсоветской системы. Повторюсь, в Украине нет профессиональных политиков. В странах, где политическая карьера строится в соответствии с этапами приобретения необходимого опыта, политические должности занимают люди, которые к этому готовы. В первую очередь – внутренне и психологически. Эти люди понимают, что они приходят на должность на какой-то ограниченный временной промежуток и для них нет трагедии, когда срок «правления» заканчивается. У нас все по-другому, потому что в стране такой профессии как политик просто нет.

Где выход из этого замкнутого круга?

Нам нужна критическая масса людей, патриотов в хорошем смысле этого слова, которые, любя Украину, постараются поломать эту систему. Чтобы нами правили профессионалы, знающие, что налоги мы платим не для разворовывания, а для того чтобы они к нам возвращались в виде отстроенных дорог, медицины, образования и других общественных благ. Кроме того что у нас нет профессиональных политиков и профессиональной власти, у нас нет ни медицины, ни образования. Сейчас в Украине происходит геноцид – мы воспитываем необразованное и нездоровое поколение – это худшее что может делать правительство, которое сплошь состоит из непрофессионалов

Откуда возьмется эта критическая масса?

Из нас. Граждан, которые любят свою страну. Очень многие молодые украинцы уехали и учатся за границей. В том числе политическому искусству. Часть из них возвращаются на родину. Но нужна критическая точка для того, чтобы те, кто знает, что делать, нашли общее решение.

По материалам: Uainfo.org

Материалы по теме: