Промышленный Донбасс: забыть или вернуть?

Президента и правительство призывают разработать план защиты предприятий на временно неподконтрольных территориях, включающий как введение дополнительных санкций, так и подачу исков в международные суды С момента введения в действие...

Президента и правительство призывают разработать план защиты предприятий на временно неподконтрольных территориях, включающий как введение дополнительных санкций, так и подачу исков в международные суды

С момента введения в действие решения СНБОУ о приостановке перемещения грузов через линию разграничения на Донбассе прошла всего неделя, а негативные последствия такого шага уже начали нарастать как снежный ком. По подсчетам Нацбанка, поступление от экспорта металлопродукции уменьшится на $1,3 млрд, а импорт энергетического угля и кокса обойдется казне приблизительно в $1 млрд долл. Рост ВВП ухудшится с 2,8% до 1,9%, курс доллара поднимется до 32 гривен. Международный валютный фонд предсказуемо отложил выделение Украине уже фактически согласованного транша в размере $1 млрд.

Президент и премьер-министр уверяют, что отменят запрет на передвижение грузов через линию разграничения, как только захваченные оккупантами предприятия будут возвращены украинским владельцам и заработает режим прекращения огня. Но реальных шагов для защиты национальных интересов на неподконтрольной территории украинская власть пока не предпринимает. Как, впрочем, и интересов зарубежных инвесторов, ведь, по словам замминистра по вопросам оккупированных территорий Георгия Туки, в руках т.н. властей самопровозглашенных «республик» оказались десятки промышленных активов не только государственных и частных украинских компаний, но и представителей иностранного капитала. По мнению экспертов, президенту и правительству пора разработать и начать реализацию плана сохранения национального достояния на Донбассе.

«Национализировали». Что дальше?

Бытует мнение, что власти самопровозглашенных ДНР и ЛНР не сумеют воспользоваться огромным промышленным активом, полученным при «национализации», а их заявления о скорой переориентации захваченных предприятий на российский рынок обычный блеф. Во многом это действительно так.

«Большинство предприятий на оккупированной территории в значительной степени завязаны на другие украинские предприятия. Например, металлургические комбинаты Донецкой и Луганской областей зависимы от железорудного сырья с карьеров в Днепропетровской и Полтавской областях, – поясняет экономист Александр Желудь. – Теоретически возможен завоз сырья из России, но его база значительно отдалена, а стоимость перевозки существенно повысит себестоимость. Во-вторых, российская руда используется на предприятиях российской металлургии, которые вряд ли согласятся делиться сырьем».

Та же ситуация и с углем. Россия не испытывает дефицита антрацита, экспорт которого в объеме аж целых 6 млн тонн в год намереваются организовать руководители ОРДЛО. «Даже если предприятия каким-то образом переподчинят российским компаниям, даже если в России начнут закрывать шахты, чтобы брать украинский уголь – все равно его будет в избытке», – говорит Желудь.

Препятствием является и юридический статус продукции. Продать изготовленное или добытое в т.н. ДНР или ЛНР на внешних рынках достаточно сложно. «Российский бизнес официально не рискнет участвовать в интеграции предприятий на неподконтрольной территории, – считает руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий. – В металлургическом секторе все предприятия имеют западный капитал, их акции торгуются на международных биржах, поэтому это слишком большая роскошь – встревать в какие-то отношения с предприятиями на оккупированных территориях, чей статус даже Российская Федерация не признает».

Неудивительно, что после заседания Российского союза промышленников и предпринимателей, состоявшегося в Москве на прошлой неделе, руководство ПАО «Северсталь» и ПАО «Металлоинвест» всячески отрицают планы поставлять сырье на металлургические комбинаты в Макеевке, Енакиевом и Алчевске. Хотя, по мнению аналитика ГП «Укрпромвнешэксертиза» Дмитрия Желтякова, поставлять сырье в Украину российским производителям ЖРС явно выгоднее, чем везти его, например, в Китай или Корею. «Во-первых, потому что просто ближе, а во-вторых, я думаю, они еще какую-то наценку накидывают из-за того, что территория неблагополучная», – говорит Желтяков.

Съезд РСПП в Москве

Руководитель ассоциации «Металлургпром» Александр Каленков считает, что зависимые от внешних рынков «Металлоинвест» и Северсталь» вряд ли будут брать на себя риски введения санкций. Потому будут поставлять сырье через подставные компании.

Угроза деиндустриализации и разграбления

Но публичные заявления российских бизнесменов вовсе не означают, что предприятия на неподконтрольной территории в целости и сохранности дождутся возвращения под контроль Украины. По мнению политологов, Кремлю выгоден тезис о том, что промышленность Донбасса от Украины «никуда не убежит». За этой «дымовой завесой» как раз и попытаются спрятать разграбление украинских предприятий. К примеру, нелегальный экспорт (а, по сути, хищение) донбасского угля в Россию идет не первый год. Только в 2015 году из ОРДЛО «ушло» в восточном направлении около 1,3 млн. тонн антрацита.

«Россия фактически может получать из Донбасса задешево уголь, металлургическую продукцию. Это не означает, что она все это будет перепродавать. Думаю, она будет использовать все это в собственных целях, среди прочего и для того, чтобы уменьшить объем средств, которые тратятся на поддержку самопровозглашенных республик. Такая получается двойная экономия», – говорит директор Центра общественных отношений Евгений Магда.

«Предприятия, которые откажутся интегрироваться в российскую экономику, разграбят и распилят на металлолом, – говорит политолог Александр Палий. – Процесс деиндустриализации Донбасса запущен давно, множество предприятий вырезано, особенно в Луганской области».

Выставить счет за каждую гайку

Чтобы противостоять уничтожению промышленности Донбасса и обеспечить сохранность приносивших в госбюджет миллиарды валютных поступлений, власть должна тщательно мониторить ситуацию на неподконтрольных территориях, считают эксперты.

«Нужно контролировать и не допускать кооперации захваченных предприятий с российскими предприятиями. Нужно останавливать и не давать возможности тем российским предприятиям, которые будут получать фактически краденое с неконтролируемой украинской территории, вести легальный бизнес с украинскими предприятиями», – говорит Евгений Магда.

По мнению экспертов, любой российский бизнесмен, решивший вступить в хозяйственные отношения с захваченными на Донбассе предприятиями, должен осознавать – покупка фактически украденного со складов угля является криминальным преступлением. А значит, за пределами России за участие в легализации доходов, полученных незаконным путем, его ждут жесткие международные экономические санкции и судебные иски со стороны Украины. Что повлечет за собой достаточно негативные последствия – падение стоимости акций, невозможность привлечь финансирование, разрыв контрактов и т.д.

«Против компаний, которые будут налаживать экономические отношения с предприятиями на оккупированных украинских территориях, нужно вводить санкции. Это отпугнет потенциальных пособников грабителей. Они должны понимать, что от этого им будет только хуже в цивилизованном мире», – считает Александр Палий.

Александр Палий

«Если у нас не хватает военной силы, то мы можем бороться в юридической плоскости, на уровне международных судов, обращаться к мировому сообществу и пояснять ситуацию», – говорит народный депутат Борислав Розенблат, заместитель председателя парламентского комитета по вопросам промышленной политики и предпринимательства.

Готовиться к судам предлагают и в Министерстве юстиции.

«Моя рекомендация частному бизнесу: отрабатывать механизм обращения с исками в международные арбитражи и компенсации убытков, – говорит министр юстиции Павел Петренко. – Есть все шансы компенсировать и добиться ответственности именно Российской Федерации как страны, которая финансирует террористов и несет ответственность за такого рода деяния ее ручных боевиков».

Буквально выставить счет «за каждую гайку» уже готовятся в DTEK Energy Group, которая с 15 марта потеряла более десятка активов на неподконтрольной территории Донецкой и Луганской областей. Компания намерена следить за складами захваченных террористами предприятий «Свердловантрацит», «Ровенькиантрацит» и «Шахта Комсомолец Донбасса», на который осталось около 430 тыс. тонн антрацита.

Поводом требовать от международных партнёров введения санкции против российских компаний могут стать результаты анализа сырья, на котором будут продолжать работать предприятия, считает руководитель ассоциации «Металлургпром» Александр Каленков.

«Если проводится экспертиза, то по химическому составу могут быть определены – и по руде, и по углю, – с какого именно месторождения они поставлялись . Это все делается», – говорит Каленков.

Украинская власть столкнулась с серьезным вызовом. И президент, и премьер сделали немало заявлений о том, что на Донбассе находятся украинские предприятия. Теперь осталось доказать, что украинская власть действительно готова идти до конца, делая максимум возможного, чтобы сохранить имущество и недра Украины на неконтролируемых территориях.

Автор материала: Алена Будзинская

По материалам: Lb.ua

Материалы по теме: