«Приват» был не единственным банком, «доившим» Украину

За банкротствами банков скрывалась схема колоссального дерибана! Несколько дней в ожидании финансового апокалипсиса, – так можно описать состоянием многих украинцев в дни национализации «Приватбанка». Народ, на ночь глядя, бежал...

За банкротствами банков скрывалась схема колоссального дерибана!

Несколько дней в ожидании финансового апокалипсиса, – так можно описать состоянием многих украинцев в дни национализации «Приватбанка». Народ, на ночь глядя, бежал к банкоматам снимать с карточек наличные, днем выстаивались очереди желающих снять депозиты, система «Приват-24» чуть не легла из-за перегрузки.

Однако всё обошлось, поскольку смысл объявленной национализации «Приватбанка» в том-то и заключался, чтобы не довести дело до классического краха. Не стоит заблуждаться, что власть старается защитить финансовые интересы украинцев, нет, она просто пытается защитить себя от разъяренных вкладчиков. А у «Приватбанка» их было бы так много, что для их разгона могло бы не хватить придворной Гвардии и отрядов ряженых «ветеранов АТО». Да и записать миллионы украинцев в «агенты Кремля» тоже было бы затруднительно. Кроме того, вместе с «Приватбанком» могла бы рухнуть самая популярная система электронных платежей – а это просто вызвало бы в стране полный платежный коллапс. Власть просто не могла не вмешаться, и переложила решение проблемы «Привата» на государство.

Но в том-то и дело, что переложила. Поскольку бывшие владельцы «Приватбанка» (Коломойский и Боголюбов) в ходе этой национализации потеряли лишь его бренд (за которым уже ничего не было) и более ста миллиардов гривен долга перед государством и вкладчиками. С них никто не спросил за финансовые комбинации, создавших эти колоссальные долги и выведшие в оффшоры 1,6 миллиарда долларов только в 2014 году! И уже вряд ли спросит…

Откуда эта уверенность в безнаказанности отечественных финансовых Бендеров? Дело не только в личности самого Коломойского (кто ж его посадит!), дело еще в том, что банкротство «Приватбанка» – это случай далеко не первый, хотя и самый масштабный. И что, разве кто-то за это был осужден, а украденные деньги возвращены? Более того, во всех этих случаях прослеживалась одна и та же система!

Вот, к примеру, банк «Михайловский», чьи кинутые вкладчики недавно устраивали акции протеста при поддержке партии «Жизнь» Вадима Рабиновича. Это один из самых молодых украинских банков (создан в 2013 году), поэтому он не участвовал в схемах 2007-2009 годов, однако повторил их в наше время. Всё происходило следующим образом: банк привлекал депозиты населения под высокие проценты (25-30%), часть денег использовал для потребительского кредитования в сети «Эльдорадо» (банк «Михайловский» и маркеты «Эльдорадо» принадлежат олигарху Виктору Полищуку), а остальные раздавал своим компаниям как кредиты на очень льготных условиях (кэптивная схема).

В честном бизнесе кэптивная схема используется для того, чтобы компании не несли дополнительные расходы, беря кредиты у сторонних банков. Поэтому создаются банки собственные, задача которых – кредитование своего бизнеса при помощи средств привлекаемых вкладов физических и юридических лиц. Это и называется «кэптивный банк». Кстати, собственные кэптивные банки создавали почти все украинские олигархи – отсюда такое количество банков в не такой уж и богатой Украине. И в этом не было бы ничего плохого, если бы они не начали решать свои проблемы за счет вкладчиков, а потом государства.

Суть кэптивной аферы состоит в том, что владелец схемы «банк-компания» в любом случае не несет никаких убытков – ведь и банк-кредитор, и компания-заемщик принадлежат ему. От того, что он перекладывает деньги из одного своего кошелька в другой, их у него меньше не станет. А вот когда эти деньги вынимают из обоих кошельков и прячут в задний карман, вот тут и начинается мошенничество.

Еще в 2007-2008 году украинские банки активно кредитовали (на льготных условиях) собственные компании. Большинство – по кэптивным схемам, а вот такой виртуоз, как Сергей Тигипко, умудрился раздать сотни миллионов долларов кредитов «Сведобанка» – его бывшего «ТАС‑Комерцбанка», в 2007-м проданного шведам за 735 миллионам долларов. Согласно контракту продажи, Тигипко оставался работать в нем управляющим – чем он и воспользовался! Наивные шведы просто не понимали, с кем они связались. Кстати, это пример того, что олигархи могут использовать для финансирование своих компаний не только собственный банк, но и банк попавший под их влияние – в то числе государственный («Укргазбанк», «Ощадбанк»).

И вот грянул кризис! Который сразу же ударил по строительству и торговле, резко сокращая их доходы – в результате чего появились проблемы с возвратом кредитов. Так, в частности, погорел АКБ «Трансбанк» Владимира Костерина – вливавший в свою инвестиционно-строительную компанию «Столица-групп» деньги вкладчиков, а также средства фонда «Украина-3000», собранные для «детской больницы будущего» (Костерин был другом Катерины Чумаченко). Чуть не закрылся «Правэкс-Банк» одиозного киевского мэра Леонида Черновецкого, банкротство постигло «Укрпромбанк» Гарри Корогодского и Александра Меламуда. Однако проблемы начали испытывать и банки, связанные с экспортным производством: «Финансы и кредит» (Константин Жеваго), «Надра», «VAB-банк» (Олег Бахматюк), тот же «Приватбанк» и многие другие.

В ситуации, когда банк не является кэптивным, он просто перестает кредитовать проблемные предприятия и начинает банкротить те, которые не могут возвратить ему долги. Украинские же кэптивные банки бросились спасать бизнес своих олигархов: списывать старые кредиты и выдавать новые. Кредиты выдавали в основном под залог акций этих предприятий – но либо по их докризисной биржевой стоимости, либо вообще оценивая их «от фонаря». В итоге этот залог стоил в разы (а то и на порядки) меньше суммы выданных под него кредитов – то есть погасить их даже продажей заложенных акцией было уже невозможно. Так образовывались «проблемные кредиты», то есть минусовый баланс банков.

Беда была в том, что для своих афер банки использовали деньги вкладчиков, отказывая им в возврате депозитов. Отсюда и банковский кризис осени 2008 года, когда сотни тысяч украинцев тщетно толпились под дверями банков, пытая снять свои сбережения. Громадянам вешали на уши лапшу о том, что деньги «съел кризис» – на самом деле деньги никуда не испарялись, а были перечислены компаниям, связанным с владельцами банков.

В такой ситуации государство шло навстречу банкам и выделяло им рефинансирование: не только для докапитализации (что повышало гарантии возврата вкладов) но и для сокращения проблемных кредитов. Это были огромные деньги, выделяемые НБУ: 105,4 миллиарда гривен только в период с 1 октября по 30 декабря 2008 года!

Разумеется, что эти деньги были взяты не из-под подушки: частично их выделили из бюджета и резервов, а в основном это были долговые обязательства (в том числе облигации) и денежная эмиссия. И это стало первым шагом к скачку инфляции: если 30 сентября 2008 года доллар на Межбанке стоил 5,08 гривен, то в начале января 2009 он достиг 8,75. Правительство заявляло, что в этом виновато население, толпившееся у обменников и скупающие валюту «на все». Но это была ложь: доля физических лиц на рынке валюты составляла всего 12%, и они практически не влияли на курс. Он формировался на Межбанке, где валюту оптом скупали банки и предприятия.

Это была вторая часть аферы: банки превращали остатки депозитов полученное рефинансирование в валюту. Которую затем прятали в надежных местах: выводили в оффшоры, вкладывали в иностранные компании, покупали валютные облигации, переводили со счета на счет. Глупые олигархи на этом и останавливались: как говорится, нацарювали – и втекли! Но таких было немного, и в течение 2009-2010 г.г. закрылись всего несколько банков. Более умные поступили иначе: нажившись на скупке-продаже валюты, они частично погасили свою задолженность перед НБУ и вышли из кризиса с неплохой прибылью.

Вот почему при падении в 2008 году мировой экономики всего на 11%, в Украине она рухнула на 35%, а гривна упала по отношению к доллару в полтора раза! Частично в этом была виновата наша экспортно-сырьевая ориентация, но главную роль сыграла грандиозная афера банков. И это ведь не просто абстрактные показатели, за падением экономики стояло вымывание олигархическими банками капиталов граждан, малого и среднего бизнеса, государства.

Похоже, что данная схема очень понравилась украинским олигархам, поскольку они использовали её снова. Уже в 2012 году два десятка украинских банков вновь начали наращивать размеры проблемных кредитов, выданных собственным предприятиям, а также тянуть с выплатой долгов по старым обязательствам перед НБУ и Минфином. Размер этих долгов на июнь 2012 года составлял 57,7 миллиардов гривен, то есть банки так и не вернули державе почти половину рефинансирования, полученного в 2008-2009 г.г. Банки «Надра», «Финансовая инициатива», «Дельта-банк» вообще перестали выплачивать даже символические проценты. И, жалуясь на «последствия кризиса» и «стагнацию экономики», они вновь просили у государства вспоможения. И государство начало оказывать им такую помощь – пусть и не в таком размере, как раньше.

К концу 2013 года крупнейшими должниками перед НБУ были: государственные «Ощадбанк», «Укрэксимбанк» и «Укргазбанк», частные «Надра-банк» (7,1 миллиарда), «Родовид» (2,9 миллиарда), «Дельта» (5,3 миллиарда), «Приватбанк» (3,4 миллиарда), «Имэксбанк» (2,7 миллиарда), «Финансы и кредит» (3,7 миллиарда).

Сразу после второго Майдана новая власть устроила масштабное рефинансирование: только в марте 2014-го банкам выделили 21,5 миллиарда гривен. К середине апреля крупнейшими получателями государственной помощи стали: «Приватбанк» (11,8 миллиардов), «Дельта-банк» (3,9 миллиарда), «Брокбизнесбанк» (1,9 миллиардов), «Финансы и кредит» (1,5 миллиарда) и «Надра» (1,1 миллиарда). В целом же украинские банки были должны НБУ 108 миллиардов гривен!

И что же? В 2014 году украинские банки повторили аферу 2008 года, хотя никакого мирового кризиса на этот раз не было. Похоже, что для этого в качестве повода они использовали эхо прошедшего Майдана, а также постоянные утверждения о том, что «режим Януковича» разорил украинскую экономику, а беглый президент вывез с собою 5 КамАЗов долларов. Включился печатный станок, выпустили новые займы, добрались до кредитов МВФ, в ход пошли даже финансовые гарантии от западных стран – все это пошло на дерибан по системе превращения рефинансирования в доллары и их вывода за границу. И уже не кажется совпадением, что украинская гривна продолжала падать до тех пор (весна 2015), пока не прекратилось рефинансирование украинских банков.

Но в 2015-2016 г.г. эта афера получила дальнейшее продолжение – точнее, красивый финал. В случае с «Приватбанком», как мы видим, им стала т.н. национализация, в ходе которого долги «Привата» перешли к государству (большая часть их погасится), а вот выведенные за эти годы из Украины активы остались у Коломойского. И разве с него собираются за это спросить? Точно так же за долги банка «Михайловский» отвечает сейчас не его владелец Виктор Полищук, а его председатель правления Игорь Дорошенко – то есть зицпредседатель Фунт.

«Михайловский» постигнет судьба еще дюжины банков, лопнувших за последние полтора года: временное государственное управление на период выплаты вкладов физическим лицам. Как видим, в данном случае до национализации дело не доводят, банки просто будут банкротить, однако суть остается той же: олигархи, фактически укравшие сотни миллионов и миллиарды долларов у вкладчиков и НБУ, получили своеобразную амнистию от государства. Теперь им ничего не стоит открыть новые банки, чтобы в будущем еще раз провернуть подобную аферу по проверенной схеме!

По материалам: From-ua.com

Материалы по теме: