Политические убийства и самоубийства в Украине: прошлое и настоящее

В Шевченковском райсуде Киева идет процесс над подозреваемыми в убийстве писателя и журналиста Олеся Бузины. Очевидно, что сам процесс займет не один месяц. Вероятно, в ходе расследования и судебных...

В Шевченковском райсуде Киева идет процесс над подозреваемыми в убийстве писателя и журналиста Олеся Бузины. Очевидно, что сам процесс займет не один месяц. Вероятно, в ходе расследования и судебных слушаний будут выявлены и заказчики убийства Бузины. Но станет ли “дело Бузины” началом раскрытия резонансных убийств, которые второе десятилетие сотрясают нашу страну – пока большой вопрос.

Эксперты говорят, что Украина сегодня напоминает Кипр, который в 60-70 годах прошлого столетия стал “яблоком раздора” между западным миром и СССР. Кульминацией противостояния стало свержение президента-архиепископа Макариоса III.

Убийства и самоубийства – волна за волной

Волна самоубийств в этом году в Украине началась со смерти бывшего первого замглавы “Укрзализныци” Николая Сергиенко. Затем погиб Михаил Чечетов – бывший куратор парламентского большинства Партии регионов, по официальной версии выбросился из окна своей квартиры. Чуть позже покончил с собой бывший нардеп от Партии регионов Станислав Мельник.

Одновременно, по версии следствия, повесился в собственном доме мэр Мелитополя (Запорожская обл.) Сергей Вальтер. А чуть позже ушел из жизни еще один регионал, экс-губернатор Запорожской области Александр Пеклушенко. Он, утверждают в МВД, застрелился.

Тем временем в Киеве был убит бывший нардеп, одиозный член Партии регионов Олег Калашников.

И это только 2015 год. 27 августа 2014 года была убита экс-глава Фонда госимущества, бывший нардеп и экс-руководитель СПУ Валентина Семенюк Самсоненко. Ее смерть была инсценирована как самоубийство, но до сих пор никто не верит, что Валентина Петровнамогла покончить с собой, да еще и таким способом.

Исторические аналогии – опасная вещь, но как не вспомнить смерти Георгия Кирпы и Юрия Кравченко. Они тоже случились в разгар или сразу после “Оранжевой революции”.

Напомним, что, согласно официальной версии, экс-глава “Укрзализныци” Георгий Кирпабыл найден мертвым в декабре 2004 года в своем доме. Есть мнение, что он унес с собой тайну т.н. “черной кассы” Президента Леонида Кучмы. Кроме того, многие рассматривали Кирпу как потенциального претендента на пост Президента.

Спустя три месяца с двумя огнестрельными ранениями головы в собственном доме был обнаружен экс-министр внутренних дел Юрий Кравченко. Следствие пришло к выводу, что это самоубийство. Но эксперты утверждали: смерть Кравченко – насильственного характера.

О количестве смертей в 1990-е годы можно писать тома. Достаточно вспомнить об убийстве самого влиятельного дончанина Евгения Щербаня и загадочной автокатастрофе, унесшей жизнь Вячеслава Чорновола, на тот момент – кандидата в Президенты. Политики на этих смертях спекулируют по сей день.

Как и убийства, связанные с событиями Евромайдана, все больше напоминают не уголовные, а политические процессы.

Горький рецепт Кипра

Удастся ли нам, в Украине, переломить ситуацию, или мы окончательно скатились до уровня Мексики или Аргентины, где убийства политиков, журналистов и общественных активистов носят системный характер? Эксперты затрудняются однозначно ответить на этот вопрос.

“Действующей власти менее всего выгодно убийство политического оппонента, так как подозрения падут именно на нее. За политубийствами стоят разные интересы, поэтому их не стоит обобщать. Но, например два “самоубийства” экс-руководителей ФГИУ (Семенюк-Самсоненко и Чечетов, – авт.) за год наводят на мысль, что совпадения явно не были случайными”, – полагает политический эксперт Павел Карназыцкий.

По его мнению, нам нужно строить правовое государство. Только там, где есть свобода слова, и закон исполняется без поправки на статус, считает Карназыцкий, политические убийства станут бесполезными, уверен эксперт.

Так, в США были раскрыты убийства Президента Джона Кеннеди и общественного лидера Мартина Лютера Кинга, поскольку в этой стране главенствует закон, заверил заместитель главного редактора портала PoloNews Евгений Билоножко. “Возьмем Польшу, на которую мы хотим быть похожими. Так, несколько дней назад, польский генерал Чеслав Кищак в возрасте 89 лет был осужден за введение военного положения в 1981-1983 годах. Посчитайте сколько лет должно пройти после 18 февраля 2014 года, чтобы посадить организаторов убийства “Небесной сотни””, – отметил Билоножко.

На эффективное расследование нашумевших политических и прочих заказных убийств можно надеяться, только если это понадобится властям, уверен глава Центра украинских исследований Университета Оттавы Иван Качановский. “В Югославии, Кении, Сьерра-Леоне массовые убийства расследуют международные трибуналы и суды. А во многих странах после смены диктатуры – Чили, Перу, Гватемале, ЮАР – то же делали не только местные суды, но и комиссии правды и примирения. В Украине политические преступления тоже могли бы быть расследованы и их заказчики осуждены, но лишь при условии членства Украины в ЕС”, – уверен Качановский.

Убрать оппонента

Одно из последний исследований на тему политических убийств обнародовано в конце 2014 года Нью-Йорским Центром противостояния терроризму (ЦПТ) “Обоснование политических убийств”.

Согласно исследованию, с 1945 по 2013 год совершены 758 политических убийств, в ходе которых погибли 954 человека. С 1970 по 2013 год ежегодно поражались в среднем 15 политических целей, а с 1945 по 1969 годы каждый год случалось в среднем по пять убийств.

20% общего количества убийств совершались на Ближнем Востоке и в Северной Африке. В последние годы такие убийства участились и в Южно-Азиатском регионе. 76% из них случились после 1985 года – в связи с обострением ситуации в Афганистане и Пакистане.

8% общего числа убийств приходятся на Россию и Восточную Европу. Их количество резко возросло после 1995 года.

В целом, мишенями киллеров чаще всего становились главы государств (17%), оппозиционные лидеры (18%), парламентарии (21%), министры (14%), дипломаты (10%), а также местные политические деятели – губернаторы, мэры (5%) и вице-президенты (3%).

В докладе указывается, что страны, где отсутствует (или весьма ограничено) политическое соперничество и однородное общество (национальная и этническая среда), и которые включают в себя обделенные с политической точки зрения группы, непременно сталкиваются с падением легитимности действующих властей и системы в целом. Вместе с этим растет вероятность прямой атаки против общественных лидеров, а также лидеров мнений.

Кроме того, исследование ЦПТ подтвердило факт, что страна является более склонной к политическим убийствам во время избирательных кампаний или общего роста внутреннего недовольства и кровопролития.

Автор материала: Виктор Якушенко 

По материалам: Rbc.ua

Материалы по теме: