“Полицейский – уже другой человек”. Какой будет украинская патрульная служба?

“Работа у ребят очень тяжелая, восемь часов смены. И еще никто из участников не сказал, что им легко”, – говорит Иван Дука, ассистент украинского офиса Международной программы помощи по...

“Работа у ребят очень тяжелая, восемь часов смены. И еще никто из участников не сказал, что им легко”, – говорит Иван Дука, ассистент украинского офиса Международной программы помощи по обучению уголовным расследованиям (ICITAP). Эта программа при департаменте юстиции США занимается амбициозным проектом Патрульной службы.

Дука проводит для “Украинской правды” экскурсию по Институту МВД, в котором проходят тренировки будущих полицейских. Эти тренировки он и называет тяжелой работой.

29 июня участники самой громкой и важной реформы этого года закончили обучение, а уже 4 июля впервые выйдут на улицы столицы в качестве украинских полицейских.

“Упор делается в основном на практику”, – объясняет Дука, показывая спортзал, где мужчины и женщины в возрасте до 35 лет тренируются в способах захвата.

Задача программы – по максимуму подготовить полицейских к тому или иному повороту событий, которые могут произойти на улице.Женщин среди них довольно много – примерно треть, – и их физическая подготовка, добавляет Дука, не уступает мужской.

Зимой этого года на адрес создателей Патрульной службы пришло более 33 тысяч заявок от желающих стать полицейскими. Более половины “отсеяли” сразу после прочтения анкет. Еще столько же – после прохождения тестов по общим навыкам и психологии.

Потом была проверка уровня физической подготовки и финальное очное интервью с представителями милицейской академии, МВД и общественных организаций, принимающих участие в создании Патрульной службы.

В итоге отбор прошли всего 2 тысячи человек

Тренеры тоже проходили специальный конкурс. По итогу в их числе почти не оказалось преподавателей из академии Министерства внутренних дел. Всех их обучали американские специалисты по своей методике, которую предстоит теперь приспособить к украинским условиям.

Речь идет и о новом законопроекте, который будет регламентировать работу полиции. К слову, закон до сих пор не выносился на голосование в сессионный зал – парламентские комитеты продолжают вносить свои поправки.

“Ваши ребята мотивированные в отношении учебы, и даже самого факта пребывания здесь”,– делится один из американских тренеров Кори Тэтворд, полицейский из Калифорнийской патрульной службы.

Для Тэтворда это первый такой опыт обучения инструкторов в другой стране.

“Пока что у многих есть некоторое непонимание, как все это будет работать, из-за того, что закон о полиции еще не принят, но это не самое главное. Главное, чтобы общество понимало, что полицейские на своем месте работают для того, чтобы помогать людям, и доверяло им”, – говорит он.

Деньги и ресурсы для полицейской реформы собирались со всего мира.

По словам координатора патрульной службы Анастасии Шмалько, Госдепартамент США выделил на эти цели 15 миллионов долларов, а японское правительство поставило около 400 патрульных автомобилей Toyota Prius. Всего во время двухдневного визита в Киев японского премьер-министра украинской милиции было передано 1,5 тысячи автомобилей с гибридными двигателями.

Австрийское посольство через Организацию защиты патриотов закупило аптечки для учебы и работы, а также провело курс домедицинской помощи для тренеров будущих патрульных, а фонд “Возрождение оплатил труд тренеров, которые обучали будущих патрульных.

Выделение 5 миллионов долларов анонсировала Канада, но в реформе эти деньги задействованы еще не были. И это все – неполный список спонсоров, меценатов и грантодателей, которые поучаствовали в финансировании главной и первой украинской реформы.

Некоторые тренеры, к слову, участвовали в проекте буквально на волонтерских началах, за минимальный гонорар. Так, например, винницкий адвокат Алексей Белошицкий провел с группами новобранцев серию занятий по толерантности, во время которых рассказывал о примерах нарушениях прав граждан на основе своей адвокатской практики.

“Лично мне хочется реформировать систему милиции, чтобы полиция стала качественно новым продуктом, – говорит он. – И если я смогу сделать так, чтобы наше общество стало безопаснее, чтобы соблюдались права человека, то мои услуги как адвоката в этой сфере не пригодятся, и я, честно, буду этому чрезвычайно рад”.

Дука говорит, что патрульно-постовая служба, которая существовала в Украине раньше, совершенно не похожа на то, что есть в цивилизованных странах. “Наша ППС выполняла множество не свойственных ей функций, а новый патруль будет выполнять всего одну”, – резюмирует он.

Именно поэтому, объясняет ассистент, на подготовку кадров требуется всего три месяца. Будущим полицейским не нужно получать высшее образование в течение пяти лет – им лишь нужно понимать, как поступать в тех или иных ситуациях.

“Патрульным не нужно юридическое образование, им нужно умение реагировать на разные вызовы, – продолжает Дука. – Им важна коммуникабельность, стрессоустойчивость, толерантность, они должны знать, как предупреждать насилие в семье, противодействовать торговле людьми, как осуществлять партнерство полиции и общества. Наша полиция будет переходить от карательной функции к предупредительной, становиться сервисом”.

Полиция сервиса

Переход к сервисной основе полиции – главный тезис, который используют грузинские реформаторы: замминистра внутренних дел Эка Згуладзе и бывшая министр образования и ректор полицейской академии Грузии Хатия Деканоидзе.

Кажется, именно две эти хрупкие женщины и стали причиной столь бурного потока желающих записаться в Патрульную службу.

Во время презентации формы будущей полиции и Згуладзе, и Деканоидзе не скрывали своих чувств к новобранцам. Згуладзе говорит, что с момента запуска школы патрульных успела подружиться с несколькими участниками главного украинского эксперимента.

Одним из таких счастливчиков оказался 28-летний Александр Фацевич – будущий глава Патрульной службы Киева. Профессиональный военнослужащий, недавно вернувшийся с войны на востоке, успешно прошел, как и остальные, все тесты. Но его “психологический профиль”, говорит Згуладзе, отличался от остальных.

“Возможно, это оттого, что он видел многое на войне, возможно, потому что он по национальности русский, – объясняла замминистра, представляя новобранцам Фацевича. – На войне он знал личную историю каждого из своих бойцов. Когда узнал, что у одного из них дочка не попала в детский садик, потому что не было места, он взял отпуск и поехал искать место для ребенка. Это я называю хорошим командиром и этого же отношения хочу от вас”.

“Правда, если он себя не покажет, снимем его вместе с вами, да?” – как бы в шутку добавила Эка, глядя на новобранцев.

Некоторые из них как бы в шутку закивали.

Среди будущих патрульных полицейских, которые вот-вот начнут следить за порядком на киевских улицах, практически нет людей, ранее служивших в органах. Зато есть художники, музыканты, бухгалтеры, ветеринары, учителя и многие другие из разных регионов страны.

Кажется, почти у всех них – категорично романтическое видение своей роли в этой истории.

“Я пошла в патрульную службу, чтобы изменить систему изнутри, чтобы люди работали правильно, по закону, – делится 23-летняя Юлия, раньше работавшая в харьковском вузе методистом. – Мне кажется, у нас есть шанс изменить милицию и сделать ее такой, чтобы людям было комфортно”.

Ей вторит командир группы, 28-летняя Мирослава, добавляя, что для нее служба в полиции – не только новый этап, но и возможность карьерного скачка.

26-летний Тарас приехал поступать в Патрульную службу из Запорожья.”Раньше я занималась бухгалтерией на частном предприятии в Белой Церкви, – говорит она. – Обычная сидячая работа, не хватало адреналина. Ну, а теперь совсем другое дело”.

“У меня в Запорожье много знакомых милиционеров, и все – взяточники, – говорит он. – Хочется изменить отношение к милиции, чтобы появилось доверие и чтобы профессия полицейского стала престижной. Но все придется начинать с нуля”.

Среди новобранцев постоянно идут дискуссии о том, каким должен быть полицейский, как обязан поступать в неоднозначных ситуациях, как рассеять миф о милиционерах-взяточниках, и о том, что для полицейского превыше всего – закон или права человека.

“На нас возлагают большие надежды, мы все это понимаем, – говорит 21-летний Назар, раньше работавший ветеринарным врачом. – У полицейского должны быть другие понятия и нравы, нежели у милиционера. Полицейский – это уже другой человек”.

Четвертого июля на улицы Киева выйдут около полутора тысяч первых украинских полицейских, и всего лишь 38 человек из них раньше работали в Госавтоинспекции.

Следом за ними новая полиция появится в Одессе, Львове и Харькове. По словам советника министра МВД Антона Геращенко, всего на новый режим в этих городах, включая Киев, будет переведено 7 тысяч человек.

А в следующем году патрульная служба начнет формироваться в других областных центрах и в районах.

Автор материала: Катерина Сергацкова

По материалам: Pravda.com.ua

Материалы по теме: