Поле битвы – «Укрнафта». На кого ищут компромат силовики

Вчера, около 12:00, СБУ совместно с Генпрокуратурой устроили «маски-шоу» в головном офисе «Укрнафты». Помещение пришлось брать штурмом, ведь в добывающей компании силовиков не собирались радушно встречать: оперативники для проведения...

Вчера, около 12:00, СБУ совместно с Генпрокуратурой устроили «маски-шоу» в головном офисе «Укрнафты». Помещение пришлось брать штурмом, ведь в добывающей компании силовиков не собирались радушно встречать: оперативники для проведения обысков болгаркой срезали железную ограду перед входом в здание.

Официальная причина нежелательного для компании визита – следственные действия в рамках уголовного производства о махинациях вокруг продажи сырья «Укрнафты». Как сообщила пресс-секретарь Генпрокуратуры Лариса Сарган, нефте- и газодобывающая компания в 2013-2015 годах фальсифицировала в документах плотность нефти, которую «Укрнафта» продавала через аукционы. Благодаря манипуляциям с химическими показателями сырья, фирмы с орбиты «Приват» Игоря Коломойского скупали ее по заниженным ценам. Убытки для компании, где государство контролирует 50% + 1 акция, в результате этого составили почти 140 млн гривен.

«Укрнафта» в своем пресс-релизе уточнила, что обыски затронули не только главный офис компании, но и региональные подразделения – в Бориславе, Прилуках, Полтаве и Ахтырке.

Не стоит исключать, что под прикрытием расследования против «служебных лиц «Укрнафты» правоохранители охотились за более крупной рыбой – председателем правления «Нафтогаза Украины» Андреем Коболевым и близким к Игорю Коломойскому экс-руководителем «Укрнафты» бельгийцем Питером Ванхеке. На это могут указывать материалы параллельного расследования о многомиллиардных потерях в «Укрнафте», в которых якобы виновен именно руководитель «Нафтогаза».

На завуалированную цель визита правоохранителей намекнули и в самой «Укрнафте». Мол, расследование (об убытках на 140 млн гривен) было начато накануне Нового года, а разрешение на обыски только неделю назад предоставил Печерский суд Киева. В промежутке между этими событиями силовики не беспокоили «Укрнафту». Хотя параллельно прокуратура Киева проводила аналогичное расследование о неуплате в бюджет 10 млрд гривен в результате сомнительных действий руководства «Укрнафты». В компании подчеркнули, что уже предоставляли прокуратуре Киева документы по этому делу, а теперь за ними же с обысками пришла Генеральная прокуратура. Возможно, ключевым в этом заявлении «Укрнафты» может быть слово «предоставляла», то есть, компания добровольно предоставляла определенные документы по запросу прокуратуры Киева. А теперь силовики пришли за другими документами, которые не были предоставлены компанией по определенным причинам.

«Дело Коболева»

Расследование, которое параллельно с Генеральной прокуратурой осуществляет столичная прокуратура, было начато в мае прошлого года. Согласно фабуле этого дела, председатель правления «Нафтогаз Украина» Андрей Коболев подозревается в злоупотреблении служебным положением. Мол, он не обеспечил возврата «Укрнафты» под государственный контроль путем отстранения от исполнения обязанностей председателя правления Питера Ванхеке и двух членов правления. Этим он, якобы, нанес «тяжкие последствия госинтересам в виде увеличения налогового долга «Укрнафты» на 5,49 млрд гривен». Об этом говорится в двух судебных постановлениях, которыми была назначена внеплановая проверка «Укрнафты» и ее контрагентов фискальной службой, а также аудиторской службой.

Как уточняется в судебных документах, валовая прибыль «Укрнафты» за 2015 год составила 16,5 млрд грн, а чистый убыток – 5,7 млрд гривен. На отрицательные результаты деятельности якобы повлияли значительные финансовые затраты в сумме 13,6 млрд гривен, которые не связаны с профильной деятельностью предприятия. В частности, речь идет о резервировании средств для уплаты штрафов, в том числе за несвоевременную оплату налогов и ренты за пользование недрами; убытки от первоначального признания дебиторской задолженности и предоплаты; создание резерва под выданные авансы.

Как пример приводится такой факт: в 2015 году «Укрнафта» выдала предоплату в сумме 6,5 млрд гривен на приобретение нефтепродуктов с договорным сроком поставки в декабре 2018 года и одновременно реализовала сырую нефть на 7,1 млрд гривен со сроком оплаты в декабре 2016 года.

В результате этих и других действий «Укрнафта» была не в состоянии своевременно оплатить задолженность перед госбюджетом по налогам и сборам, которая по состоянию на конец 2015 года составила более 10 млрд гривен.

Еще один пример сомнительного ведения бизнеса: в течение длительного времени нефть и газовый конденсат «Укрнафты» скупала по стартовой цене фирма с признаками фиктивности «Котлас». При этом задолженность последней перед «Укрнафтой» на конец 2015 года составляла 2,7 млрд гривен.

Указанными действиями Коболев и другие служебные лица «Укрнафты» довели предприятие до состояния устойчивой финансовой несостоятельности, отмечается в материалах следствия.

Стоит отметить, что прокуратура внимательно присматривается и к бывшему руководителю «Укрнафты» Питеру Ванхеке (уволен летом 2015 года). В январе Печерский суд Киева дал разрешение прокуратуре на доступ к трудовым контрактам бельгийца , его электронной переписке, корреспонденции во время пребывания на должности.

Вместе с тем, в своем сегодняшнем заявлении «Укрнафта» обратила внимание и на другое странное обстоятельство. А именно на то, что расследование против этой компании ведут не только прокуратура Киева и Генеральная прокуратура, но и Национальное антикоррупционное бюро. При этом, как утверждают в добывающей компании, все эти правоохранительные структуры охотятся за одинаковыми документами. «Это свидетельствует о несогласованности работы правоохранительных органов и дублировании функций», – прокомментировали в «Укрнафте». Трудно не согласиться с тем, что это действительно «выглядит как неоправданная конкуренция между органами следствия».

Это подтверждают данные судебного реестра. Согласно им, НАБУ с февраля прошлого года расследует дело об искусственной дебиторской задолженности «Укрнафты», следствием чего стало уменьшение на 11,6 млрд гривен суммы распределения дивидендов. Пиковая активность по выводу миллиардов приходится на период март – октябрь 2015 года.

Факты и контрагенты «Укрнафты», фигурирующие в данном производстве, аналогичны тем, что сейчас изучает столичная прокуратура.

Большая политика

В истории с «Укрнафтой» как крупнейшей нефте- и газодобывающей компанией страны не избежать политической составляющей. 42% предприятия контролирует группа «Приват» Игоря Коломойского, а после того как последний стал открыто играть в политику, этот актив стал для него дополнительным элементом влияния. Очень хорошо известна история, когда государство, имевшее в компании 50 % плюс одна акция, из-за сопротивления Коломойского и его профессиональных юристов долго не могло сменить менеджмент, который контролировался олигархом.

Дело доходило до штурмов помещения с ночными приездами Коломойского с десантом сочувствующих депутатов. Впоследствии председателем правления «Укрнафты» в результате конкурса был выбран Марк Роллинс, но тот также считается достаточно близкой к олигарху персоной. По крайней мере, на своих должностях были сохранены менеджеры, которых подозревали в выводе средств из «Укрнафты» в пользу «приватовских» фирм.

Обвинения со стороны Генпрокуратуры относительно злоупотреблений в «Укрнафте» касаются 2013-2015-х гг. В 2014-м году руководителем «Нафтогаза», который контролирует контрольный пакет «Укрнафты», стал Андрей Коболев – человек, приближенный к тогдашнему руководителю правительства Арсения Яценюка. После того как Яценюка с боями «ушли» с должности, Коболев остался на своей в рамках коалиционных договоренностей. Однако если президентская силовая вертикаль всерьез возьмется за Коболева в рамках этого дела, и еще старого о 10 миллиардах, вполне может дойти до того, что его отстранят на период расследований, как это произошло с главой ДФС Романом Насировым. Интересно, что первый заместитель Коболева Сергей Перелома еще летом прошлого года попадал под арест как подозреваемый в хищении средств Одесского припортового завода. Тогда в суде о судьбе Переломы очень заботились как раз народные депутаты от «Народного фронта».

Раздражать Банковую могут и достаточно ровные отношения Коболева с Коломойским, несмотря на грозную риторику в адрес друг друга – вплоть до того, что олигарх якобы в телефонном разговоре угрожал Коболеву захватить ТЭС, которую «Нафтогаз» отключил от поставок газа. Как уже упоминалось выше, в деле о 10 миллиардах убытков, в котором прокуратура Киева обвиняет непосредственно Коболева, говорится о том, что тот не спешил менять лояльного Коломойскому председателя правления «Укрнафты» Питера Ванхеке. А сомнительные сделки «Укрнафты» и «Привата», которые стали поводом для сегодняшних обысков, проходили как при прошлом, так и при нынешнем руководстве «Нафтогаза».

Такую политику невмешательства Коболева можно объяснить особыми отношениями Коломойского с высокими покровителями главы «Нафтогаза» Яценюком и главой МВД Арсеном Аваковым. Журналисты программы «Схемы» выяснили, как накануне заседания наблюдательного совета «Укрнафты», которое в результате было сорвано из-за отсутствия представителей Коломойского, все они собирались на беседу в министерстве внутренних дел.

Нынешнее давление на Коболева может быть и попыткой сделать более сговорчивой фракцию «Народного фронта» в парламенте. В коалиции сейчас много спорных вопросов – это и неудачная попытка назначить членов Счетной палаты (именно через позицию фронтовиков), и скандал с назначением аудитора НАБУ, и ступор с ротацией ЦИК. А впереди еще голосование за непопулярные вопросы, которые на Банковой наобещали принять Международному валютному фонду. Разборки вокруг «Укрнафты» могут стать для Петра Алексеевича лишним поводом «покошмарить» уважаемых партнеров по большинству.

У секретаря парламентского комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса Виктории Войцицкой своя версия событий. Она напоминает, что сейчас в «Укрнафте» произошла опасная ситуация, когда Кременчугский ОПЗ, принадлежащий группе «Приват», где-то в течение двух месяцев отказывается покупать у нее нефть, однако покупает сырье в Азербайджане. Соответственно, в «Укрнафте» нечем рассчитываться с работниками, нет мощностей для хранения нефти, и это еще при действующем запрете на ее экспорт.

«Пожалуй, то, что происходит сегодня – это реакция на специальное доведение предприятия до такого состояния, – предполагает Войцицкая. – Думаю, власть решила воспользоваться силовыми органами, в том числе, чтобы поднять дела, касающиеся бывшего менеджмента «Укрнафты», который в 2013-2015-х годах представлял интересы миноритарных акционеров (очевидно, речь о Коломойском, – ред.). А миноритарный акционер сейчас ставит на колени крупнейшую добывающую нефтяную компанию. Мне кажется, что этот акционер, который давно пытается вернуть себе от «Нафтогаза» 10 млрд кубов газа, понял, что судьба этого дела под большим знаком вопроса. Поэтому ему надо найти инструмент, как заставить государство отменить решение, принятое во времена экс-министра экономики Айвараса Абромавичуса, когда была отменена 15%-ная скидка на продажу нефти на аукционах. Эта схема ранее была выгодна «Привату».

Депутат напоминает, что на наблюдательном совете представителями Коломойского было озвучено, что для улучшения ликвидности «Укрнафты» они готовят план реализации тех или иных активов: «Для меня это – признак начала процесса развода акционеров в режиме войны и на повышенных тонах. Теперь будут разбираться, кому что достанется – государству или олигарху».

Автор материала: Федор Орищук, Павел Вуец

По материалам: Finance.ua

Материалы по теме: