Пойдет ли Путин на обмен Савченко ради смягчения санкций?

О попытках освободить из российского плена украинскую летчицу, народного депутата Украины Надежду Савченко мы слышим уже два года. Ни попытки договориться, ни санкции против России, ни призывы международного сообщества...

О попытках освободить из российского плена украинскую летчицу, народного депутата Украины Надежду Савченко мы слышим уже два года. Ни попытки договориться, ни санкции против России, ни призывы международного сообщества не возымели должного результата. Савченко приговорили к 22 годам, и все, на что сейчас можно рассчитывать, — это на возможное согласие России обменять Савченко на двух российских ГРУшников Александрова и Ерофеева. Пойдет ли Путин на этот обмен, хотя бы ради того, чтобы Запад смягчил санкции? Или же Савченко отведена несколько иная роль в сложной политической игре, заложником которой она стала?

Вадим Карасев, политолог, директор Института глобальных стратегий:

Безусловно, Россия пойдет на обмен Савченко и ради смягчения санкций, и ради того, чтобы снять имиджевые, репутационные и иные издержки дальнейшего пребывания Савченко в российской тюрьме. Если бы Савченко была тихой заключенной, которая просто молча ждала бы приговора суда, то, разумеется, Россия не спешила бы и действовала намного медленнее, нежели вынуждена действовать сейчас.

Но Савченко отказалась быть тихой, более того, она громко заявила о том, что осуждена несправедливо, и объявила голодовку, которая достаточно опасна для ее здоровья, а это значит, что в случае неблагоприятного исхода, конечно же, будет новая волна антироссийских возмущений по всему миру. Безусловно, западные политики просто не смогут на это не отреагировать, поскольку они медийно, электорально и политически зависят от своих избирателей. А это, в свою очередь, приведет к новому витку экономической, дипломатической и другой изоляции России. И вполне естественно, что Путин очень хотел бы избежать этой изоляции. Стало быть, получив определенные внутриполитические имиджевые бонусы от осуждения Савченко во время судебного процесса и ее осуждения, дальше Россия будет нести исключительно издержки.

Единственное, что пока ограничивает маневр Путина, это то, что из-за российской пропагандисткой машины население РФ действительно считает Савченко преступницей, виновной в убийстве журналистов. И вот тут уже Путин боится дать задний ход, поскольку это будет воспринято внутрироссийской аудиторией под влиянием российской пропаганды как слабость и даже поражение Кремля. А вот эффективность Кремля как раз и держится на том, что он якобы «крутой», что российская власть сильная, в отличие от всех других лидеров и государств, которые «слабаки» и «мямли». Нужно понимать, что именно тот фактор, что обмен Савченко может провоцировать некоторое недоумение и разочарование российской властью, и сдерживает процесс обмена, который в общем-то уже запущен, но пока еще не набрал необходимых оборотов.

Сергей Быков, политический эксперт:

Я думаю, что процесс возвращения Надежды Савченко затянется , более того, он не будет коррелироваться с делом ГРУшников. Во всяком случае, в ближайшей перспективе этого точно не произойдет. Если говорить о том, пойдет ли Путин на обмен в принципе, то, безусловно, рано или поздно Путин пойдет на обмен. Более того, он пойдет на любые меры для смягчения санкций, но самое главное, чтобы Путину в этой ситуации была оказана поддержка со стороны мирового сообщества и со стороны Украины. В частности, речь идет о прекращении каких бы то ни было военных действий на Донбассе и проведении наконец-то выборов на неподконтрольных сегодня Украине территориях. В таком случае, как только Донбасс станет на самом деле мирным, сразу с Российской Федерации будут сняты санкции, которые затрагивают российскую экономику.

Анатолий Луценко, политолог, директор GMT Group:

Смягчение санкций против России станет возможным только после того, как будут выполнены положения Минского соглашения. В этом контексте мы должны понимать, что Савченко — это, в том числе, один из элементов Минских договоренностей и для многих именно она и ее обмен станет лакмусовой бумажкой.

Проблема в том, что мы не знаем всех деталей разговора Порошенко и Путина и, возможно, узнаем об этом только лет через 20. Сейчас ясно только одно: в контексте минского процесса действительно рассматривается обмен Савченко, и, безусловно, все участники минского процесса оказывают определенное давление на Россию. Поэтому сейчас можно с уверенностью констатировать, что мы вышли на финишную прямую, но насколько эта финишная прямая будет длинной, не знает никто.

По материалам: Fraza.ua

Материалы по теме: