Под прицелом. Удержит ли Ахметов “Нефтегаздобычу”

Период гегемонии Рината Ахметова в компании “Нефтегаздобыча” подходит к концу. В ближайшем будущем актив может ускользнуть из рук донецкого бизнесмена и его партнеров – Нестора Шуфрича и Николая Рудьковского....

Период гегемонии Рината Ахметова в компании “Нефтегаздобыча” подходит к концу.

В ближайшем будущем актив может ускользнуть из рук донецкого бизнесмена и его партнеров – Нестора Шуфрича и Николая Рудьковского.

Его дальнейшую судьбу, скорее всего, определит окружение президента Петра Порошенка, который до начала “нулевых” годов был одним из акционеров “Нефтегаздобычи”.

В лагере Порошенка утверждают, что никаких действий с их стороны по возвращению актива не будет и в конце-начале этого года даже были сняты все аресты с имущества компании.

Тем не менее, похоже, что люди президента разыгрывают новую карту, и тем самым продолжают создавать идеальные условия для корпоративного передела.

Буровая гипертония

ПАО “Нефтегаздобыча” – один из крупнейших частных операторов на рынке углеводородного промысла с ежегодными доходами до 1 млрд грн.

Эти цифры приятно кружат голову бенефициарам предприятия, но портят имидж. Лучше других об этом знает бывший латентный мажоритарий “Нефтегаздобычи” Николай Рудьковский.

В 2005 году он баллотировался в Верховную Раду в качестве скромного помощника-консультанта народного депутата, а через несколько месяцев был сфотографирован в Киеве за рулем Aston Martin стоимостью под 200 тыс долл.

Но этот конфуз – мелочь.

Настоящие проблемы у Рудьковского начались в феврале 2012 года, когда был похищен тогдашний глава “Нефтегаздобычи” Олег Семинский.

По поводу произошедшего пресса озвучивала много версий, но правоохранители отрабатывали только две.

Первая – Семинского могли “заказать” его оппоненты по Красносельскому сахарному заводу, Винницкая область.

Вторая версия касалась скандала внутри самой “Нефтегаздобычи”.

Он начался в 2010 году, когда упомянутый Семинский стал претендовать на долю Рудьковского в ПАО, которая на тот момент составляла 40%.

На свою сторону Семинский привлек Нестора Шуфрича, который тогда опосредованно владел 60% “Нефтегаздобычи”. В итоге с его молчаливого согласия доля Рудьковского была размыта с 40% до 30%, а разница между этими пакетами – 10% – стала собственностью Семинского.

Ослабление позиций Николая Рудьковского почти сразу начало приносить плоды. За 2011 год ему начислили на 10% меньше дивидендов, чем полагалось даже на его “ущемленный” до уровня 30% пакет.

Судя по всему, именно это решение и обострило отношения между оппонентами до максимума, ведь именно после него, в начале 2012 года Семинский был похищен из собственного автомобиля.

Исчезновение председателя правления положило начало войне за контроль над компанией.Сразу после похищения временным главой “Нефтегаздобычи” был утвержден бывший зам Семинского – Валерий Баришпиль – прямая креатура Рудьковского.

Процесс его назначения был довольно оригинальным: в киевский офис предприятия по ул. Константиновская,15 нового менеджера буквально внесла группа людей спортивного телосложения.

Правда, продержался на этой должности Баришпиль недолго: уже через несколько месяцев офис “Нефтегаздобычи” был захвачен представителями охранной фирмы “Скат-ПКБ” донецкого бизнесмена Руслана Цыплакова.

В предпринимательской среде он известен в первую очередь в роли ситуативного партнера Александра Януковича – старшего сына экс-президента. Собеседники ЭП отмечают, что в эпизоде с “Нефтегаздобычей” эти связи были ни при чем: к конфликту за предприятие его привлек Нестор Шуфрич. Он впоследствии об этом сам и рассказывал прессе.

На восстановлении оперативного контроля над предприятием Шуфрич не остановился. В конце 2012 года он привлек на свою сторону тяжелую артиллерию в лице Рината Ахметова, предварительно согласившись поделиться с последним частью своего пакета акций.

Авторитета донецкого бизнесмена оказалось достаточно для продажи долей в ПАО обоими совладельцами. Таким образом, у “Нефтегаздобычи” появился новый лидер-бенефициар, но структуру корпоративного капитала это особо не усложнило.

По данным источников ЭП, сейчас она выглядит так: по 24,99% контролируют Шуфрич (через Foloux Consulting Limited) и Рудьковский (через Vediston Management Limited и частичный контроль Walford Holdings Limited). А 50% +1 голос находится в собственности империи ДТЭК Ахметова (DTEK Oil&Gas и большинство голосов в Walford Holdings Limited).

Тень гаранта

Все вышеупомянутые бизнесмены не в фаворе у нынешней власти, поэтому никто не удивился, когда в 2015 году с подачи Генпрокуратуры по решению суда было арестовано имущество предприятия.

В его основе – 15 продуктивных скважин на Семиренковском и Мачухском газоконденсатных месторождениях, разрабатываемых “Нефтегаздобычей”.

За этой инициативой подопечных Виктора Шокина многие увидели тень Петра Порошенко, структуры которого были среди совладельцев “Нефтегаздобычи”. Косвенным подтверждением этому стало и недавнее заявление правой руки Порошенко – Игоря Кононенко.

В интервью изданию “Новое время” он сообщил, что в начале “нулевых” этот актив был отобран рейдерским путем у существовавшей в то время президентской бизнес-группы “Укрпроминвест”. Параллельно Кононенко сказал, что планов возвращать контроль над “Нефтегаздобычей” у команды Петра Порошенко нет.

И действительно: через несколько дней после этого заявления, в конце декабря 2015 года Печерский районный суд Киева принял серию решений, которыми отменил аресты активов, параллельно разблокировав банковские счета предприятия.

Со стороны ситуация выглядит как результат договоренности Ахметова с Порошенко. Но наблюдаемые реверансы – затишье перед бурей.

По данным источников ЭП, со стороны президентской команды идет перегруппировка позиций, по завершении которой можно ждать обострения корпоративных боевых действий.

Так, если в 2015 году акцент с арестами имущества компании делался в рамках уголовных дел, возбужденных по факту похищения Семинского, то сейчас основная ставка – на финансовые нарушения “Нефтегаздобычи”.

Изменение стратегии вызвано несколькими причинами.

Во-первых, в 2015 году в Калиновке на Киевщине нашелся Семинский. К слову, он был освобожден в результате ареста правоохранителями его заточенцев по другим эпизодам с их участием. Благодаря этому выяснилось, что три года с момента похищения Олег Семинский провел в одном из домов села Кодра, что 80 км от Киева.

Условия его содержания были похожи на полноценный плен: первые полтора года он провел прикованным в подвале, а вторую часть этого срока уже пользовался льготой в виде перемещения по периметру здания.

Во-вторых, в новой волне претензий Генпрокуратуры к “Нефтегаздобыче” расширены горизонты: вопросы к предприятию будут предъявляться не за 2010-2012 годы, как раньше, а за 2010-2014 годы.

Хаш СМС

Это изменение имеет стратегическое значение. Раньше речь шла о претензиях по линии минимизации налоговых обязательств “Нефтегаздобычи” в период властвования Рудьковского. Тогда ПАО проводило операции через “СВС групп”, “Эксперт-логистик”, “Днепрострой стайл” и “ИБК “Житлопромбуд”.

Сейчас же вопросы появляются к современным бенефициарам компании.

“Должностные лица подписывали и подписывают договоры с хозяйственными субъектами, имеющими признаки фиктивности и перечисляют средства на их счета для дальнейшей конвертации в наличность. Это приносит ущерб государственным интересам в виде непоступления обязательных налоговых платежей. Насчитали уже около 100 млн грн”, – сообщил ЭП источник в ГПУ.

По его словам, в последнее время для вывода денег использовалась группа компаний-прокладок – “РС девелопмент”, “Мастер-корт”, “Элтон трейдинг”, которые в дальнейшем переводили средства на кипрские офшоры.

Эти фирмы, утверждает источник, зарегистрированы на подставных лиц, поэтому в лоб обвинять вроде некого. Однако не в этом случае. Вторая половина из четырехлетнего периода, расследуемого ГПУ, приходится на руководство “Нефтегаздобычей” Игорем Щуровым – прямым назначенцем Ахметова.

При этом явно не на руку последнему играет то, что счета перечисленных прокладок открыты в ПУМБ, который входит в состав его империи.

У юристов донецкого олигарха наверняка найдется что ответить: источник из группы “ДТЭК” настаивает на том, что претензии беспочвенны и касаются предыдущего менеджмента.

Но пока юристы Ахметова будут выстраивать оборонительную стратегию по экономическим операциям, их ждет сюрприз: в пятом следственном отделе управления по расследованию особо важных дел ГПУ считают, что Семинский был похищен “для дальнейшего рейдерского захвата предприятия и завладения его долей в нем”.

Узнать мнение самого Семинского по этому поводу не удалось. Если подходить к вопросу с ракурса ГПУ, их позиция воспринимается как заявка на отбор у Ахметова оперативного контроля над предприятием.

Впрочем, если не смотреть на происходящее линейно, даже в этой ситуации у Ахметова есть выбор. Недавно с акций “Нефтегаздобычи” был снят арест, что можно воспринять как предложение продать долю в компании.

Люфт принятия решения у донецкого бизнесмена велик.

Он может либо поделиться частью своего пакета, либо “рекомендовать” выйти из состава бенефициаров своим ситуативным партнерам Шуфричу и/или Рудьковскому.

Кстати, позиции второго сейчас особенно ослаблены. На это повлияло и “воскрешение” Семинского, после которого к Рудьковскому возникли вопросы у правоохранителей, и он был вынужден осенью прошлого года выехать из страны.

Ну и не надо забывать, что значительная часть акционерного пакета Рудьковского в ПАО контролируется им через “совместный” с Ахметовым оффшор – вышеупомянутый Walford Holdings Limited. А это большой искус для донецкого миллиардера.

По материалам: Epravda.com.ua

Материалы по теме: