Почему ОПЕК не спасет Россию

Даже если встреча ОПЕК – Россия состоится, в чем есть немало сомнений, поднять цену на нефть до приемлемой для России отметки не удастся История с Россией, ОПЕК и ценами...

Даже если встреча ОПЕК – Россия состоится, в чем есть немало сомнений, поднять цену на нефть до приемлемой для России отметки не удастся

История с Россией, ОПЕК и ценами на нефть быстро и безвозвратно превращается в мексиканский сериал. К журналистам выходит глава российского Минэнерго Александр Новак, и рассказывает, что полным ходом идет подготовка к встрече России со странами ОПЕК, на которой собираются договориться о сокращении добычи нефти на 5%.

Проходит несколько часов – и заинтересованным корреспондентам агентства Bloomberg четыре делегата стран-членов ОПЕК один за другим рассказывают, что ничего не знают о самом факте подготовки встречи – не говоря уже ни о каких-то конкретных цифрах снижения добычи.

Все эти дискуссии происходят на фоне неспособности даже самих российских нефтяных компаний договориться между собой (!) о возможном уменьшении добычи. То есть все, конечно, понимают, что добычу надо уменьшать. Но все хотели бы, чтобы уменьшил кто-то другой.

Все эти нервные разговоры заставляют нефть немного подрасти – вероятно, перед очередным падением.

Ожидать длительный заметный рост шансов нет, даже если встреча в формате Россия – ОПЕК и действительно произойдет.

Такая встреча, учитывая интересы ее участников, может пройти по двум сценариям. Первый, наиболее вероятный, заключается в том, что все стороны соберутся, поговорят о необходимости сокращать добычу, и разойдутся. Хотя бы по той простой причине, что желание сокращать свои прибыли – ради гипотетической выгоды в будущем – никто не осмелится. А рост цены – даже в случае сокращения добычи на 5% всеми членами организации, которые сейчас контролируют лишь около 40% мировой добычи, вряд ли “проглотит” даже выход на рынок Ирана с его 500 тысячами баррелей в день – с выходом на миллион баррелей ежедневно в течение двух-трех месяцев.

И исходя из вынужденного “финансового голодания”, Тегеран не согласится значительно сократить свою добычу, какие бы дружеские отношения с Россией его не связывали. Особенно, если добавить к этому тот факт, что ушлые иранцы уже успели даже заключить договоры об экспорте нефти (в частности, с французской Total), нарушать которые, конечно, не будут. Себестоимость добычи нефти в Иране – 10 долларов за баррель, поэтому немалую прибыль Тегеран получает даже при имеющихся ценах.

В то время, как российские эксперты определили, что при цене на нефть около 20 долларов за баррель подавляющее большинство российских нефтедобывающих компаний станет убыточным и может расстаться с земным существованием. При этом коллапс российской нефтедобычи вполне может рассматриваться, к примеру, в странах Персидского залива как весьма выгодная инвестиция. И Иран, несмотря на всю сложность отношений с монархиями, вполне может согласиться на такой сценарий, который в долгосрочном плане приведет к росту цен.

Впрочем, даже если встреча пойдет по радикально иному сценарию, и все обо всем договорятся, поднять уровень цен существенно выше 40 долларов за баррель сейчас все равно не удастся. Потому что где-то недалеко от этой цены рентабельной станет пока замороженная добыча нефти в Северном море, в Канаде и на Аляске. И чтобы “проглотить” выход на рынок этой нефти, странам ОПЕК придется сокращать добычу не на 5, а скорее на 50 процентов. На что, конечно, никто не пойдет.

Без ускорения глобального экономического роста, и, соответственно, роста спроса существенно поднять цену на нефть, похоже, невозможно. А встречи стран, которые сделали нефтедобычу единственным локомотивом своей экономики, чем-то незримо напоминают встречи и пикеты счастливых владельцев валютных ипотечных кредитов. Все понимают, что люди попали в сложную ситуацию, кто-то хочет им помочь, кто-то – над ними поиздеваться, а реально повлиять на ситуацию не может никто.

По материалам: Depo.ua

Материалы по теме: