Одесский припортовый — старт большой приватизации или монопольный тупик?

Первое и главное правило монополиста — максимальные цены при минимальных затратах и усилиях. Это правило соблюдается во все времена и у всех народов. Можно даже сказать, что история человечества...

Первое и главное правило монополиста — максимальные цены при минимальных затратах и усилиях. Это правило соблюдается во все времена и у всех народов. Можно даже сказать, что история человечества — это борьба с монополизмом. Во все века люди учились ограничивать аппетиты монополистов и монополий, иногда снося головы. Там, где удавалось взять под контроль монополии, страна расцветала. Там, где нет, государства и сейчас находятся на задворках мира (если вообще существуют).

Украине хвастаться особыми успехами в борьбе с монополиями и в создании условий конкурентных рынков, что автоматически работает в пользу общества, выравнивая цены, пока рано. Уровень монополизации уверенно превышает среднемировой и уж тем более европейский. Согласно данным Антимонопольного комитета Украины, 42% рынков в нашей стране монополизированы, а 11% рынков работают в условиях естественной монополии.

Иными словами, львиная доля украинских монополистов к естественным не относятся. К середине второго десятилетия XXI века украинская экономика представляет собой смесь противоестественных монополий всех видов. Вкрапления секторов, где принцип рыночной конкуренции как-то теплится, увы, не делает погоды.

Известна и цена вопроса: завышение цен и тарифов монополистами — одна из главных причин убытков в экономике. Это означает, что потребители не имеют возможности избежать приобретения товаров и услуг у монополистов, вследствие чего вынуждены переплачивать сотни миллиардов гривен. К тому же монополизация рынка отсекает от экономики Украины внешних и внутренних инвесторов.

Положение усугубляет традиционная слабость Антимонопольного комитета Украины. И хотя антимонопольное законодательство еще более-менее имеется (и далее разрабатывается), с его реальным выполнением все очень грустно. Ситуация часто даже ухудшается.

Так, памятная приватизация “Укртелекома” (который быстро перешел в собственность Рината Ахметова) включала и тихое исключение его из списка монополистов. Потребители (десятки миллионов человек) вскоре почувствовали итоги этого решения на своем кармане — возросшие счета за услуги совершенно не коррелировали с качеством услуг…

Сейчас подобное происходит с затянувшейся на многие годы продажей Одесского припортового завода. В позапрошлом году его руководство начало резко увеличивать цены на перевалку продукции (в основном аммиака) на экспорт. И тут обнаружилось, что завод, через порт которого загружают на суда весь аммиак и который единственный в Украине предоставляет эту услугу, необъяснимым образом исчез… из списка монополистов этой услуги. Просто был — и уже его нет.

Исчезновение контроля произошло на фоне резкого скачка цен. Причем дело даже не в девальвации — цены на перевалку аммиака выросли почти на 70% даже в валюте. А уж в гривнях (это большая часть расходов) все выглядело еще “веселее”.

Получив возможность самостоятельно устанавливать размер тарифа, Одесский припортовый в 2014–2015 гг. поднял (точнее, задрал) цены на перевалку с 79 до 380 грн за тонну. Это почти 450%! В итоге производителям аммиака стало выгоднее перевозить тот же аммиак в Прибалтику.

При этом Украина теряла трижды: как плату за саму перевалку, так и расходы за провоз железными дорогами Беларуси и Литвы. И все это уже в конвертируемой валюте. Операция, которая раньше приносила экономике деньги, вдруг стала средством давления на курс гривни.

Украинские власти долго не реагировали на происходящее, и только после серии обращений к Антимонопольному комитету он порекомендовал монополисту… снизить цены.

К сожалению, слезам умиления от этого успеха мешает маленькое обстоятельство. Сначала тарифы задрали на запредельно высокий уровень, а потом снизили с 16 до 13 долл. за тонну. Причем принципы ценообразования (и, соответственно, ценового скачка) так никто и не пояснил. Это может означать, что в любой момент тарифы могут поднять снова. Без объяснения причин.

Центр исследований корпоративных отношений, основываясь на действующем законодательстве Украины, провел экспертный расчет тарифа по перевалке аммиака. К слову, рассчитывать тариф косвенным путем понадобилось потому, что руководство ОПЗ (заметим, почти на 100% государственного) категорически отказалось предоставлять любую исходную информацию о проводимом ими расчете тарифа и себестоимости услуг по перевалке.

Риторический вопрос: каким будет (и будет ли?) контроль над тарифами Одесского припортового, когда завод на все 100% станет частным?

Экспертные расчеты показали интересные цифры. Так, верхняя граница тарифа для ОПЗ на перевалку аммиака (в нее включена и максимально допустимая для монополиста норма прибыли) оказалась намного ниже существующей. Причем при расчетах специально взяли завышенную себестоимость. Завышение (даже в пересчете на валютный курс) составило 30% от реального тарифа. Вопрос, куда он исчезает, также риторический…

Эти расчеты (в полном виде) предоставлены Министерству экономического развития (МЭРТ) и Нацрегулятору (НКРЭКУ). Реакции пока не последовало.

Более того, под рывок вверх тарифов стараются даже подвести теоретическую базу. Так, глава ФГИУ Игорь Билоус заявил в ходе одной из пресс-конференций, что “можно поспорить о том, что более прибыльно — перевалочные терминалы или завод”. Позиция, мягко говоря, странная. Напомню: правительство объявило о продаже завода, после чего он станет чьей-то собственностью.

Понятно, что для чиновников ФГИ главное — продать Одесский припортовый завод. Но жизнь на этом не заканчивается. В результате приватизации будущий собственник ОПЗ получит вместе с заводом фактический контроль над экспортом аммиака из Украины. А это, мягко выражаясь, ненормально. Промышленность Украины и так последние два года доят все, кому не лень, — играть тарифами стало модно. Кроме Одесского припортового, этим занимался и владелец трубы, идущей к нему, — “Укрхимтрансаммиак”, тоже взвинтивший (и так и не опустивший) тарифы. По дивному совпадению, он тоже загадочно исчез из списка монополистов. Исчезновение двух предприятий, занимающихся связанными между собой видами деятельности, из списка монополистов вряд ли случайно.

К слову, страдают от этого все. Проблемы у химиков вызывают снижение производства и рост себестоимости азотных удобрений, а затем рост цен. Некоторые виды удобрений уже выгоднее импортировать. В результате даже в цене традиционно украинских продуктов в магазине тоже появляется валютная составляющая.

Монополиям от этого ни тепло ни холодно. Но наши проверяющие органы давно должны бить тревогу! Но молчат. А ведь по факту целый сектор услуг выведен из зоны регулирования и контроля со стороны МЭРТ и НКРЭКУ.

Да и судьбу переплаченных денег никто не выяснял. ОПЗ заявил, что раздельного учета видов деятельности не ведет, так что поступившие средства израсходованы. Кто бы сомневался! Вопрос, как израсходованы, на что? В прошлом году завод отметился в нескольких попытках весьма сомнительных сделок с переплатой за ресурсы. Что-то предотвратили, но все ли?

История вообще показательная, и из нее стоит сделать выводы. Как минимум имеет смысл пересмотреть правила и процедуру “попадания” предприятий в Перечень субъектов естественных монополий. При Януковиче резко изменили порядок учета монополистов. Антимонопольный комитет, по сути, просто собирает реестры монополистов, предоставляемые ему национальными комиссиями, и сводит их в перечень.

Но даже при этом у АМКУ достаточно механизмов для эффективной государственной политики защиты конкуренции и регулирования деятельности монополий. АМКУ по-прежнему наделен правом включения монополистов в перечень монополистов, внося в него предприятия, фактически занимающие монопольное положение на том или ином рынке. Да и возможность совершенствования действующего законодательства у него не забирали.

Но АМКУ этим правом пользуется слишком редко. Последствия такой пассивности — засилье монополистов. Мягко говоря, это не способствует интересам государства и общества, а жестче — это прямо противоречит нашим интересам. Те же упомянутые “Укртелеком”, ОПЗ и “Укрхимтрансаммиак” стоит не только вернуть в список монополистов, но и детально разобраться, как они его “покинули”. Чтобы снова не наступать на те же грабли.

Интересно, что, как показывает мировой опыт, признание ОПЗ монополистом вовсе не снизит его стартовую цену при приватизации. Более того, вероятность успешной для государства приватизации завода возрастет, поскольку покупатель будет сразу знать правила игры. А не ожидать проблем, связанных с неурегулированным монопольным статусом ОПЗ.

Да, это потребует грамотной и эффективной предпродажной подготовки. Но это все равно придется делать. Залогом эффективного функционирования рыночной экономики является столь ненавистная украинской бюрократии конкуренция. Если мы действительно строим европейское государство, монополистов придется отодвигать, ставить в рамки, контролировать. Иначе у страны просто не будет шансов на нормальную жизнь.

Автор материала: Сергей Уманский

По материалам: Gazeta.zn.ua

Материалы по теме: