О чрезвычайном положении, веерных отключениях и манипуляциях

Накануне НЭК “Укрэнерго” и Министерство энергетики предложили Кабинету министров ввести чрезвычайное положение на рынке электроэнергии из-за дефицита угля. Решение будет вынесено на рассмотрение на ближайшем заседании правительства. Введение чрезвычайного...

Накануне НЭК “Укрэнерго” и Министерство энергетики предложили Кабинету министров ввести чрезвычайное положение на рынке электроэнергии из-за дефицита угля.

Решение будет вынесено на рассмотрение на ближайшем заседании правительства.

Введение чрезвычайного положения позволит “Укрэнерго” в ручном режиме ограничивать производство электроэнергии одними ТЭС и увеличивать другими, в случае необходимости.

Также чиновники должны сформировать план и предложения, которые будут заключаться, в том числе и в веерных отключениях. Ранее о веерных отключениях заявлял и министр энергетики и угольной промышленности Игорь Насалик.

“Блокировка переходов, бесспорно, вызовет веерные отключения и вдвое повысит цену на уголь”, — сказал Насалик.

О какой блокировке говорит министр?

25 января началась акция “блокады торговли с оккупантами”.

Активисты, состоящие преимущественно из бывших военных и ветеранов АТО, заблокировали железную дорогу Луганск-Лисичанск-Попасная на участке Горное-Золотое, а также станцию “Светланов” с призывами о прекращении торговли с незаконными вооруженными формированиями.

Позже, 10 февраля, организаторы блокады перекрыли железную дорогу “Ясиноватая-Константиновка”.

Зачем они это сделали?

Цель акции понятна из ее названия: остановить торговлю с “ОРДЛО”. Основным товаром, поставляемым из временно оккупированных территорий, является, конечно же, уголь, в котором постоянно нуждается часть энергогенерации страны.

А много угля вывозится из “ОРДЛО”?

От месяца к месяцу эта цифра может отличаться в разы и, как правило, зависит от двух факторов.

Первый — изменяющийся объем потребления угля тепловой генерацией. Второй — пропускная способность транспортной инфраструктуры между Украиной и зоной АТО.

С учетом этих нюансов, поставки энергетического угля из оккупированной части Донбасса могут составлять до 10 млн тонн в год. За месяц оттуда нужно вывозить около 800 тысяч тонн.

И что, Украина получает уголь только оттуда?

Если говорить об антрацитовой группе, то да. Почти весь антрацит, на котором работает большинство украинских ТЭС, находится на неподконтрольной Украине территории. 99% потребностей в этих марках угля удовлетворяются поставками именно из зоны АТО.

И сколько запасов угля у нас осталось, чтобы дотянуть до конца отопительного сезона?

По словам главы “Укрэнерго”, среднесрочное потребления угля антрацитовой группы в сегодняшних режимах — около 30 тысяч тонн в сутки. В случае введения чрезвычайного положения потребление можно уменьшить до примерно 20 тысяч тонн в сутки.

По данным “Укрэнерго”, на утро 13 февраля общие запасы угля антрацитовой группы на всех ТЭС составляют 842 тысячи тонн. Их может хватить на 40 суток.

“Но надо считать, что на разных станциях разный запас угля и на самом деле это значение колеблется от 14 до 100 дней при условии введения чрезвычайного положения”, — отмечает глава “Укрэнерго” Всеволод Ковальчук.

А что будет, если уголь закончится раньше окончания отопительного сезона?

Самая большая проблема, которая может произойти — это веерные отключения.

Отвечая на вопрос, какие именно районы могут пострадать от веерных отключений, премьер Владимир Гройсман сказал: “Сегодня энергетики рассмотрят этот вопрос и дадут рекомендации, когда нужно начинать. Нельзя затягивать до того, как стратегические запасы угля будут уменьшены”.

Позже стало известно, что по итогам заседания антикризисного штаба Харьковской, Днепропетровской, Киевской, Черниговской, Запорожской, Сумской и Черкасской областям поручено провести штабы по чрезвычайным и техногенных ситуациям.

И что, нет никакой альтернативы отключениям?

Есть, и не одна.

Первое, что обращает на себя внимание — заблокирован только один (из четырех) перегонов. Де-факто это означает, что сейчас речь идет не о полноценном параличе торговых отношений с террористами, а о точечном.

Если у власти реально есть желание компенсировать снизившиеся объемы поставок угля, она вправе увеличить пропускную способность трех других.

Для этого можно, например, выделить приоритет эшелонам с углем по отношению к металлургам, или разрешить грузоперевозки в ночное время суток. Эти нехитрые меры позволят резко увеличить объемы поставок угля.

Например, на перегоне Скотоватая-Ясиноватая, где сейчас пропускается 10-12 пар поездов в день, можно будет пропускать 20. Почему власть этого не делает? Возможно, потому что решила, что путь нагнетания ситуации решит сложившуюся проблему эффективнее.

Второй вариант — потреблять больше природного газа для производства электроэнергии на ТЭЦ. То есть, в случае нехватки угля придется запускать газо-мазутные блоки на Запорожской и Трипольской ТЭС. При нынешней цене газа электроэнергия, произведенная из него, получится “золотой”.

Третий вариант — закупать уголь где-нибудь еще. Но цена на него будет в разы выше той, по которой Украина закупает уголь из “ОРДЛО” сейчас.

А как же новые тарифы и формула “Роттердам+”, которая должна была сделать нас независимыми от поставок угля из “ОРДЛО”?

Да, действительно, в марте Национальная комиссия по регулированию энергетики и коммунальных услуг — НКРЭКУ — утвердила новую методику определения оптовой рыночной цены на электроэнергию, так называемую “Роттердам “плюс”. Это цена, по которой теплоэлектростанции продают электроэнергию в рынок. В ней, в частности, учитывается цена на уголь.

Почему “Роттердам “плюс”? По новой методике, стоимость угля в производстве генерации считается по формуле “стоимость угля в порту Роттердам плюс стоимость его доставки в Украину”.

Почему именно так, это долгая история. Гораздо важнее, что эта формула опосредованно влияет также на то, что потребители сегодня платят более высокий тариф за электроэнергию в связи “роттердамской” ценой на уголь.

Для чего это делалось? Одна из целей такого нововведения, по словам главы НКРЭКУ Дмитрия Вовка, это обеспечение независимости от поставок угля с временно неконтролируемых территорий.

И вот, спустя 10 месяцев после введения формулы “Роттердам+”, которая якобы должна была обеспечить независимость от зоны АТО, власть заявляет, что альтернативы поставкам угля из ОРДЛО нет.

При этом в прошлом году, по словам члена правления бизнес-совета “Цена государства” Андрея Геруса, все украинские потребители уже дополнительно заплатили по формуле “Роттердам+” более 10 млрд грн, и они должны были пойти на формирование независимости от зоны АТО. На вопрос, где эти средства, могут ответить только представители власти.

Реальность же такова, что уже три года мы зависимы от поставок угля от зоны АТО. И следующие 1-1,5 месяца “ОРДЛО” — единственный реальный вариант поставок угля нужной марки. Хотя мы уже и заплатили растущими тарифами за энергетическую независимость.

И что делать?

Хорошим решением будет вовремя формировать запасы угля при подготовке к следующему отопительному сезону, закупая уголь по импорту.

Также правительство должно начать процесс переоборудования ТЭС с марки антрацита “А” на марку “Г”. Это было обещано еще два года назад, но процесс так и не был начат.

По материалам: Finance.ua

Материалы по теме: