Международные закупки лекарств для Украины: обман и манипуляции

Подробный анализ закупок медикаментов для Украины международными организациями приводит к прискорбному выводу: долго, дорого, опасно и при этом с сохранением главной коррупционной схемы, которая годами использовалась при закупках лекарств....

Подробный анализ закупок медикаментов для Украины международными организациями приводит к прискорбному выводу: долго, дорого, опасно и при этом с сохранением главной коррупционной схемы, которая годами использовалась при закупках лекарств.

Тема опять стала актуальной после того, как в своем обращении к руководству Минздрава известный кардиохирург, член-корреспондент Академии меднаук Украины Борис Тодуров прямо обвинил лично Супрун в смертях пациентов, которые не получили своевременную помощь из-за срыва закупочного процесса в Минздраве.

Главной проблемой международных закупок Тодуров назвал отсутствие эффективности, а точнее – их фактический провал. Основная его претензия – несвоевременность проведения закупок и длительность закупочной процедуры. В результате торги по программе борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями за средства 2016 года международные организации провели только в самом конце года, а полной поставки закупленных изделий врачам и пациентам нужно будет ждать еще минимум полгода-год.

Одновременно с критикой закупок через международные организации выступила и глава профильного парламентского комитета Ольга Богомолец, которая, хотя и является одним из авторов закона о международных закупках, также подвергла их серьезной критике.

Главными проблемами сформировавшейся системы международных закупок Богомолец считает абсолютную непрозрачность их проведения, осуществление закупок не непосредственно у производителей, а с использованием посредников, а также то, что они не выполнили свою главную функцию – не победили коррупцию.

В ответ на эти обвинения лоббисты системы международных закупок, такие как глава организации “Пациенты Украины” Ольга Стефанишина, публично высказались в их защиту, в том числе и на страницах нашего издания, приводя свои аргументы в подтверждение их успешности и эффективности.

Тема опять стала актуальной после того, как в своем обращении к руководству Минздрава известный кардиохирург, член-корреспондент Академии меднаук Украины Борис Тодуров прямо обвинил лично Супрун в смертях пациентов, которые не получили своевременную помощь из-за срыва закупочного процесса в Минздраве.

Главной проблемой международных закупок Тодуров назвал отсутствие эффективности, а точнее – их фактический провал. Основная его претензия – несвоевременность проведения закупок и длительность закупочной процедуры. В результате торги по программе борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями за средства 2016 года международные организации провели только в самом конце года, а полной поставки закупленных изделий врачам и пациентам нужно будет ждать еще минимум полгода-год.

Одновременно с критикой закупок через международные организации выступила и глава профильного парламентского комитета Ольга Богомолец, которая, хотя и является одним из авторов закона о международных закупках, также подвергла их серьезной критике.

Главными проблемами сформировавшейся системы международных закупок Богомолец считает абсолютную непрозрачность их проведения, осуществление закупок не непосредственно у производителей, а с использованием посредников, а также то, что они не выполнили свою главную функцию – не победили коррупцию.

В ответ на эти обвинения лоббисты системы международных закупок, такие как глава организации “Пациенты Украины” Ольга Стефанишина, публично высказались в их защиту, в том числе и на страницах нашего издания, приводя свои аргументы в подтверждение их успешности и эффективности.

Но Игорь Богданович был верен себе и, кажется, плевал на мнение экспертов. Ведь информационная закрытость международных закупок полностью отвечала его интересам – поддержанию создаваемых им коррупционных схем, о части из которых мы писали еще в начале прошлого года в нашей статье “Новая золотая цепь Минздрава”. Закрытость закупочного процесса достигла такого масштаба, что даже летом 2016 года, после завершения всех торгов, подписания всех контрактов и проведения половины поставок, информация по международным торгам была полностью засекречена не только от экспертов и общественности, но и от народных депутатов и самого Минздрава. Дошло до того, что летом 2016 года выполнявший тогда обязанности руководителя Минздрава прямо заявлял: “Что происходит сейчас с международными организациями и с этими договорами? В этих договорах нет срока поставок, международные организации не несут никакой ответственности ни по количеству, ни за несвоевременную поставку, ни за задержку. Поэтому происходит то, что сейчас происходит.

Когда три месяца назад меня назначили и.о., и я ознакомился с состоянием закупок, я ужаснулся. Попросил – и международные организации дали мне графики поставок. Мы их проанализировали. Они были выполнены на 60%. То есть они не придерживались того, что прописывали, и сроки снова сдвигались. У нас нет на них рычагов воздействия, за исключением доброго слова и просьбы…” Как ни пытались тогда члены профильного комитета получить эту информацию, но так и не смогли. Пришлось писать депутатские запросы и получать информацию окольным путем – через минздравовские приказы распределения препаратов по регионам.

Но даже после полного закрытия закупочного процесса 2015 года в конце 2016 информация о проведении международных закупок не стала достоянием общественности. Кроме нескольких слайдов, презентованных Минздравом и международными организациями, никакой первичной информации о ценах закупки, условиях поставки, технических требованиях к предмету закупки (т.е. всего того, что вы можете беспрепятственно получить по любым другим государственным закупкам) просто нет и получить ее невозможно. И эта закрытость все больше вступает в диссонанс с поистине революционными процессами модернизации остальной системы государственных закупок в Украине. В то время, когда система государственных закупок движется в направлении повышения прозрачности закупок путем внедрения системы Prozorro, запуска новых систем контроля закупок и внесения изменений в Закон “О публичных закупках”, ситуация с прозрачностью международных закупок в сфере здравоохранения с приходом в Минздрав новой команды Супрун только усугубилась. В новых соглашениях с международными организациями на проведение закупок за счет средств бюджета 2016 года закрытость и отсутствие информации о процессе закупки остались в полном объеме. Не опубликованы тексты соглашений с международными организациями, нет информации о планируемых сроках поставки (напомним, что уже 2017 год, а закупают за деньги 2016 года). Причем такой информации нет и не будет.

И не только для журналистов-расследователей и обычных граждан. Не будет даже для народных депутатов. Это прямо вытекает из официального ответа Супрун главе профильного парламентского комитета. Из ответа также ясна и позиция и.о. министра здравоохранения по этому вопросу – вся информация по международным закупкам является конфиденциальной и может быть опубликована только при согласии международных организаций. И именно это прописано в контрактах с этими организациями. Вот так просто. Только напомним, что этим организациям под эти конфиденциальные соглашения переведены миллиарды бюджетных средств. И получается, – что без каких-либо обязательств с их стороны и без какого-либо контроля над их использованием со стороны общества.

При этом серьезную обеспокоенность вызывает тот факт, что “под елочку” в конце 2016 года с подачи Минздрава правительство внесло изменения в Постановление Кабинета министров Украины №117 от 23.04.2014 г., увеличив предельно разрешенный срок поставки препаратов по международным закупкам с 12 до 18 месяцев. И это при том, что напуганное срывом поставок препаратов за средства 2015 года, прошлое руководство Минздрава еще летом 2016 года хотело ужесточить требования к международным организациям и сократить срок поставки препаратов по этим закупкам с года до 3 месяцев. Это было необходимо тогдашнему и.о. министра Виктору Шафранскому, который не имел рычагов влияния на международные организации (одна из которых, например, не согласовывая с Минздравом, включила в смету затрат дополнительные неподтвержденные расходы на сумму 1,4 млн грн.). Но ему было необходимо эти рычаги заполучить. Однако тогда это вызвало истерику лоббистов. Интересно, зачем лоббистам увеличивать возможный срок поставки, если планируется поставлять более динамично, чем в прошлом году? Непонятны и технические требования к предмету закупки, а для программ, впервые переданных международным организациям (например, таких, как закупка медицинских изделий по программе кардиологии), это критично. Требования к предмету закупки очень сложные, их формируют практикующие врачи, исходя из своего опыта работы, а качество поставляемых изделий критично для жизни пациента. Согласитесь, недостаточную терапевтическую эффективность препарата пациент в ряде случаев еще переживет, а сможет ли он пережить установку стента в непосредственной близости от сердца, если этот стент не раскроется и поползёт к сердцу или еще хуже – сломается при раскрытии? Теперь, по прошествии 2 лет с момента начала внедрения системы международных закупок, о ее информационной закрытости уже стали открыто говорить и давнишние сторонники международных закупок – антикоррупционные журналисты-расследователи, такие, как ведущий журналист проекта “Наши гроши” Юрий Николов.

Вскоре читайте на “Обозревателе” продолжение расследования в сфере закупок лекарств. Во второй части вы, в частности, узнаете, как по отрасли бьет затягивание закупочных процедур.

По материалам: Obozrevatel.com

Материалы по теме: