Лишь один месяц простоя табачной индустрии “стоит” госбюджету 1,8 млрд грн налогов

Валентина ХОМЕНКО, директор ассоциации “Укртютюн”, хорошо знает и готова рассказать на примерах, в цифрах и фактах, о достижениях и перспективах табачной индустрии. Отрасли, производства которой в прошлом году заплатили...

Валентина ХОМЕНКО, директор ассоциации “Укртютюн”, хорошо знает и готова рассказать на примерах, в цифрах и фактах, о достижениях и перспективах табачной индустрии. Отрасли, производства которой в прошлом году заплатили сумму налогов, превышающую 5,4% всех налоговых поступлений в госбюджет. Такой суммы достаточно для строительства 5 тыс. км новых дорог или содержания в течение года Национальной гвардии и Национальной полиции Украины. Конечно, это вовсе не означает, что все проблемы отрасли решены…

Какие основные тенденции прослеживаются в 2016-м на рынке табачных изделий?

По результатам трех месяцев работы индустрии еще рано говорить о четко сформированных тенденциях. Надеюсь, сохранится тенденция двух последних лет к снижению объемов оборота нелегальной продукции, — результат совместных усилий правоохранительных органов и индустрии. Положительной тенденцией последнего года был рост объемов производства, реализации и экспорта, соответственно, на 8,3, 3,7 и 32,5%, по сравнению с 2014-м. В 2015 г. немного изменилась структура производства: выросли объемы сигарет с фильтром и, наоборот, уменьшились  объемы сигарет без фильтра. Такая тенденция обусловлена спросом.

Какие ожидания производителей относительно акцизной политики?

Надеемся, что акцизная политика будет прозрачной и прогнозируемой, и это позволит производителям надлежащим образом планировать свою деятельность. В 2014 г. ставки менялись трижды, и в целом повысились почти на 40%. При этом поступления от акцизного налога выросли, по сравнению с 2013 г., всего на 1%, а общая сумма поступлений со всех налогов с деятельности табачной индустрии даже уменьшилась.

В 2015-м, когда ставки акцизного налога не изменялись в течение года, картина совершенно иная. В бюджет перечислено более 25 млрд грн всех налогов, из которых более 22 млрд акцизного налога, что составляет, соответственно, 120,7 и 122,9%, по сравнению с предыдущим годом. Также надеемся, что в т.г. будет сломана, наконец, многолетняя традиция принимать налоговые изменения за несколько дней до нового бюджетного года. Нормы Налогового и Бюджетного кодексов должны исполняться не только налогоплательщиками. Мы ожидаем от правительства и парламента соблюдения базовых принципов налоговой политики.

Ожидаем также отказа от практики популизма и перехода к экономическому прагматизму при введении новых ставок акцизного налога на табачные изделия. Ставки не могут быть высокими или низкими, они должны быть экономически обоснованными, с учетом целого ряда факторов. Довольно часто в СМИ подается информация, что, в соответствии с Соглашением об ассоциации между Украиной и ЕС, наше государство взяло на себя обязательства на протяжении двух лет привести ставки акцизного налога к уровню, определенному в ЕС. Эта информация недостоверна, поскольку график имплементации устанавливает Совет ассоциации — коллегиальный орган, в состав которого входят представители ЕС и Украины. Пока что такой график не установлен. В соответствии с положениями Директивы Совета №2011/64/ЕС, увеличение ставок акцизного налога до предусмотренного уровня государства-члены должны проводить постепенно, что, по логике Совета Евросоюза, должно обеспечить минимизацию возможных негативных последствий от реализации такого шага. Как свидетельствует практика, новым членам ЕС для повышения ставок акцизного налога до соответствующего уровня понадобилось 12—15 лет.

Какие изменения предполагаются в законодательном регулировании производства и оборота табачных изделий?

Интерес законодателей к регулированию в сфере производства и оборота табачных изделий традиционно высок. За время работы Верховной Рады нынешнего созыва зарегистрировано 28 законопроектов, касающихся регулирования табачной отрасли. Самым масштабным, с точки зрения предлагаемых новаций, является законопроект “О внесении изменений в некоторые законы Украины об охране здоровья населения от вредного воздействия табака” (№2820), который предлагает ввести радикальные изменения в части производства и маркирования табачных изделий. Авторы законопроекта утверждают, что предлагают имплементировать в законодательство Украины положения Директивы 2014/40/ЕС от 3 апреля 2014 г.

Но детальный анализ положений законопроекта свидетельствует о другом. Порядок его подготовки и регистрации также далек от европейских стандартов. Впервые законопроект был зарегистрирован под №2430, но инициаторы отозвали его, чтобы изменить главный комитет с налогового — на комитет по вопросам здравоохранения (хотя по своему содержанию законопроект относится именно к предмету ведения налогового комитета).

Вопреки утверждениям инициаторов законопроекта, Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС предусматривает необходимость имплементации в украинское законодательство Директивы 2001/37/ЕС, а не Директивы 2014/40/ЕС. Согласно Соглашению, соответствующие обязательства Украины могут быть изменены исключительно путем внесения поправок Советом ассоциации, которая должна, среди прочего, определить сроки имплементации определенных положений в законодательство Украины. Такие поправки до сих пор не внесены. Бесспорно, Украина должна выполнять взятые на себя обязательства в пределах Соглашения об ассоциации.

Вместе с тем, имплементация Директив должна проходить в пределах определенных процедур, законопроекты должны предусматривать переходные периоды, которые давали бы возможность производителям обеспечить исполнение законов, законодательные нормы должны быть четкими и понятными. Абсолютно нелогичным кажется стремление ввести положение Директивы 2014/40/ЕС в Украине синхронно с ЕС. Директива готовилась почти 15 лет, но даже у стран — членов ЕС нет единого понимания относительно применения некоторых ее положений. Еврокомиссия до сих пор не издала все предусмотренные Директивой имплементационные акты. На сегодняшний день только семь стран — членов ЕС (Бельгия, Эстония, Италия, Литва, Мальта, Португалия и Словакия) из 28 имплементировали положения Директивы в свое законодательство, при этом некоторые страны рассматривают возможность перенесения срока введения Директивы. Продолжается иск Республики Польша к Европарламенту и Совету ЕС в отношении правомерности ряда положений Директивы.

Следует отдельно заметить, что текст законопроекта подготовлен на основе некорректного перевода норм Директивы (официального перевода до сих пор нет). Сравнение законопроекта с оригинальным текстом Директивы свидетельствует о многочисленных несоответствиях между ними. В законопроекте используется нехарактерная для национального законодательства терминология и нечеткие формулировки, что делает некоторые его положения непригодными для применения. Введение существенных изменений в отношении продукта и упаковки будут требовать от производителей значительного объема мер, обусловленных необходимостью переналадки имеющегося и приобретения нового оборудования (по предварительным расчетам, его стоимость будет составлять 1,4 млрд грн).

В то же время, в мире есть только несколько компаний, производящих такое оборудование. Они не смогут одновременно обеспечить повышенный спрос на оборудование в связи с введением Директивы в странах — членах ЕС. Важно не допустить приостановления производства, что при определенных обстоятельствах возможно в связи с необходимостью закупки, монтирования и отладки нового оборудования (по предварительным подсчетам, понадобится, по меньшей мере, 18 месяцев). Лишь один месяц простоя “стоит” госбюджету 1,8 млрд грн налогов. Украинскиефабрикипотеряют текущий экспорт, поскольку не смогут одновременно эксплуатировать два комплекта оборудования — для производства для рынка Украины и на экспорт.

По данным ГФС, в 2015 г. были экспортированы табачные изделия на общую сумму 278,6 млн долл. США. При этом Украина не имеет и не получит свободной торговли табачными изделиями с ЕС из-за преград в виде правил происхождения, которые содержатся в Соглашении об ассоциации. Обычно адаптация технического регулирования к требованиям ЕС сопровождается открытием европейского рынка, но не в этом случае.  Кроме того, размещение на упаковке табачных изделий комбинированных медицинских предупреждений, предусмотренных законопроектом, требует перенесения акцизных марок на другую часть упаковки (они не должны перекрывать предупреждение и в то же время должны разрываться при открытии упаковки).

Но переходного периода для их перенесения законопроект не предусматривает (даже несмотря на то, что Директива предоставляет дополнительные три года переходного периода для такого перенесения). Учитывая текущую экономическую ситуацию в государстве и долю налоговых поступлений от деятельности табачной индустрии в госбюджете, такого рода регулирование, по моему мнению, является по меньшей мере безответственным и противоречит поставленным задачам. Я не хотела бы, чтобы это воспринималось как нежелание имплементировать положения Директивы ЕС в национальное законодательство. Законы должны быть качественно подготовленными, что делало бы невозможным различное толкование их положений и предусматривало бы реальные переходные периоды для их реализации, а не становиться сборником некачественно переведенных отдельных частей Директивы.

То есть если этот законопроект не примут, индустрия сможет работать спокойно?

Нет, конечно. Кроме него, есть еще много непродуманных или спорных инициатив. Например, три законопроекта о стимулировании отечественного производства табака, которые предполагают обязательное включение отечественного табака в состав табачных изделий, отнесение отечественных производителей табачного сырья к плательщикам единого налога четвертой группы, пятикратное увеличение ставок ввозной пошлины на табак и промышленные заменители табака. Эти законодательные инициативы — еще один пример необоснованных регуляторных мер, поскольку предлагаются нерыночные регуляторные механизмы, а положения законопроектов противоречат требованиям ВТО, Соглашения об ассоциации и Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака. Кроме того, инициаторы, очевидно, не знакомы со спецификой производства и не представляют, к чему приведет реализация предложенных изменений. В производстве сигарет чаще всего используется табак особых сортов. Его надлежащее качество может быть обеспечено исключительно в том случае, если он выращивается в тропическом или субтропическом климате. Никто не будет изменять рецептуру мировых брендов для отдельно взятого украинского рынка.

Следует учитывать и то, что объемы производства табака в Украине — мизерные. Их недостаточно для обеспечения 30% отечественного сырья в производстве табачных изделий. Еще одна масштабная инициатива — попытка ввести т.н. электронную систему контроля над оборотом подакцизных товаров. В течение года ГФС Украины разработала несколько проектов на эту тему.

Несмотря на слово “электронная” в названии, соответствующая система не предусматривает отказа от бумажной акцизной марки. При этом механизм формирования ее стоимости остается непрозрачным. В пределах системы также предлагается ввести электронные акцизные накладные, которые все участники рынка, от производителя до розничного продавца, должны заполнять вручную, каждый раз повторяя информацию, включенную в цифровой элемент акцизной марки. Представляете этот объем документов и количество допущенных при заполнении ошибок?

Любая ошибка приведет к остановке деятельности оператора рынка и штрафу. В результате контроль не улучшится (по сравнению с нынешним его состоянием), зато нагрузка на бизнес вырастет в разы. Но самое парадоксальное в том, что акциз уже уплачен заранее, во время приобретения марок акцизного налога. Таким образом, штрафы будут платиться не за неуплату налога, а за ошибку, допущенную при предоставлении безосновательно большого объема информации. Индустрия поддерживает полностью автоматизированную электронную систему контроля на основе технологии Codentify, уже апробированную на наших производствах, и предлагала ГФС рассмотреть возможность ее введения в Украине. К сожалению, пока что контролирующий орган отдает предпочтение другой системе, несмотря на ее многочисленные недостатки.

Какие изменения, на ваш взгляд, необходимо внести в законодательство, регулирующее отрасль?

Мы видим необходимость прежде всего в системном усовершенствовании законодательных норм, которые так или иначе касаются противодействия незаконной торговле табачными изделиями. В первую очередь, индустрия всесторонне поддерживает идею введения уголовной ответственности за незаконное перемещение табачных изделий на таможенную территорию страны, а также из Украины в страны ЕС.

Конечно, речь идет не о нескольких блоках сигарет, а о крупном или особо крупном размере. Незаконный ввоз табачных изделий является сверхприбыльным бизнесом, который трудно напугать штрафами на любую сумму. Вместе с тем, на наш взгляд, введение уголовной ответственности в виде лишения свободы могло бы положительно сказаться на ситуации. Также следует четко разграничить административную и уголовную ответственность за аналогичные правонарушения. Сейчас их границы размыты, что дает возможность нарушителям использовать коррупционные механизмы и уклоняться от уголовной ответственности, отделываясь административными штрафами. Есть потребность в регламентации порядка уничтожения конфискованного оборудования для промышленного производства табачных изделий. Закон требует его уничтожения, однако на подзаконном уровне процедура до сих пор не установлена, что, фактически, блокирует исполнение норм закона. Индустрия также видит необходимость в установлении общественного контроля над уничтожением конфискованных табачных изделий. По крайней мере, ее представители должны присутствовать во время этой процедуры.

Нам известны случаи, когда на бумаге конфискат уничтожали, но на практике вроде бы уничтоженная продукция каким-то магическим образом вновь появлялась на рынке.

Автор материала: Ольга Рогоза

По материалам: Zn.ua

Материалы по теме: