Лакомые кусочки новой приватизации: почта, телебашни, “ревизор”

Государство готовит крупнейшие предприятия отрасли связи к приватизации. На рассмотрении парламента находится законопроект №1567, разрешающий корпоратизацию Украинского государственного центра радиочастот, Концерна радиовещания, радиосвязи и телевидения, а также “Укрпошти”. Эти...

Государство готовит крупнейшие предприятия отрасли связи к приватизации.

На рассмотрении парламента находится законопроект №1567, разрешающий корпоратизацию Украинского государственного центра радиочастот, Концерна радиовещания, радиосвязи и телевидения, а также “Укрпошти”.

Эти предприятия внес в законопроект министр экономического развития и торговли Айварас Абромавичус на этапе его доработки.

Новый виток

Согласно законопроекту, УГЦР, КРРТ и “Укрпошту” можно превратить в государственные акционерные общества. Государство не может продавать свои акции, пока предприятия находятся в соответствующем перечне, но привлекать частных инвесторов можно, выпустив новые акции путем допэмиссии.

Корпоратизация обычно предшествует приватизации, рассказывает управляющий партнер адвокатского объединения “Юскутум” Артем Афян. Это делается для того, чтобы предприятие могло более эффективно развиваться, а его инвестиционная привлекательность перед продажей – улучшаться.

Может быть и наоборот: если готовится непрозрачная приватизация, после превращения в акционерное общество стоимость предприятия может снизиться.

Последнее крупное предприятие в сфере связи, “Укртелеком”, было приватизировано в 2011 году. На момент корпоратизации в 1999 году оно было убыточным. В 1998 году убытки оператора составили 495 млн грн, в 1999 году – уже 42 млн грн, а в 2000 году он даже вышел на прибыль 298 млн грн.

Однако в течение следующих лет финансовые показатели ухудшились, и перед приватизацией в отчетах оператора значились убытки на сотни миллионов гривен. В итоге компанию продали за 10,5 млрд грн единственному претенденту – компании “ЕСУ”, украинской “дочке” австрийского инвестфонда EPIC.

“Корпоратизация – это действие, которое предполагает изменение системы управления предприятием, а также может являться предтечей приватизации. Но будет ли она, пока не известно”, – говорит член Национальной комиссии по вопросам регулирования связи и информатизации Александр Скляров.

Он утверждает, что в существующих проектах документов этого нет.

Прибыльный ресурс

В отличие от “Укртелекома”, убыточного на момент корпоратизации, УГЦР, КРРТ и “Укрпошта” приносят прибыль.

УГЦР выдает платные разрешения на ввоз и использование различных устройств, например, базовых станций, на запуск новых сетей беспроводной связи. Он осуществляет международную координацию радичастот и радиочастотный мониторинг для мобильных операторов.

На платной основе УГЦР делает замеры качества мобильной, фиксированной связи и интернета. Стоимость услуг мониторинга качества интернета, к примеру, составляет около 4,2 тыс грн.

В реестре операторов и провайдеров Украины более 6 тыс участников, и все они должны отчитаться о качестве своих услуг в январе 2016 года. Это означает, что уже в 2015 году УГЦР может заработать на замерах более 25 млн грн.

Точные финансовые показатели УГЦР не разглашаются. Известно лишь, что в 2014 году на счетах предприятия лежало около 200 млн грн оборотных средств, которые позже были перечислены в бюджет.

УГЦР относится к сфере управления Национальной комиссии по вопросам регулирования связи и информатизации, а ту назначает президент. Если госпредприятие станет акционерным обществом, оно перейдет под контроль Фонда госимущества и, соответственно, Кабинета министров.

Значит, попытка корпоратизировать УГЦР может говорить о желании правительства взять его под свой контроль, считает член правления Интернет-ассоциации Украины Татьяна Попова. “Это мое личное видение”, – уточнила она.

Представители НКРСИ также не знают, чья это была идея – Минэкономики в свете массового разгосударствления или корни уходят глубже. “Рынок начал рассуждать, что кто-то положил на УГЦР глаз. Я бы в это поверил несколько лет назад, но сейчас предприятие – уже не тот лакомый кусок”, – объясняет Скляров.

Действительно, в 2014 году УГЦР потерял важный источник своего дохода: базу идентификаторов IMEI мобильных терминалов – телефонов и смартфонов. Идентификаторы мобильных устройств, которые ввозились в Украину, вносились в эту базу на таможне, а УГЦР зарабатывал на выдаче разрешений на их ввоз.

Однако в апреле 2014 года парламент упразднил эти разрешения. По подсчетам участников рынка, из-за этого предприятие потеряло 200-500 млн грн дохода за год. Из-за отмены разрешений на ввоз вырос и “серый” импорт.

Руководитель парламентского комитета по ИТ Александр Данченко говорит, что общие потери государства составили около 1,5 млрд грн. Сейчас он продвигает законопроект, который может вернуть УГЦР этот источник заработка.

Конкурент “Зеонбуда”

Около 700 млн грн составляет оборот еще одного предприятия, которое может быть продано, – КРРТ. Концерн контролирует более 99 % телевещания в Украине. Он объединяет 27 предприятий и филиалов, расположенных в областных центрах и крупных городах, и обслуживает сеть из 560 собственных телевышек.

Услугами предприятия пользуются аналоговые каналы, цифровой ТВ-провайдер “Зеонбуд”, радиостанции и телекоммуникационные компании.

По неофициальным данным, большую часть заработка приносят телеканалы – 400 млн грн – и радиостанции – 170 млн грн. “Зеонбуд” за аренду якобы платит 80 млн грн. По данным пресс-службы КРРТ, чистая прибыль предприятия в 2014 году выросла в 2,8 раза, а рентабельность составляет около 2%.

Отстраненный гендиректор КРРТ Александр Пивнюк ранее рассказывал ЭП, что более 60% дохода приносит обслуживание аналогового сигнала телеканалов. Однако эта статья доходов находится “под угрозой”.

Согласно нормам международного соглашения “Женева-2006”, со средины июня 2015 года в Украине должно было начаться отключение аналогового вещания. Сейчас регулятор собирается перенести эту дату на 2017 год. Тем не менее, рано или поздно аналоговые вещатели перестанут платить КРРТ.

Теоретически на базе КРРТ можно создать государственного провайдера цифрового ТВ, альтернативу “Зеонбуду”. Эту идею время от времени озвучивают разные чиновники, хотя денег на ее реализацию пока нет.

Министр информационной политики Юрий Стець считает, что цифровой ресурс – это часть информационной безопасности страны. Поэтому 50%+1 акция в провайдере цифрового ТВ, по его мнению, должны находиться во владении государства. Оставшиеся 49% можно отдать на прозрачный конкурс с привлечением частного инвестора, в том числе зарубежного, считает он.

“При этом у нас не будет ситуации, когда все телеканалы и радиостанции может выключить один человек одним рубильником”, – считает чиновник.

Потенциальные инвесторы у концерна есть. Например, “Укртауер”, “дочка” турецкого телекоммуникационного холдинга Turkcell, которая занимается строительством вышек для мобильных операторов. Глава компании Зафер Озбай несколько лет назад рассказывал ЭП, что это была бы неплохая покупка.

Почта с амбициями

Крупнейшим из всех предприятий отрасли, подлежащих корпоратизации, является “Укрпошта”. Ее годовой оборот превышает 4 млрд грн, штат насчитывает 78 тыс сотрудников, а сеть состоит из 13 тыс отделений по всей Украине.

В 2014 году “Укрпошта” показала убыток – около 4 млн грн, но уже в первом квартале 2015 года чистая прибыль компании, по словам ее гендиректора Игоря Ткачука, составила 13 млн грн. В апреле Ткачук заявлял, что в планах компании – получить за 2015 год 50-100 млн грн прибыли.

Впрочем, как говорит президент Украинской ассоциации директ-маркетинга Валентин Калашник, прибыль “Укрпошти” находится в пределах статистической погрешности и существует только на бумаге.

“При согласии государства накоплено много реальных долгов. Государство регулярно не выполняет свои финансовые обязательства, например, не компенсирует тарифы по доставке прессы”, – отмечает он. По его словам, сейчас почта – это серьезный административный ресурс для региональных властей.

Если существующий государственный подход сохранится, то “Укрпошту” придется дотировать. Письма как источник бизнеса отмирают, посылки доставляют частные операторы, а шальная прибыль от доставки пенсий исчезнет, как только Пенсионный фонд начнет считать деньги”, – рассказывает эксперт.

И Калашник, и нынешнее руководство “Укрпошти” поддерживают корпоратизацию предприятия. Превращение его в акционерное общество позволит реформировать структуру и привлекать стратегических партнеров в высокотехнологичные проекты, говорится в сообщении пресс-службы.

“Укрпошта” – госпредприятие, поэтому она не может создавать другие предприятия без разрешений Мининфраструктуры и ФГИ. Она также не может создавать дочерние или аффилированные компании с частным капиталом.

“В случае корпоратизации “Укрпошта” получит возможность основать, например, страховую компанию или банк”, – говорится в сообщении пресс-службы компании.

Частные логисты уже начали осваивать эти ниши. “Нова пошта” в 2014 году запустила систему денежных переводов Forpost и открыла кассы в отделениях.

После корпоратизации “Укрпошта” также сможет распоряжаться своим имуществом, которое находится на ее балансе, но не принадлежит ей, говорится в сообщении пресс-службы. Например, компания сможет продать имущество, которое требует больших затрат на содержание, но не используется. Вместо этого можно будет привести в порядок здания и технику.

Калашник считает, что “Укрпошта” как целостный актив мало кому интересна, но может стать такой в будущем. Парк изношен, технологии морально и физически устаревшие, накопленные долги огромные, множатся конфликты с местными властями вокруг бесплатного использования помещений.

По его мнению, инвестору, если такой найдется, лучше вкладывать в одного из быстрорастущих частных операторов, чем в стагнирующую “Укрпошту”. “Единственный смысл корпоратизации – это возможность убрать корявые руки государства от управления предприятием”, – считает он.

Автор материала: Виктория Власенко

По материалам: Epravda.com.ua

Материалы по теме: