Как вылезти из долговой петли

Лед тронулся. Минфин и кредиторы от взаимных обид и обвинений наконец-то перешли к диалогу. Насколько он будет конструктивным – покажет время. Но уже тот факт, что это будут переговоры...

Лед тронулся. Минфин и кредиторы от взаимных обид и обвинений наконец-то перешли к диалогу. Насколько он будет конструктивным – покажет время. Но уже тот факт, что это будут переговоры без посредников и советников, не может не радовать. В последнее время переговоры, где каждое слово на вес золота, напоминали, скорее, дворовую перепалку.

Нетрудно догадаться, что на уступки кредиторы пошли после недавно принятого парламентом и подписанного на прошлой неделе “моратория” на выплату внешних долгов. Можно сколько угодно обвинять Верховную Раду в “драконовских мерах” и даже шантаже кредиторов, но давайте не забывать о некоторых принципиальных моментах.

Сказать, что ситуация в украинской экономике сложная – это ничего не сказать. Усугубление проблем грозит катастрофическими последствиями не только для нашей страны. В этой ситуации мы воспользовались т.н. правом на технический дефолт.

Во многом это вынужденный шаг. Но таким образом мы подталкиваем внешних кредиторов к реструктуризации наших обязательств, а не требовать от нас последнее, что осталось.

Тем более, “мораторий” не обязывает правительство использовать этот рычаг. Кабмин может им воспользоваться, когда, например, переговоры зайдут в тупик.

Сегодняшнюю Украину неоднократно сравнивали с Польшей 90-х годов. Тогда, в результате переговоров и благодаря реформам, ей удалось списать почти половину долгов. Во многом это произошло вследствие того, что поляки изначально вели диалог на равных.

А это, кстати, дорогого стоит. Во время недавней встречи с представителями британского посольства услышал любопытную мысль. Они выразили недоумение теми, мягко говоря, небольшими суммами, которые ЕС предоставляет Украине в качестве макрофинансовой помощи. Дескать, они как один из ключевых доноров ЕС, поднимают этот вопрос.

С другой стороны, представители посольства удивлялись, почему в переговорах мы ведем себя изначально с позиции отыгрывающейся стороны.

Для меня интриги в паре “дефолт или реструктуризация” нет. Я уверен, что нам удастся убедить кредиторов пойти на мягкий сценарий реструктуризации. Вероятно, он будет включать отсрочку платежей на несколько лет и снижение ставки по бумагам где-то до 6%.

Сегодня достаточно обнадеживающих сигналов в данном вопросе. Вспомните хотя бы непрозрачное заявление министра финансов США Джейкоба Лью о необходимости уступок со стороны кредиторов относительно украинских долгов. Из реальных посылов -реструктуризация долгов “Укрэксимбанка”.

Что касается долгов России, по моему глубокому убеждению, РФ должна быть последним кредитором, которому нужно возвращать долги. Войной на Донбассе россияне блокируют Минские договоренности, по сути, срывая процесс реструктуризации долгов.

Заняв жесткую позицию по отношению к ним, мы найдем понимание у западных кредиторов. Очевидно, что они не хотят быть “козлами отпущения”. Получается, что агрессору мы заплатим в полной мере, а им придется идти на уступки из-за реструктуризации.

Правительство в данной ситуации должно отстаивать интересы государства в международных арбитражах. Поскольку выкупленные Россией еврооблигации, в сумме 3 млрд долл., размещались на Ирландской фондовой бирже, Украина может апеллировать к британскому праву.

В данном случае окончательное решение о реструктуризации будет приниматься голосованием на собрании кредиторов. Российские власти это понимают.

И не удивительно, что их риторика с каждым днем с остро угрожающей меняется на переговорную. Конечно, лучше получить деньги позже, чем вообще ничего и никогда.

Автор материала: Андрей Гордеев 

По материалам: Rbc.ua

Материалы по теме: