Инженеры и Джихад

Данные показывают, что вероятность примыкания к экстремистским группировкам повышается с повышением уровня образования, причем для специальностей с высоким уровнем требований к профессиональным знаниям эта вероятность еще выше. Это системное...

Данные показывают, что вероятность примыкания к экстремистским группировкам повышается с повышением уровня образования, причем для специальностей с высоким уровнем требований к профессиональным знаниям эта вероятность еще выше. Это системное подтверждение того, что ядро исламского экстремизма составляют потенциальные элиты, а не бедные и обездоленные.

Инженеры человеческих душ? Социологические кластеры и судьбы …

Реферат первой главы книги Диего Гамбетты и Стеффена Хертога «Инженеры джихада: любопытная связка между воинствующим экстремизмом и образованием» (Gambetta D., Hertog St. Engineers of Jihad: The Curious Connection between Violent Extremism and Education. Princeton University Press, 2016).

Глава 1. Образование исламских экстремистов

На рождество 2009 года 23-летний нигериец Умар Фарук Абдулмуталлаб сел в голландском аэропорту Скипхол на рейс 253 авиакомпании Northwest до Детройта. На подлете он попытался взорвать бомбу, спрятанную в штанах. Взрывное устройство не сработало, пассажиры и персонал успешно обезвредили террориста. Следствие установило, что он был связан с ячейкой «Аль-Каиды» в Йемене. Годом раньше он получил диплом специалиста по машиностроению в Университетском колледже Лондона [1].

13 октября того же года в Италии 37-летний ливиец Мохамед Гаме подорвал себя у входа в казармы Св. Варвары в Милане. Он выжил и был приговорен к 14-летнему тюремному сроку. У него специальность инженера по электронике.

13 июля 2009 года в Германии суд приговорил 47-летнего выходца из Пакистана Алима Назира к восьми годам заключения за сотрудничество с «Аль-Каидой». Под видом торговца бижутерией он ездил в Пакистан, где передавал деньги боевикам, а в Германии вербовал местных мусульман. Среди завербованных им был Беккай Харрах, печально известный после своих видео с угрозами джихада правительству Германии. Назир — специалист по машиностроению, а Харрах изучал математику и лазерные технологии.

Кроме вероисповедания, их объединяет лишь одно: у всех у них инженерное образование.

Естественно, часть террористов — неудачники, у которых не задалась карьера после университета. Однако некоторые, напротив, бросили успешную карьеру ради джихада: таков, например, Абдул Субхан Куреши, лидер Студенческого исламского движения Индии, до сих пор разыскиваемый за взрывы на железной дороге 11 июля 2006 года, который работал в компьютерной фирме. Злосчастный Абдулмуталлаб с бомбой в трусах — сын банкира. Но вне зависимости от различий в происхождении, семейном положении и уровне дохода, это всё люди с инженерным образованием. На первый взгляд, это противоречит здравому смыслу. Как люди с техническим образованием могут поддаваться мракобесным идеям?

У истоков

Это не изолированные случаи. Тенденция просматривается на глобальном уровне за последние тридцать лет. Из 25 непосредственных участников взрыва «башен-близнецов» 11 сентября 2001 года восемь были инженерами. Само начало современного воинствующего исламизма тесно связано с инженерами.

Три египетские группировки 1970-х, стоящие у истоков нынешнего джихадизма, создавались или возглавлялись представителями технической интеллигенции: «ат-Такфир ва-ль-Хиджра», основанная в 1969 году Мустафой Шукри, агротехником; так называемая «Группа Военной академии», захватившая Военную академию в 1974 году, была основана Салихом Сирийя, палестинским преподавателем технических наук; наконец, инженер-электротехник Мухаммед Абд аль-Салам Фарадж сыграл ключевую роль в возникновении группировки «Аль-Джихад». Из 34 заключенных экстремистов, опрошенных египетским социологом Саадом Эддином Ибрагимом в конце 1970-х, 29 имели высшее или незаконченное высшее образование — инженерное, медицинское и т.д.

Инженеры входили и в радикальную египетскую группировку «Гамаат Исламия». Одним из них был известный впоследствии соратник Бен Ладена Айман аз-Завахири, хваставшийся тем, что вербовка в Каирском университете наиболее успешно идет на медицинском и техническом факультетах.

Та же тенденция просматривается в Индии и Индонезии. В Тунисе до 60% джихадистов имеют инженерное образование.

Это касается не только суннитов, но и шиитов. В иранской революции 1979 года активную роль играли студенты Университета науки и технологий в Тегеране, среди которых был будущий президент Махмуд Ахмадинежад. Ливанская шиитская группировка «Хезболла» сумела привлечь около 2000 инженеров и архитекторов для восстановления инфраструктуры после войны с Израилем 2006 года (программа называлась «Строительный джихад»).

Системный анализ

Связь между радикальным исламизмом и инженерным образованием если и отмечалась раньше социологами, то в качестве курьеза. Системного анализа никто не предпринимал.

Авторы настоящей книги собрали данные о 497 заметных деятелях радикальных исламистских группировок начиная с 1970-х годов, используя научную литературу, прессу, устные свидетельства, официальные документы и интернет-ресурсы. Основным предметом интереса служило образование, хотя учитывались также возраст, социально-экономическая среда и другие биографические параметры. Обзор включает только уроженцев стран с коренными мусульманскими общинами (фундаменталисты, выросшие в странах Запада, рассматриваются отдельно в гл. 3) и только тех, чье участие в актах насилия доказано.

Разумеется, обзор охватывает далеко не все радикальные исламские группировки мира (туда не попадают, например, «Боко Харам» Нигерии и «Талибан» Афганистана). И все же выборка покрывает три континента на протяжении трех десятилетий и включает представителей 35 стран из десятков организаций. Это позволит установить, случайна ли связь между экстремизмом и образованием или налицо закономерность.

Уровень образования

Данные об образовании имеются для 335 человек из 497. Из них только у 28 образование ниже среднего, 76 окончили среднюю школу или медресе. У 231 образование высшее или незаконченное высшее, не менее 40 из них учились на Западе. Таким образом, как минимум половина террористов имеют высшее образование, и известные случаи типа университетского преподавателя Азахари Хусейна, организатора терактов на Бали 2005 и 2006 годов, — только верхушка айсберга.

Разумеется, следует учитывать то, что образ жизни в университетской среде более публичен и эти люди более заметны. Однако 169 человек из выборки занимали лидерские позиции в террористических организациях. Еще более впечатляет разрыв между уровнем образования в выборке и в целом среди населения тех стран, откуда происходят террористы: в 1987 году (медианный год поступления участников выборки в университеты) охват высшим образованием населения в их странах составлял в среднем 11,3%.

Хотя в последние годы радикальный ислам «пролетаризируется», большая доля высокообразованных людей — стойкая тенденция вот уже тридцать лет. Поскольку популярный стереотип рисует исламистов нищими и невежественными, этот феномен не может не удивлять.

Типы образования

Кто из них что изучал? Образование исламских экстремистов поддается той же семичастной дисциплинарной классификации, что и образование других террористов (ультраправых и ультралевых), рассматриваемое в следующих главах: четыре основных прикладных специальности (техника; медицина; право; экономика и управление) + три кластера (математика и естественные науки; общественные науки; гуманитарные науки). Довольно большая группа (38 человек) изучала исламоведение. Однако доминируют все же инженеры: 93 из 207. Всего представители наиболее престижных специальностей — технических, экономических и естественно-научных — составляют 64,7% в выборке. Даты их рождения — от 1930-х до 1970-х годов, с медианным годом рождения 1966.

Среди инженеров, для которых специальность известна, преобладают строители, электротехники и компьютерщики, хотя, возможно, это распределение отражает лишь общую популярность данных специальностей. Однако к этим профессиям принадлежит ряд видных террористов, таких как глава «Имарата Кавказ» Доку Умаров, организатор первого нападения на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке (еще в 1993 году) Рамзи Юсеф или причастный к атаке 11 сентября Саид Бахайи.

Действительно ли наблюдается преобладание инженеров?

Нет причин полагать, что источники почему-либо замалчивали специальности остальных террористов, а инженерам уделяли особое внимание. Перекос мог бы объясняться повышенным количеством инженеров среди лидеров джихадистов, поскольку лидерам свойственна большая публичность. Однако это предположение не подтвердилось. При рассмотрении вопроса, кто из террористов занимал руководящие позиции, выяснилось, что инженеры занимали их с той же вероятностью, что и представители других специальностей. Более того, не наблюдалось повышенной доли инженеров среди тех, кто непосредственно изготовлял бомбы.

Возможно, инженерные специальности просто популярны у абитуриентов в данных странах? Даже в этом случае все равно необходимо объяснить, почему абсолютное большинство террористов оказались студентами или выпускниками вузов. Но популярность инженерных специальностей у населения в целом проверяема.

Население в целом

Доля инженеров среди мужского трудоспособного населения стран, которые представляет наша выборка, составляет в среднем 1,3%, в то время как доля инженеров в самой выборке, даже если не учитывать лиц, специальность которых неизвестна, — 18,7%. Это означает, что среди террористов инженеров больше в 17 раз!

Медиков оказывается больше в 10 раз, а вот представителей естественных наук ненамного больше, гуманитариев же даже меньше, чем среди населения в целом.

Обладатели высшего образования

Насколько инженеры по сравнению с другими дипломированными специалистами склонны к радикальному исламизму? Для этого необходимо рассмотреть долю инженеров среди обладателей высшего образования. (Мы снова берем статистику для мужского населения, так как террористы в выборке почти все мужчины, кроме гражданки США Аафьи Сиддики).

Выясняется, что доля инженеров среди мужчин с высшим образованием для стран, выходцами из которых являются террористы, составляет в среднем 11,6%, тогда как среди самих террористов (чье образование известно) — 44,9%. Эта разница статистически более чем значима.

Как обстоит дело с другими специальностями? Медиков в выборке примерно вдвое больше, чем ожидалось бы по случайному распределению, зато представителей естественных наук (которых традиционное восприятие ставит в смежную категорию с инженерами), напротив, намного меньше. Еще более удивительно почти полное отсутствие гуманитариев: ожидаемая доля была бы 14,9%, реальная — 2,9%. Практически отсутствуют и педагоги: похоже, с 1970-х годов тип учителя, пошедшего в революционеры, сдан в архив. То же самое относится и к юристам. И лишь один представитель выборки имеет образование в области общественных наук — психолог Али Мохамед, участник нападений на посольства США в Африке в 1998 году. (Как будет показано в гл. 5, левые экстремисты изучают общественные науки гораздо чаще.)

Таким образом, преобладание инженерных и медицинских специальностей в выборке носит характер статистической закономерности.

Саудиты — исключение

Однако исключение составляет Саудовская Аравия, для которой преобладания инженеров среди террористов не наблюдается: из 33 саудитов в выборке у 12 высшее образование и только у 2 из них инженерное. Из 25 участников атаки 11 сентября 2001 года 15 были саудитами и на них приходился только 1 инженер, тогда как из остальных 10 инженерами были 7. С этим согласуются данные о саудовских радикальных исламистах 2000-х годов: в списках мало инженеров, зато, напротив, преобладают педагоги. Как интерпретировать «саудовское исключение», будет рассмотрено в гл. 2.

Воздействие отбора

Избыток выпускников вузов вообще и инженеров в частности среди экстремистов требует объяснения, но сначала нужно установить, что именно мы объясняем. Источников этого явления может быть два: 1) повышенная склонность дипломированных специалистов в целом и особенно инженеров примыкать к джихаду; 2) отбор джихадистскими организациями именно таких людей. Разумеется, оба фактора могут и сочетаться.

Логично предположить, что организаторы террора будут отбирать более образованных людей и в первую очередь с инженерными знаниями. Однако отбора недостаточно для того, чтобы объяснить наблюдаемую картину, особенно если вспомнить, что зачинателями радикальных движений в мусульманских странах часто были студенты или образованные элиты. В этой главе мы рассмотрим вопрос, отдают ли предпочтение инженерам просто потому, что они умеют изготавливать бомбы. Вторая гипотеза, подлежащая проверке, — что, стартовав в университетской среде, экстремистское движение естественным образом вовлекает ближайшие круги людей.

Бомбисты

В январе 1996 года израильскими спецслужбами был убит чрезвычайно влиятельный член «Хамас» Яхья Айяш, носивший кличку «Инженер», которая, впрочем, относилась не столько к его диплому электротехника, сколько к его умению мастерить бомбы. Прием, который применили против него, был тоже инженерный: ему подсунули начиненный взрывчаткой мобильный телефон.

В декабре того же года в Великобритании были задержаны хамасовцы Самар Алами и Джавад Ботмех, причастные к нападениям на еврейские организации. Алами имела диплом инженера-химика Университетского колледжа в Лондоне, того же, где учился Абдулмуталлаб (тот, что с бомбой в штанах). Ботмех имел дипломы электротехника Лестерского университета и Королевского колледжа в Лондоне.

Азахари Хусейн, изготовивший бомбы для терактов на Бали 2005 и 2006 годов, получил инженерное образование в Австралии в 1980-е годы, а в 1990 году защитил диссертацию в Редингском университете.

Все эти четверо были инженерами и занимались изготовлением бомб. На первый взгляд это подтверждает гипотезу, что инженеров вербуют с целью использовать их технические навыки или что люди с такими навыками более склонны примыкать к террористическим группировкам — тем более что «Хамас» открыто поощряет инженерные способности. Эта гипотеза интуитивно выглядит привлекательной: она приходит на ум первой, когда речь заходит о преобладании инженеров среди экстремистов, — и в самом деле, кому делать бомбы, как не инженерам?

И все же представляется, что этого недостаточно для объяснения наблюдаемого феномена

1. Досье британской разведки подтверждает, что вербовка ведется среди студентов, обучающихся по техническим и IT-специальностям. При этом составители досье отмечают, что «за экстремистами замечено внимание к школам и колледжам, в которых молодежь может быть весьма любопытной, но менее критичной и более доверчивой к экстремистским доводам».

А вот список характеристик, которые считает полезными руководство по вербовке джихадистов: «дисциплина, послушание, терпение, интеллект», «осторожность и благоразумие», умение «наблюдать и анализировать» — свойства, которые чаще встречаются у инженеров. В действительности наше исследование так и не выявило доказательств, что кандидатов отбирают на основании технических навыков. Приоритетны именно личностные свойства.

2. Непосредственно изготовлением бомб занимается меньшинство, а инженеры составляют абсолютное большинство в выборке (в том числе на управленческих позициях, которые не требуют инженерных знаний). Например, в «Хамас» инженеры занимают как раз управленческие позиции, тогда как бомбисты в основном имеют специальность по исламоведению.

3. Изготовление бомб не такая уж сложная работа, и для этого необязательно быть инженером. Второй бомбист с Бали, Дулматин, прозванный «гением», был автомехаником, третий — Ноордин Мухаммад Топ — бухгалтером. В лондонской попытке заминировать трансатлантические лайнеры в 2006 году техническими работами занимался Ассад Сарвар, имевший диплом по спортивным наукам, а единственный инженер в группе выполнял координирующую роль.

4. Количество инженеров в группировке не связано прямо с ее террористической активностью: как уже упоминалось выше, у саудитов инженеры не составляют большинства, но они эффективно ведут террористическую деятельность. Без инженеров обходятся и неисламские террористические группировки, такие как «тамильские тигры» на Шри-Ланке или ИРА в Ирландии — эти состояли в основном из малообразованных рабочих.

5. Далеко не факт, что на инженерных факультетах можно получить практическое знание. За последние годы пять попыток терактов, предпринятых на Западе при участии инженеров, провалились. В одном случае сооружение из петард, скороварки, бензина и удобрений не взорвалось. В другом бомба и не могла взорваться, так как в ней не оказалось окислителя.

Однако для проверки теории «инженеры нужны, чтобы делать бомбы» необходим статистический анализ деятельности членов группировок, который мы и предприняли. Он показывает, что бомбисты составляют 15% от общей численности членов групп и такую же долю среди инженеров. Таким образом, инженеры в этом отношении никак не выделяются.

Повышение случайной вероятности через социальные сети?

Могут ли эти данные объясняться другим видом отбора, который по существу случаен? Нелегальные организации нуждаются в конспирации, поэтому естественно, что при расширении сети ячеек они будут полагаться на старые знакомства: друзей, родственников, коллег. Если зачинатели движения хотя бы случайно окажутся инженерами, они будут искать сподвижников в своей среде. То же приложимо и к студентам.

Это, по-видимому, верно для ранних египетских группировок, по поводу которых уже отмечалось, что они вели вербовку через родственные, дружеские и профессиональные связи. Однако по мере того как доминирование инженеров обнаруживается в самых разных исламистских организациях многих стран, возникает все больше вопросов, может ли этот процесс быть случайным.

Рассмотрим распределение дипломов по различным специальностям. Наш анализ показывает, что распределение террористов с высшим образованием в целом и инженеров в частности равномерно и не зависит от страны (исключение, как уже говорилось, составляет Саудовская Аравия). Распределение инженеров даже более равномерно, чем распределение дипломированных специалистов в целом.

Наша выборка охватывает как минимум четыре независимых кластера: уроженцы Северной Африки, Юго-Восточной Азии, Палестины и Аравийского полуострова. Во всех четырех наблюдается преобладание лиц с высшим образованием и особенно инженерным. Предположение, что они могли контактировать через Интернет (выдвинутое некоторыми авторами), не подтверждается, так как большинство из них примкнули к радикальному исламизму в доинтернетную эпоху. Так, на 1998 год даже в Великобритании лишь 4% домохозяйств были охвачены Интернетом.

Кроме того, в массовых движениях типа «Хамас» значение локальных социальных связей убывает. Публичные места вербовки — мечети и места выступлений радикальных проповедников — не фильтруют посетителей по образованию и профессии. Это означает, что посещаемость их студентами (в том числе инженерных специальностей) изначально выше, чем другими категориями населения.

Заключение

Таким образом, наблюдаемый феномен не является случайностью: инженеры действительно составляют непропорционально большую долю среди воинствующих исламских радикалов. Их в 14 раз больше, чем среди мужского населения исламских стран в целом, и в 4 раза больше, чем среди выпускников вузов этих стран. Эта диспропорция характерна для всех стран мусульманского мира, за исключением Саудовской Аравии, что опровергает предположение о роли исторической преемственности и социальных связей.

В целом наши данные показывают, что вероятность примыкания к экстремистским группировкам не понижается, а повышается с повышением уровня образования, причем для специальностей с высоким уровнем требований к профессиональным знаниям эта вероятность еще выше. Это первое системное подтверждение того, что ядро исламского экстремизма составляют потенциальные элиты, а не бедные и обездоленные.

Факторы, которые могут объяснять обе тенденции — преобладание среди террористов лиц с высшим образованием и преобладание среди них инженеров, — будут рассмотрены в следующих главах.

Автор материала: Мария Елифёрова

По материалам: Argumentua.com

Материалы по теме: