Гройсманомика: ждет ли Украину процветание?

Аналитикам часто задают вопросы о перспективах экономических программ политических партий, нового премьера или министра. Причем вопросы звучат иногда из самых неожиданных организаций. Я дважды пытался проанализировать эффективность подходов, которые...

Аналитикам часто задают вопросы о перспективах экономических программ политических партий, нового премьера или министра. Причем вопросы звучат иногда из самых неожиданных организаций. Я дважды пытался проанализировать эффективность подходов, которые во время премьериады озвучивал господин Гройсман. Первый раз — когда появилась его публикация в «Зеркале недели», второй — во время выступления в парламенте. И вот что из этого получилось.

Универсальная программа

С программой, которой Владимир Борисович осчастливил народных депутатов, в принципе, можно становиться премьер-министром любой страны. Это скорее не программа действий, а такая себе универсальная декларация о намерениях. Очень мало конкретики, но очень много декларируемых целей на одном квадратном сантиметре печатного листа. Правда, Владимир Борисович отправляет нас к ряду фундаментальных документов, которыми собирается руководствоваться в своей работе: соглашению об ассоциации с ЕС, стратегии Украины 2020, коалиционному соглашению 2014 года, а также ряду международных документов, которые были подписаны Украиной с международными партнерами.

Это означает, что премьер Гройсман не собирается менять стратегический курс страны на ЕС и как-то ослаблять связи с Западом. Но одновременно он ничего не говорит о необходимости пересмотра экономической части соглашения с ЕС, которая уже в этом году стала очевидной для аграриев. Складывается любопытная ситуация, когда всем министрам-иностранцам в правительстве сказали «до свидания», но новый украинский Кабмин, несмотря на расставание с министрами-нерезидентами, продолжает декларировать свой путь в ЕС.

Допускаю, что новый премьер в своей инаугурационной речи просто не захотел поднимать этот острый вопрос, чтобы с ходу не разочаровывать своих европейских коллег. А между тем, европейцы уже сами себя завели в логическую ловушку, рассказывая налево и направо о том, каким неправильным был Виктор Янукович, который готовил, но не хотел подписывать СА с ЕС. Этим они как бы позволяют Кабмину Гройсмана задать Еврокомиссии правильный вопрос: раз уж текст СА с ЕС готовили те, кто его не хотел подписывать, то само собой можно уже сегодня начать ревизию экономической части.

Противоречия новой «программы»

В программной речи Гройсмана есть четкое понимание, что Украине крайне нужна макростабильность и эффективное сотрудничество с нашими международными партнерами (читай — МВФ, ЕБРР и Мировым банком). Я не могу сказать, что от денег этих международных организаций на 100% зависит курс гривны, но новой команде премьера очень нежелательно начинать свою работу со скандала с МВФ или Мировым банком. И хотя в последние дни марта и в апреле ситуация на рынке стального проката и зерновых развернулась в сторону Украины, но достигнутые результаты в сегменте финансовой стабильности остаются более чем скромными. Поэтому есть большая вероятность, что на этом фронте украинскому Кабмину придется немного подождать, и при отрастающих сырьевых рынках ближе к лету необходимость денег от МВФ можно будет ставить под сомнение.

Пока же шаткая макростабильность заставляет новый Кабмин уважительно отзываться о международных кредиторах с высоких трибун. Но некоторые косвенные нотки, которые показывают, что МВФ рискует в один день стать не авторитетом, все же есть. Например, Гройсман обещает капитальный ремонт страны и масштабные инфраструктурные проекты. Такой подход к выходу экономики из кризиса существует: государство увеличивает затраты, это приводит к росту занятости и повышает уровень деловой активности в стране. Этот подход в мировой практике получил название Кейнсианство. Все бы ничего, если бы на такой сценарий согласился МВФ и другие международные организации.

По тонкому лезвию опасной идеологии

Во времена Кабмина Азарова международные организации не шибко приветствовали идею так называемых инфраструктурных проектов и в кулуарных отзывах откровенно высказывали подозрения, что прирост госрасходов приведет к расцвету коррупции. Глядя на РФ и их «сочинский триумф» (после которого пришлось спасть Внешэкономбанк), а также целую гряду проектов по капремонту страны, действительно можно усомниться в предложенной модели.

Технически, я абсолютно уверен, что кейнсианский рецепт в Украине сработал бы на отлично, если бы не риски коррупции. При этом, что самое страшное, коррупция тут не только снижает эффективность влияния госрасходов на экономику, но и приводит к тому, что украденные средства хотят вывезти из страны и они моментально выползают на валютный рынок. Отсюда рождается вывод: прежде чем применять кейнсианские рецепты, нужно искоренить в стране коррупцию или же придумать какой-то нестандартный подход, который предусматривает передачу контроля над госрасходами по инфраструктурным проектам крупным частным проектным компаниям и банкам, желательно иностранным.

Пока что озвученная Гройсманом концепция ставит лично меня в тупик. С одной стороны, он хочет опираться на МВФ, Мировой банк и ЕБРР, с другой стороны, его риторика полна кейнсианских догм.

Вариантов трактовки речи премьера может быть всего три:

1) Он не знает, куда повернутся сырьевые рынки, и декларирует свое желание работать со всеми и по всем возможным сценариям.

2) Он уже сейчас планирует применить нестандартные подходы для разворачивания инфраструктурных проектов и уверен в их одобрении международными организациями.

3) Кабмин планирует постепенно свернуть работу с международными организациями, при этом не хочет обижать наших западных партнеров и удобряет начало разрыва отношений позитивной риторикой.

Пока я склоняюсь к первому варианту. Назначение происходило в довольно сумбурном формате: отказы, ночные прогулки, длинные совещания. Вряд ли у новых министров было время разрабатывать программы или изучать ситуацию. К тому же и сам Гройсман в обращении к парламенту говорит о том, что будет еще месяц анализировать ситуацию.

В тоже время сама риторика Гройсмана по отношению к инфраструктурным проектам — это бег по тонкому лезвию бритвы очень опасной идеологии. Если долго пропагандировать это направление без пояснений, то есть вероятность попасть в число отъявленных коррупционеров в глазах международных организаций, что для нового правительства, конечно же, нежелательно. Какой будет она, украинская экономика времен Гройсмана, и что «гройсманомика» даст Украине — покажут уже ближайшие 2-3 месяца.

Автор материала: Виталий Шапран

По материалам: Capital.ua

Материалы по теме: