Генеральный прокурор должен иметь юридическое образование, чтобы его не обманывали

Замглавы фракции “Самопомич” в Раде Егор Соболев в интервью рассказал, почему Андрей Садовый не возглавил правительство, сможет ли быть успешным Кабмин Гройсмана, а также возможно ли объединение “Самопомочи” с...

Замглавы фракции “Самопомич” в Раде Егор Соболев в интервью рассказал, почему Андрей Садовый не возглавил правительство, сможет ли быть успешным Кабмин Гройсмана, а также возможно ли объединение “Самопомочи” с будущей политсилой Саакашвил

События недели обсуждаем с народным депутатом Украины, заместителем председателя фракции “Самопомич” Егором Соболевым.

Добрый вечер. Юрий Луценко сказал, что оппозиция еще будет проситься в коалицию. Вот почему вы “не взяли и не сделали”, как обещали?

Болит у президентской фракции, у генпрокурора Украины, во многих судей высших судей, болит “Самопомич”. На самом деле это ложь, что Садовому предлагали премьерство. Было сказано: “Если новая коалиция тебя предложит – я не против, Андрей”. Когда “Самопомич” неожиданно для всех получила поддержку людей и стала парламентской силой, президент неоднократно говорил ему: “А может ты пойдешь?”. Беда всех коалиций, правительств, в том, что есть формальная сторона переговоров, а есть фактическая правда. Фактическая правда заключается в том, что есть действительно 5-7 олигархов, из которых самым успешным является Петр Порошенко, потому что он совмещает в одном лице топ-бизнесмена и президента Украины.

А кто эти люди, которые командуют страной?

Много лет руководят страной Ахметов, Фирташ, Коломойский, Левочкин и группа товарищей: Новинский, Ярославский, которые уже поменьше, хотя имеют очень большое влияние. Они пережили две революции, десятки национальных выборов и у них все прекрасно. Вся эта “мышиная возня” просто опиум для людей, чтобы прикрывать этот важный факт: этой страной руководят олигархи, которыми, по моим наблюдениям, в большинстве руководит Кремль. Если задуматься над тем, как появился Ахметов, Фирташ, Левочкин, то так или иначе – это контракты с Россией, а еще чаще газовые контракты с Россией. Левочкин вообще очень интересный человек, выросший из ничего. Ахметов, как свидетельствуют материалы милиции тех лет – был в банде, а после того, как погиб ее главарь – стал олигархом. Во всех этих историях есть волшебная кнопочка, когда человек раз и становился обладателем огромного куска страны. Во время первой “Русской войны” я задал себе вопрос – а чего же они за эту страну не дерутся? По факту, один Коломойский сражался за бизнес. Все открывали ворота.

А почему только Коломойский сражался за страну?

Я думаю, что Коломойский наименее зависим от Кремля. Украинская коррупция – это лучший агент Путина. Поэтому на большинство из них у Путина, у ФСБ, у системы российского влияния есть большие ниточки. Но, самое страшное, что те люди, которыми дергает Путин, здесь они обладатели страны. Захотели Ахметов, Коломойский и Порошенко, что Яценюка оставим – и его оставили.

А на Порошенко тоже что-то есть у Кремля?

Порошенко – это символ этой системы. И мы сейчас это все ощущаем на себе. Основатель СДПУ (о), создатель Партии регионов, основатель “Нашей Украины”, который был членом в двух правительствах Януковича (как премьера и президента), – выиграл выборы после Майдана. Когда Фирташа арестовали в Австрии, по требованию США – он начал давать показания. Он рассказывал о встрече в Вене с Кличко, с Порошенко, и по результатам этих переговоров, сказал Фирташ, один стал президентом, а другой мэром Киева. Это реальное открытие украинской политики. А коалиция, оппозиция, покусывание “Самопомочи” – это все, чтобы отвлечь. По факту, клептократическое большинство в Раде – это, примерно, 280-290 депутатов. Президент, правительство, правоохранительные органы в их руках. Это страшная история, которую нам надо оздоровить.

По факту коалиция сегодня имеет 206 депутатов?

Нет, их 290. Просто они хитрые.

Коалиционное соглашение вправе подписывать только члены коалиции – НФ и БПП. Как будет голосовать “Самопомич”?

“Самопомич”, и я очень счастлив от этого, разорвала с ними любые формальные отношения. Фактически, их уже давно не было. Мы сейчас в оппозиции. Но, мы настоящая оппозиция. Олигархи годы творили и власть, и оппозицию. Мы с вами меняли одних на других – а для олигархов ничего не менялось. Мы являемся первой и настоящей оппозицией, которая не имеет никакого бизнеса с властью, и не будет его иметь. Но, мы – европейская оппозиция, мы не будем жить по принципу – чем хуже, тем лучше. Мы сказали и Яценюку, когда мы пошли в оппозицию, потому что он держался за кресло, и Гройсману, после его избрания (мы не голосовали за него): “Господин премьер, если будут законы, которые мы считаем полезными, мы будем с вами голосовать. Мы готовы их даже с вами разрабатывать”. Есть десятки решений, за которые мы голосуем вместе.

ВР сначала проголосовала, чтобы признать работу правительства неудовлетворительной, затем – удовлетворительной. Не является ли это демонстрацией, что решение может быть принято любое, в зависимости от подковерных договоренностей?

Именно поэтому мы не с ними. Именно поэтому мы голосовали за отставку Яценюка, но не голосовали за то, чтобы признать его работу вроде нормальной, а тем более назначить Гройсмана, который имеет большую зависимость от Порошенко. Для них важны “терки”, причем тех 5-7 человек, они все и решают. А других обращают на зависимых людей: через коррупцию, или через промывание мозгов. “Оппозиционный блок” – это первые партнеры БПП, и, конкретно, президента Украины. Он их не трогает уже два года после Майдана, они голосовали за назначение его генеральных прокуроров, они голосовали за назначение председателя СБУ. Они вообще имеют, по сути, единую коалицию. Просто они годами делают частичку как властью, а частичку, своих же, как тех, кто борется с властью. Мы видим в парламенте, что это игра. Мы увидели это в первые дни, когда мы пришли в парламент – когда наши вчерашние партнеры по Майдану выходят пьянейшие с нашими врагами по Майдану, и мы понимаем, что это там коалиционные переговоры. Это была незабываемая сцена, когда наши встретили Пашинского, Геллера, Кивалова, целую группу одиозных фигур, в ноябре 2014 года. Это был еще год смертей на Майдане, это было, когда мы еще не знали – ты имеешь право депутату от “Оппозиционного блока” руку подать, или ты его должен душить. Затем мы себе сказали, что они выбраны, и как бы мы не относились к их избирателеям – они их выбрали.

Почему, когда уходит правительство, или чиновники крупных организаций, нет никакого аудита их деятельности? Почему они не отчитываются перед народом Украины? Хорошо, когда в правительство приходят люди, которым, собственно говоря, нечего терять в Украине?

100% – это нехорошо. Я выступал и выступаю за снятие депутатской неприкосновенности, потому что все должны чувствовать, что они в этом “беспределе” так же бесправны, как обычные люди. Все должны быть на одних условиях. Беда в том, что всех этих людей избрали на законных выборах в 2014 году. Люди проголосовали за НФ и БПП. “Самопомич” уделяет столько внимания новому закону о выборах следующего парламента, потому что, если мы не сделаем это сейчас, то мы повторим выборы, которые являются играми для олигархов.

Саакашвили обвиняет власти Украины в коррупции. Это уже наезд на кого – ведь Яценюка больше нет?

Саакашвили, как и всем нам, очень трудно. И мне это неприятно – с утра до ночи говорить: “Пре-зидент Украины – барыга, он занимается бизнесом. Причем, часто очень сомнительным бизнесом. Премьер-министр обслуживает олигархов и много чего не решает”. Но, это правда, и пока мы ее не признаем, мы, очевидно, не должны молчать. Саакашвили не стал частью круговой поруки, я не знаю ни об одном “заводике”, который получили грузинские люди, которые приехали и стали украинскими гражданами. Поэтому это делает его участником конфликта с ворами. Я думаю, что у него достаточно политического опыта и мудрости для того, чтобы понять, кто на самом деле возглавляет коррупцию.

Что вы конкретно делаете для того, чтобы снять депутатскую неприкосновенность? И как фракция “Самопомич” планирует обеспечить это, на сегодняшний день?

С самого первого дня я предложил всем участникам коалиции быстро сделать один законопроект – “Об отмене депутатской неприкосновенности”. Я предложил оставить только за высказывания и за голосование неприкосновенность. Все фракции говорили, что все хорошо, и только представитель БПП Анатолий Матвиенко дал определенные идеи и замечания. А потом президент внес свой законопроект, мы его голосуем, и Гройсман спрятал этот законопроект примерно туда, куда и закон об импичменте. Я уверен, что это был классический розыгрыш, или имитация, что очень часто является их технологией – показать, но не сделать.

Сейчас дело на Семенченко. Вы не боитесь, что это будет повод?

Я лично и Семен не боимся. Семен пошел в Кривой Рог на выборы, что означало, что он готов отказаться от мандата, и стать беззащитным перед всеми этими, как он их называет “шавками Банковой”. Пусть они боятся.

Что готова сделать фракция “Самопомич”, чтобы все необходимые законы были про-голосованы?

Я считаю, что нам нужна прямая помощь людей. Мы о замене ЦИК говорим уже год. Охендовский уже два года без полномочий. Но президент Украины просто саботирует свой долг внести представление на его увольнение. Это часть этой договоренности с людьми Януковича: “Ты нас не трогаешь – мы тебе помогаем”. А Охендовский – это прекрасный, опытный участник фальсификаций, который все прикрывает. Выборы для них – это механизм легитимации своей клептократической системы. Поэтому мы говорим: “Давайте запретим политическую рекламу, давайте откажемся от выборов в округах и перейдем к открытым спискам партий”. Во фракции “Самопомич” – 26 человек, плюс Оксана Сыроид. Для принятия решения нужно 226, и самое важное, нужно, чтобы спикер поставил закон на голосование.

На генерального прокурора сейчас прочат нескольких человек. За кого вы будете голосовать, и хотели бы сами быть генеральным прокурором?

У меня нет юридического образования и я считаю, что генеральный прокурор должен иметь юридическое образование, чтобы его не обманывали – он должен разбираться в делах. Я считаю, что во многих министерствах нужны новые люди, у которых может не быть знаний, но нужны принципы. Впрочем, генеральный прокурор должен быть юристом. Юрий Луценко, это, конечно, не выбор: “Друзей президента не предлагать”. Друзья президента покрывают топ-коррупцию. “Самопомич” предлагает в своем законопроекте, что генеральный прокурор избирается независимой комиссией по конкурсу. Но, чтобы прошел этот закон, нам нужна помощь людей на улице.

В результате люстрации уволены десятки людей. Но с Януковичем работал и наш президент, и наш премьер, и ряд других людей – а они не люстрированы. Получается, что кто-то ровный, а кто-то еще ровнее?

В результате люстрации, по нашим подсчетам, ушло где-то 2-3 тысячи человек. 1000 была люстрирована официально, а 1-2 тыс. пошли по собственному желанию. В основном это чиновники: прокуроры, милиционеры, налоговики. Я думаю, это большое облегчение для государства. До сих пор очень многие удерживаются, вопреки закону о люстрации. Но мы с президентом, с министром МВД в исках. Это проблема не закона, а проблема топтания по закону, причем, со стороны гаранта Конституции. Мы отстранили много высокопоставленных чиновников – не всех, кто работал с Януковичем, а чиновников. Закон был написан до уровня заместителя прокурора области. Все, что ниже – мы не трогали. Но совсем не сделано, и за что я буду бороться, сколько надо времени: в законе об очищении власти было написано, что каждый чиновник, который не может объяснить происхождение своего имущества – должен быть люстрирован. Вот, не сделано тотально. Мы увидели, что даже президент Украины скрывает в офшорах компании, о которых никто не знал. Мы сейчас подали с Емцем законопроект, чтобы кандидаты в президенты, в депутаты, в местные депутаты – обязательно доводили легитимность своего имущества. Я уверен, что если мы организуем такую ​​проверку – у нас 80% нынешних политиков не смогут баллотироваться, причем, из оппозиции так же.

Ваша фракция выдвинула Семенченко на выборы в Кривом Роге. Биография его не до конца известна. Не поторопились ли вы с выдвижением его в мэры миллионного города?

В Кривом Роге кандидат от “Самопомочи”, который выиграл предыдущие выборы – продался Юрию Вилкулу. Мы об этом объявили. Мы не могли об этом сказать во время выборов, потому что мы думали о результате выборов. В Кривом Роге не было выборов мэра – там вообще не бывает выборов. В Кривом Роге – российско-украинская война. Вилкул, а дальше Ахметов, Новинский, Абрамович – вот что такое Кривой Рог. Это была моя идея, чтобы туда шел Семен, потому что он был участником этой войны. Я Семенченко знаю уже два года, и не было недели, чтобы его не обсуждали. Я не видел человека, против которого ведут такую ​​огромную, черную кампанию. У него очень непростая биография, как у каждого, кто основал добровольческие батальоны. Но, эти люди спасли Украину, и эти люди могут вести за собой войско.

Если люди участвовали в добробатах, они заслуживают амнистии?

Нет, если есть какие-то преступления, то они должны быть расследованы. Я помню, как мы все восхищались Семенченко и “Донбасс”, действительно, был одним из самых боеспособных батальонов в то страшное время. Важнейший урок Кривого Рога – Юрий Вилкул в первом туре тех выборов получил 90 тыс. голосов. Сейчас он получил 210 тыс. голосов. Они мобилизовались – раздали по 500 гривен 160 тысячам человек и 120 тыс. новых избирателей пришли и проголосовали за Юрия Вилкула. Это самый страшный урок. Со слепым ЦИК и бездействующими правоохранительными органами, таким образом, они могут купить хоть выборы в “ДНР”.

Вы говорили, что семью финансово поддерживает Маричка. А когда у вас заканчиваются деньги – как вы делаете?

На самом деле Маричка финансирует абсолютно все расходы семьи. Я финансирую сейчас только жилищно-коммунальные услуги и отдельные расходы на детей.

Кто может решить сегодня проблему безопасности на улицах?

Сильный, профессиональный, некоррумпированный министр МВД. Задача №1.

Выступаете ли вы за легализацию короткоствольного оружия?

Да.

Возможно ли объединение “Самопомочи” и политической силы Саакашвили?

Мы можем быть партнерами в очень многих голосованиях.

С Тимошенко?

Нет.

Давали ли вы взятки чиновникам?

Нет.

Обменяют ли российских ГРУшников на Савченко?

Думаю, Путина больше интересуют бандиты, чем его воины.

Правда ли, что Соболев не ваша первая фамилия по паспорту?

Правда. До десяти лет я был Зимин, а потом мама вышла замуж, и взяла фамилию второго мужа.

Что готовит вам на завтрак Маричка?

Иногда роскошные вещи, а иногда, если это парламент, то я просто воду успеваю выпить.

Будете ли вы настаивать на открытии для людей ВР?

Я уже это делаю. Физический доступ к чиновникам является очень важным способом их контроля.

Есть ли у вас няня для детей и помощница по дому?

Да.

Сколько вы ей платите?

Около 4 тыс. гривен.

Принимали ли вы когда-нибудь гонорары от олигархов, застройщиков?

Упаси бог.

Сколько книг в месяц вы прочитываете?

Сейчас очень много, я учусь на историческом факультете университета имени Шевченко. Десятки книг. Иногда читаю даже на заседаниях фракции, или между заседаниями парламента, когда нет бюрократических дел. Очень часто ночью.

Ваш любимый фильм о политике и политиках?

Ни одного не знаю.

Считаете ли вы тех семерых, которые покинули фракцию “Самопомочи”, предателями?

Я считаю их людьми, которые запутались, или которые дальше себя запутывают. Но я бы не хотел их лично оскорблять.

С чего вы лично начинаете свое утро?

Или отвожу детей в садик и в школу, или бегу в ВР.

Вы водите автомобиль?

Очень редко.

Какая у вас машина?

Mazda 3, 2005 года, которая еще есть Маричкиним приданым. Я на самом деле в парламент езжу на метро, ​​или хожу пешком.

Три ошибки или три победы, которые вы считаете своими, за два года парламентской деятельности?

Мне не стыдно ни за одно голосование. Многое не удалось – это знает все государство. Начиная с независимого генпрокурора. Самое важное, это закон, который открыл всю собственность – это была моя идея фикс, и это произошло. Прекрасное законодательство о прозрачности всего имущества всех должностных лиц – то, что сейчас заработало, и мы с общественными организациями воплощаем теперь эти законы. Мы разорвали круговую поруку, частью которой ранее был парламент – начали выгонять генпрокуроров. Как бы они не цеплялись, как бы они не воспроизводились – отрубывать голову дракону очень важно. Хотя бы в начале.

Спасибо большое.

Автор материала: Наталья Влащенко

По материалам: 112.ua

Материалы по теме: