Газовая дыра бюджета. Может ли “Нафтогаз” быть прибыльным

Председатель правления НАК “Нафтогаз” Андрей Коболев рассказал, как будут оздоравливать газового монополиста Во время семинара “Микроэкономика от первых лиц”, организованного аналитической платформой VoxUkraine и Киевской школой экономики глава Нафтогаза...

Председатель правления НАК “Нафтогаз” Андрей Коболев рассказал, как будут оздоравливать газового монополиста

Во время семинара “Микроэкономика от первых лиц”, организованного аналитической платформой VoxUkraine и Киевской школой экономики глава Нафтогаза Андрей Коболев поделился своим видением того, как сделать газового монополиста Украины финансово здоровой компанией.

“Нафтогаз”. Коррупция. Тарифы

Одной из функций, для которой создавали “Нафтогаз”, была консолидация коррупции. Вторая функция – дотирование потребителей из-за дешевого газа, что потом государство компенсировало из налогов. Эта модель была особенно удобной с точки зрения власть имущих. Потому что когда ты даришь кому-то газ, то этот кто-то не будет задавать много вопросов.

Другой функцией “Нафтогаза” было кросс-субсидирование – латание дыр от заниженных тарифов для населения за счет продажи газа на промышленность и транспортировка российского газа по Украине.

Кроме этих двух направлений деятельности, все остальные сегменты являются убыточными. В течение 2015-2017 годов кросс-субсидирование ликвидируют.

Со сменой корпоративного управления, внедрением независимого наблюдательного совета можно сделать “Нафтогаз” компанией, которая соответствует международным стандартам и требованиям.

“Нафтогаз” должен выполнять свою главную миссию – обеспечение потребителей газа максимально эффективным и финансово устойчивым способом. Потребители должны платить за потребленный газ самостоятельно, а те, кто не в состоянии, могут рассчитывать на адресные субсидии.

Мы делили “Нафтогаз”

Первым компонентом разделения “Нафтогаза” есть отделение транспортировки газа. Но здесь прежде всего важно сохранить транзит российского газа по территории Украины. Транспортировка газа приносит $2 млрд доходов в год и является составляющей нашего ВВП. Потерять это очень легко из-за Северного потока-2.

Сохранение транзита возможно при условии привлечения европейского оператора к управлению украинской ГТС (газотранспортной системой. – Ред). Речь идет не о приватизации трубы (газопровод остается в государственной собственности), а о вхождении в капитал управляющей компании.

“Нафтогаз” готов выделить ГТС в отдельную независимую от НАКа компанию, с новыми принципами корпоративного управления. И в эту новую компанию привлечь крупного международного инвестора, то есть оператора, который будет понятен Европе.

Тут есть и плохие новости – очереди из желающих принять участие в управлении ГТС среди иностранных инвесторов нет

Требования западных инвесторов по вхождению в ГТС в первую очередь касаются прозрачности юридической структуры: должны быть понятны права на использование ГТС, а также понятны механизмы распределения доходов в будущем.

Но так же важно достичь юридической чистоты, потому что сейчас в “Укртрансгаз” объем проблемных вопросов можно легко вычислить с помощью двух цифр. Это спорных 11 млрд кубов газа с группой “Приват” (“Укрнафта”) и 4 млрд кубов с Дмитрием Фирташом. При наличии этих вопросов любой инвестор откажется входить в бизнес.

Подземные хранилища газа

Что касается ПХГ, то мы предлагаем разделить хранилища на несколько компаний. А потом эти компании приватизировать, оставив в государственной собственности хранилища, критические для обеспечения потребителей.

Будет ли у иностранных инвесторов желание приватизировать эти хранилища, тесно связано с вопросом завершения судебного процесса с “Газпромом”. Наш актив в виде транзитного контракта с “Газпромом”, который истекает в 2017 году, является ценным.

Контракт заключен с “Нафтогазом” именно потому, что НАК был единственной группой и оператором транзита. Соответственно, вывод активов из “Нафтогаза” автоматически приведет к разрыву контракта со стороны “Газпрома”. Поэтому сначала мы должны закончить суд в Стокгольме.

Что будет с самим “Нафтогазом”

Сам “Нафтогаз” желательно передать под надзор холдинга по управлению государственными компаниями через независимый наблюдательный совет. После этого мы запустим процесс приватизации остальных активов “Нафтогаза”. Через год-два после вывода “Укртрансгаза”, “Укрнафты” и других активов будет решаться судьба и “Нафтогаза”.

Если менеджмент компании сможет создать полноценный бизнес по трейдингу и транспортировке газа, закрепиться на сегменте продажи газа, “Нафтогаз” будет иметь определенную ценность. Компанию, имеющую ценность, можно продать, не имеющую ценности следует ликвидировать.

По материалам: Espreso.tv

Материалы по теме: