G7: Россия становится проблемой номер один

Еще вчера по приглашению канцлера ФРГ Ангелы Меркель в баварский замок Эльмау прибыли президенты США Барак Обама, Франции Франсуа Олланд, премьер-министры Великобритании Дэвид Кэмерон, Италии Маттео Ренци, Канады Стивен...

Еще вчера по приглашению канцлера ФРГ Ангелы Меркель в баварский замок Эльмау прибыли президенты США Барак Обама, Франции Франсуа Олланд, премьер-министры Великобритании Дэвид Кэмерон, Италии Маттео Ренци, Канады Стивен Харпер и Японии Синдзо Абэ. Институты ЕС на встрече представили председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер и глава Европейского совета Дональд Туск.

Как и в прошлом году, Россию на саммит не пригласили. Меркель пояснила это тем, что политика Москвы в отношении Украины не отвечает стандартам государств, которые разделяют такие ценности, как демократия и верховенство закона.

Но незримо Путин на встрече постоянно присутствовал.

В повестку дня участников саммита G7 попали вопросы внешней безопасности, мировой экономики, поддержания силы и процветания Евросоюза, расширение трансатлантического торгового сотрудничества, противодействия угрозам, начиная от экстремизма и заканчивая изменением климата, социальные проблемы – от прав женщин и до лихорадки Эбола. Также члены «семерки» остановили внимание на ситуации на переговорах по иранской ядерной программе, греческой проблеме и территориальных спорах между Китаем и его соседями. И все же главной темой саммита стало противодействие мроссийской агрессии в Украине.

Накануне саммита на Донбассе ситуация обострилась. Бои за Марьинку близ Донецка Дональд Туск назвал самым серьезным нарушением соглашений, подписанных сторонами конфликта в октябре.

Однако меседжи относительно ситуации в Украине, уже озвученные мировыми лидерами в Баварии, по мнению украинских экспертов, оставляют двоякие ощущения.

С одной стороны, участники саммита оказались едины в своей позиции: минские договоренности должны выполняться, Россия не сможет присоединиться к «большой семерке», пока «ведет себя агрессивно в отношении Украины», речь о смене санкций для РФ может идти только в ракурсе их расширения. С другой, все еще наблюдается политика «двойственности» Запада: ни США, ни Европа не готовы осознать, что Россия является не ключом к решению многих проблем, а непосредственно их частью.

Меседжи со знаком «плюс»

– Сегодня РФ не является партнером G7.

«Мы все предпочли бы видеть Россию за столом форума «семерки», чтобы она стала «восьмеркой», – отметил Дональд Туск. – Однако наша группа – это сообщество ценностей, поэтому Россия не с нами сегодня и не будет приглашена до тех пор, пока агрессивно действует в отношении Украины и других стран».

«Это результат, несмотря на некоторую двоякость Запада и неопределенность политики относительно России, – так оценил результаты саммита для Украины, первый заместитель директора Института мировой политики Сергей Солодкий. – Они (западные лидеры, – «Главком») четко показывают, что России не место в клубе демократических стран».

Решение не приглашать Путина на саммит глава фракции «зеленых» в Европарламенте Ребекка Хармс оценила еще и как важный сигнал «правящим элитам» в России.

– Санкции с России не снимут. Возможно их ужесточение.

По словам Туска, обсуждение изменения режима санкций может быть только дискуссией об их ужесточении. Условием снятия санкций с РФ является выполнение – в том числе, и боевиками на Донбассе – минских договоренностей. Президент США Барак Обама ко всему еще и отметил важность поддержания санкций как раз с целью влияния на Россию и ополченцев Донбасса в отношении полного выполнения ими «минских соглашений».

Украинские эксперты считают такую позицию ощутимым результатом – ведь Россия прикладывала неимоверные усилия, чтобы эти санкции были пересмотрены в конце июля этого года.

– Единство Запада должно быть сохранено любой ценой.

«Мы должны убедиться, что Европа останется единой», – заявлял премьер-министр Великобритании Давид Кэмерон еще в преддверии саммита. Такая позиция, по мнению экс-министра иностранных дел Владимира Огрызко, связана с тем, что «иначе Россия будет иметь безусловное преимущество, продолжая свою политику «разделяй и властвуй».

– Россия – проблема «номер один».

«Также на саммите проскользнула такая мысль, что Россия постепенно становится глобальной проблемой номер один, – отметил, подводя итоги саммита в пресс-центре «Главкома» экс-министр Огрызко. –Но на нее стоит обратить внимание».

– Украинский вопрос – одна из топ-тем.

Немаловажно и то, что еще 5 июня президенты Украины и США – Петр Порошенко и Барак Обама – во время телефонного разговора согласовали позиции относительно давления РФ перед саммитом. Также Порошенко имел разговор с Меркель. А перед началом саммита, 6 июня, Украину посетили двое его участников – премьер Японии и его канадский коллега. Оба заявили, что поддерживают территориальную целостность Украины.

Меседжи со знаком «минус»

– Россия может вернуться к G7, если выполнит обязательства. Ни слова о Крыме.

«Условием снятия санкций является прекращение боев на востоке, исполнение минских соглашений, но нет ни слова об аннексии Крыма», – отмечает Владимир Огрызко.

– США не собирается предоставлять Украине летальное оружие.

«Мы думаем, что у этой проблемы может быть мирное, дипломатическое решение, которое потребует от Европы, США и трансатлантических партнеров оставаться сконцентрированными на важности поддержания принципов территориальной целостности и суверенитета», – привел слова Обамы относительно конфликта в Украине сайт Белого Дома. Непосредственно на саммите представитель Белого Дома Джош Эрнест в очередной раз подтвердил, что США не собираются заниматься поставками наступательных видов вооружения украинской армии, поскольку это повредит разрешению конфликта. «Поставка дополнительного вооружения, по мнению президента, привела бы только к дальнейшей эскалации ситуации, которая должна быть решена дипломатическим путем», – отметил он.

– Запад продолжает умиротворять Россию

Экс-канцлер Германии Гельмут Шмидт отметил, что «на саммите не хватает России». По его словам, «мы не осознаем, что не один только Путин ответственен за нынешние разногласия между Россией и Западной Европой».

Также и Джош Эрнест заявил на саммите вполне ясно дал понять, что американская сторона готова сотрудничать с Москвой, несмотря на разногласия стран относительно украинского конфликта. «Мы можем сотрудничать по ряду вопросов, которые важны для национальной безопасности в обеих наших странах. Это правда в том, что касается вывоза из Сирии заявленных запасов химического оружия. Это правда и в том, что касается переговоров с Ираном и недопущения того, чтобы он получил ядерное оружие», – отметил он. По его словам, в этих вопросах Москва вносит важный вклад в переговоры.

Сейчас, как отмечает Владимир Огрызко, лидеры стран «семерки» все еще прибывают в процессе переосмысления роли РФ в мире. «Этот процесс, к сожалению, идет довольно долго и противоречиво, – отметил он. – И мне кажется, только следующая генерация мировых политиков на 100% поймет, что такое Россия, и как она влияет на ситуацию.Что, на самом деле, она на сегодня является единой глобальной угрозой».

С тем, что Запад не до конца сформировал свою политику относительно РФ, соглашается и эксперт Сергей Солодкий. «С одной стороны, есть понимание того, что Кремль и лично Путин подорвал все основы международной безопасности, хрупкого международного порядка, усилил хаос и без того присутствующий в международных отношениях. С другой, Западу не хватает сил осознать, что Россия – не ключ к решению многих глобальных проблем, а часть этих проблем», – отметил он. По его словам, в Вашингтоне и Париже до сих пор лелеют надежду, что часть таких международных проблем, как экстремизм в Ираке, Нигерии или Сирии, можно решить с помощью РФ. Однако российские дипломаты уже не один раз продемонстрировали свою деструктивную позицию по этим вопросам.

Выводы для Украины

По мнению экспертов, украинские власти постфактум этого саммита для себя должны вынести несколько основных вещей.

Первое. Нужно дальше укреплять украинские вооруженные силы, которые в любой момент смогли бы стать серьезным элементом сдерживания российской агрессии.

Второе. Продолжать работу по формированию на Западе поддержки Украины в нынешнем конфликте и по формированию международной антипутинской коалиции.

Третье. Прекратить разговоры о теоретическом вступлении в НАТО и поставить перед западными лидерами вопрос ребром. «Мы должны максимально быстро получить план членства в НАТО и начать реальную подготовку к вступлению в альянс», – отмечает Владимир Огрызко.

Четвертое. Несмотря на отсутствие единой позиции стран Запада относительно членства Украины в ЕС и НАТО, не останавливаться перед проблемами, которые требуют немедленного решения.

«Есть понимание украинской власти, что государство должно быть частью евроатлантического пространства. К сожалению, эта позиция не единогласно разделяется всеми действующими членами евроатлантического пространства, и процесс может быть заблокирован, – отмечает Сергей Солодкий. – Но если говорить о НАТО, то уже более года обсуждаются детали пяти трастовых фондов для поддержки Украины Альянсом. Если говорить о европейской интеграции, то преференции Украине предоставляет зона свободной торговли с ЕС, и уже сейчас можно достигать больших преференций, внедряя в Украине стандарты, которые есть в ЕС».

Имитация равнодушия

Власти в России, как кажется, довольно равнодушно относятся и к тому, что саммит вновь проходит без участия их страны, и к тем меседжам, которые западные лидеры на нем озвучивают.

Сам Владимир Путин уже собрался с визитом в Италию – 9-10 июня, где, по сообщениям СМИ, встретится с Папой Римским. Накануне он дал интервью итальянской газете Corriere della Sera. «У меня сейчас такое впечатление, что Европа как раз старалась строить с нами отношения на материальной основе, причем исключительно в свою пользу», – отметил в разговоре с журналистами российский президент.

Депутат российской Госдумы Александр Романович и вовсе назвал «семерку» без России«кастрированной организацией». «G7 может принимать любые решения, но они никого ни к чему не обязывают. Такой формат не работает, он кастрированный. Обсуждать подобные проблемы без России невозможно. Вместо того, чтобы согласно формату G7 искать пути выхода из экономического кризиса, на повестке дня стоит политический вопрос – ситуация в Украине», – высказал свое мнение заместитель председателя думского комитета по международным делам.

Однако эксперты уверяют: России не так все равно, как ей хочется это показать.

«Россия, в отличие от Советского Союза, сильно интегрирована в европейское мировое экономическое пространство, – отмечает Владимир Огрызко. – Она не может функционировать, не используя западные кредиты, научно-технические разработки, не привлекая инвестиции. Идея Путина построить снова закрытую систему нереалистична, хотя бы потому, что он не успеет это сделать – СССР строился десятилетиями. Сейчас Россия через свою «пятую колонну» на Западе уже начинает другую игру, начинают звучать голоса тех, кто считает, что Запад себя неправильно ведет с Россией. Кремль так демонстрирует, что для него это все-таки важно и серьезно».

Со стороны РФ это не что иное как имитация равнодушия. «У Путина есть мания, он хочет влиять на реальную повестку дня, – говорит Сергей Солодкий. – Понятно, что в публичном дискурсе идут месседжи о том, что никакого значения для России все происходящее в мире не имеет, санкции не влияют и встречаться с мировыми лидерами Путину не нужно – тем более, что он встречается с какими-то африканскими и азиатскими лидерами. Но если бы для Путина ничего не значило глобальное властвование, он бы не стремился воссоздать Советский Союз в виде Евразийского Союза. Путин все равно видит себя хозяином постсоветского пространство. И его равнодушие – это имитация».

Подобные тому, что сделал депутат Госдумы, заявления, по мнению экспертов, свидетельствуют лишь об одном – Россия не может не реагировать, политика Запада, на самом деле, имеет свое воздействие.

Вопрос в том, насколько быстро и эффективно может быть достигнут результат.

Как отмечает Сергей Солодкий, Западу не хватает «непрогнозированности». «Запад прогнозируем в своей слабости. Россия предусматривала отсутствие достойного сопротивления и была права, – говорит он. – Некоторые мировые лидеры хотят быть подальше от затяжных конфликтов. Но даже если Запал боится поставлять оружие, боится усиливать санкции из-за возможных экономических убытков, можно изменить заезженную риторику «нет никакого другого решения, кроме дипломатического». Риторика может быть такой: «мы не исключаем военной поддержки Украины». И тут уже кремлевские стратеги десять раз подумают перед тем, как агрессивно действовать против Украины. Пусть возможная военная помощь со стороны Запада Украине будет равна одной тысячной процента, она все равно будет».

«Когда мы говорим, что Россию нужно привлечь к борьбе с терроризмом – это политический абсурд. Россия, собственно, еще во времена СССР начала формировать международный терроризм», – добавляет Владимир Огрызко. По мнению экс-министра иностранных дел, Западу еще предстоит осознать, что такая Россия – угроза не только Украине, но и всему цивилизованному миру. И признаки такого переосмысления уже отмечаются.

По материалам: Glavcom.ua

Материалы по теме: