Факторы войны: какие уроки Украина может извлечь из палестино-израильского конфликта

Неразрешенный вооруженный конфликт на востоке Украины вынуждает и политиков, и экспертов искать пути решения с оглядкой на международный опыт. Палестино-израильское противостояние – многолетний конфликт, являющийся одним из ключевых на...

Неразрешенный вооруженный конфликт на востоке Украины вынуждает и политиков, и экспертов искать пути решения с оглядкой на международный опыт. Палестино-израильское противостояние – многолетний конфликт, являющийся одним из ключевых на Ближнем Востоке. Некоторые аспекты и попытки его мирного урегулирования могут быть полезны для Украины.

История войны.

Земли Палестины и Израиля, особенно Иерусалима, – священны и для арабов, и для евреев, и именно борьба за территорию лежит в основе многолетнего конфликта. Ситуация значительно усложнилась с созданием государства Израиль, в то время как Палестина до сих пор не получила признанный всеми суверенитет.

План создания и еврейского, и арабского государств на территории географической области Палестины был предусмотрен ещё резолюцией ООН в 1947 году, но до сих пор полностью не был реализован из-за многолетнего противостояния. Ведь с момента появления Израиля как субъекта международных отношений, его лидеры вообще не воспринимали всерьез идею создания палестинского государства.

При этом, значительную роль в палестино-израильском конфликте играет фактор внешней поддержки. Так США, Великобритания, Франция всегда позиционировали себя как сторонники Израиля, а за Палестиной чувствовалась помощь СССР (сейчас России), Египта, Сирии, Иордании.

Взгляд из Украины

Несмотря на существенное внешнее влияние и в конфликте на Востоке Украины, параллели с арабско-еврейским противостоянием все же не совсем четкие. Ведь на Донбассе внешний фактор является ключевым, в то время как у Израиля и Палестины на “переднем фланге” борьба за территорию. “Конфликт на Донбассе – это ещё и часть гибридной войны Украины и России. А здесь уже в положении более слабого игрока оказывается Украина (поскольку экономические и военные мощности Украины уступают российским, – ред.)”, – отметил востоковед Александр Мишин.

Вместе с тем, не стоит забывать, что Израилю на палестинских территориях, также как и России на территории Украины, в полную силу не даёт развернуться международное сообщество, отмечают аналитики. По мнению Мишина, в случае с Израилем, это комплекс сдержек и противовесов, созданных арабскими странами на его границах и в рамках региона Ближнего Востока, а в случае с Россией – режим международных санкций.

Действие указанных механизмов ведёт к тому, что локальные конфликты становятся длительными во времени, и более сложными для урегулирования. Под комплексом противовесов имеются в виду локальные конфликты на границах Израиля, прежде всего фактор проиранской Хизбаллы в Южном Ливане. Кроме того, Израиль уравновешивает ось Турция-Катар, которая направленна против него.

“Украина, как страна должна активно использовать слабости противника, которые возникают из противоречий с соседями, тем же Турцией, Китаем, Ираном, Грузией и т.д. Чем больше конфликтов будет на границах РФ, тем более безопасно будет себя чувствовать Украина”, –  уверен Александр Мишин.

Аспекты противостояния

Помимо геополитических и территориальных параллелей, эксперты видят и другую почву для сравнения украинского и израильского конфликтов. Например, ценностную и религиозно-идеологическую. “Религиозные мотивы зачастую поднимаются на щит и на Донбассе, где обе стороны конфликта воспринимают себя как силы света, борющиеся с силами тьмы”, – отметил религиовед Руслан Халиков, подразумевая, что например, вооружённые формирования ДНР часто используют фактор Украинской православной церкви Московского патриархата, как единственно правильной в борьбе против украинской армии.

Изначально одной из причин противостояния на Востоке Украины были требования пророссийских сил на Донбассе о расширении прав региона. Позже это вылилось уже в более открытое неприятие украинской власти, затем и всего украинского.

Другой общей чертой в сравниваемых конфликтах является фактор территории.  Для Украины все территория Донбасса – это её неотъемлемая часть, что закреплено и Конституцией Украины и международным правом.

Согласно принятым Верховной Радой документам, часть Донбасса и Крым – оккупированы Российской Федерацией. Для непризнанных ДНР и ЛНР Донбасс – это часть так называемых “республик”, которые, по мнению сепаратистов, “оккупировала Украина”. Поэтому территориальный фактор является одним из определяющих в этом противостоянии.

Но существует и другой взгляд. Например, некоторые эксперты отмечают, что украинский и израильский конфликты не подлежат сравнению. “Ничего общего на самом деле нет, разные причины и разные последствия. В конфликте в Палестине есть попытка политизации религиозного фактора и фактора этничности. По Донбассу ситуация другая. Нет ни разных религиозных систем, ни фактора этничности. Я уже не говорю о факторе 1948 года и идеи двух государств или новом не сионистском Израиле, как доме для всех”, – уверен политолог Алексей Якубин.

Попытки к примирению

Несмотря многолетний вооруженный конфликт между арабами и евреями, в 1993 лидеры двух стран предприняли первую попытку урегулировать противостояние. Итогом переговоров стало соглашение в Осло, заключенное двумя сторонами при посредничестве США. Документ, по сути, предусматривал местное самоуправление в Секторе Газа и на западном берегу реки Иордан. После этого было ещё два неудавшихся мирных соглашения: Кэмп-Дэвидское в 2000 году и Мирные предложения 2008 года.

В этих документах стороны пытались урегулировать проблему беженцев, возможное их возвращение, доступ к святым местам для мусульман на территории Израиля, определить более чёткие границы Палестины, договориться о двустороннем отводе вооружённых формирований из театра боевых действий.

Главное, чего удалось добиться – уменьшение количества радикально настроенных граждан в обоих лагерях противостояния и готовность их к поиску компромисса. Несмотря на принципиальность сторон, и евреи, и палестинцы не перестают предпринимать попытки к  мирному разрешению конфликта.

Примером компромиссных решений может служить языковая политика Израиля в отношении арабского языка. Так, арабский язык признан официальным языком государства. Но, при этом, в израильских школах арабский изучается как иностранный, а не как второй язык. Кроме того, статус официального языка не означает паритет между арабским и ивритом. К примеру, чтобы ввести надписи на арабском на дорожных указателях и в названиях улиц нередко требовалось решение Верховного суда Израиля. Идут на уступки и палестинцы, часть которых уже признаёт Израиль как субъекта переговорного процесса, и как государство, которое имеет право на существование.

Впрочем, сегодня, несмотря на противодействие ряда ортодоксальных евреев, Палестина все же состоялась как государство, хоть до сих пор и не признанное всеми членами ООН. Это во многом связано с тем, что другие страны не намерены из-за признания Палестины портить отношения с Израилем.

Донбасс и Палестина

Сравнивая ситуацию в Украине и Палестине, нужно понимать, что Израиль пошёл на компромисс, имея при этом значительный перевес военной силы. “Израиль может буквально в часы зачистить территории, как Сектора Газы, так и западного берега реки Иордан, – уточнил Мишин. – Если сравнивать это противостояние с конфликтом на Донбассе, то сходство в том, что военный потенциал сил так называемых ДНР и ЛНР существенно меньше украинского. И, если убрать внешние факторы военной поддержки этих образований, то картина будет похожа на ту, что наблюдается на границе Сектора Газа и Израиля”.

Если проводить параллели мирных переговоров, то Минские соглашения, которые призваны решить судьбу Донбасса, по своему характеру скорее похожи на попытку заморозить конфликт. В то время как палестино-израильские договорённости – реальный шаг в сторону разрешения напряженной ситуации. При этом мир более сильному сопернику, каким является Израиль, также дается нелегко и требует в некоторых случаях совершенно непопулярных мер.

Так, например, экс премьер-министр Израиля Ариэль Шарон в 2005 году – провел принудительный, силовой вывод еврейских поселений и подразделений Армии обороны Израиля с подконтрольных израильтянам территорий, что вызвало протесты евреев по всему миру. В результате беспрецедентных мер правительства Израиля, из Сектора Газы были перемещены 21 еврейское поселение из Сектора Газы и 4 из Самарии вглубь страны.

Юридической основой для такого действия Шарона были законы о реализации плана размежевания, о порядке проведения эвакуации поселений в Секторе Газа и на севере Самарии, а также о процедуре выплаты компенсаций поселенцам, с большим трудом одобренные израильским Кнессетом в 2004 году.

Схожие, но не аналогичные, действия предпринимал и украинский парламент в 2015 году, заложив в рамках конституционной реформы, юридические основы для будущего “особого статуса” отдельных регионов Донецкой и Луганских областей.

Но на сегодня этот процесс приостановлен, поскольку стороны конфликта на Донбассе все ещё не готовы к конструктивному диалогу, а украинское общество неоднозначно в своём мнении о будущем этих территорий.

Но любая война, рано или поздно заканчивается и про условия мира в Украине нужно думать уже сейчас. И не только украинцам, но и международным партнерам, поскольку без их непосредственного участия, урегулирование конфликта на Донбассе невозможно.

Пример Израиля и Палестины свидетельствует, что какими бы ни были диаметрально противоположенные мнения сторон конфликта, рано или поздно придется не просто есть за стол переговоров, но и найти конструктивные решения.

Автор материала: Андрей Бузаров

По материалам: Rbc.ua

Материалы по теме: