Если завтра дефолт. Переговоры по внешнему долгу зашли в тупик

Девальвации не будет. На жизни украинских граждан дефолт не отразится. Его не нужно бояться. Это основные тезисы, которые прозвучали в последнее время на тему возможного дефолта страны от министра...

Девальвации не будет.

На жизни украинских граждан дефолт не отразится.

Его не нужно бояться.

Это основные тезисы, которые прозвучали в последнее время на тему возможного дефолта страны от министра финансов Натальи Яресько.

То, что о дефолте начали говорить публично, – тревожный знак.

До недавних пор правительство на уровне заявлений предпочитало это слово не произносить и настаивало, что c кредиторами получится договориться.

В принципе, оно и сейчас на этом настаивает, но информационные посылы изменились. Порою кажется, что общественность пытаются к чему-то подготовить.

Переговоры с кредиторами Украины начались в марте 2015 года. За это время продвинуться дальше обмена мнениями сторонам не удалось.

Как говорится в сообщении Минфина, позиция Комитета кредиторов в переговорах остается неизменной. Предложение комитета заключается в том, чтобы переложить долги на счета Национального банка Украины.

По факту, кредиторы в лице НБУ нашли платежеспособную структуру. Они хотят перенести ответственность с правительства на Нацбанк, поскольку регулятор ежегодно получает прибыль и теоретически мог бы с ними рассчитаться.

Кроме того, транши от МВФ частично идут на пополнение резервов НБУ. Это неприемлемо, считает Минфин, поскольку предполагает использование резервов НБУ для уплаты по долгам. Кроме того, это явное нарушение законодательства Украины и в целом противоречит практике работы центральных банков.

Яресько призвала комитет отказаться от искусственных и контрпродуктивных барьеров в переговорах и начать более конструктивный диалог. На этой неделе премьер-министр Арсений Яценюк вместе с Яресько летали в США. По одной из версий – просить права огласить дефолт, если инвесторы не пойдут на уступки.

Страна на искусственной подпитке

Дефолт – это когда со страной никто не хочет работать и никто не дает ей денег, отмечает начальник отдела по работе с долговыми инструментами на локальном рынке Concorde Capital Юрий Товстенко. Украина находится в преддефолтном состоянии.

“Без МВФ мы не способны обслуживать свой долг и зависим исключительно от воли фонда. Рыночных денег Украине и так никто не дает. Жизнеспособность страны поддерживается за счет траншей МВФ и помощи от правительств других государств”, – отмечает эксперт.

По его словам, страна в небольшом шаге от дефолта, просто на уровне власти официально сказать об этом никто не может. Не может, поскольку политические риски слишком высоки.

“Если Арсений Яценюк сделает этот шаг, он войдет в историю как премьер, который огласил дефолт. Я не уверен, что у него хватит решимости на то, чтобы собственноручно поставить такое пятно в своей политической карьере”, – говорит собеседник издания из правительства.

Возможность официально признать или не признать дефолт представится меньше, чем через две недели. По словам старшего финансового аналитика ICU Тараса Котовича, 20 июня Украина должна выплатить около 75 млн долл по “российскому” евробонду.

“Если такое решение все же будет, оно может быть расценено как суверенный дефолт с правом досрочно потребовать выплаты по другим обязательствам”, – говорит Котович.”Без отдельного решения Кабмина на основании недавнего закона о моратории по выплатам Минфин не сможет не осуществить платеж”, – отмечает в разговоре с ЭП Котович. Скорее всего, по его прогнозам, такого решения не будет, и все платежи будут продолжать осуществляться согласно графику.

По словам специалиста отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital Сергея Фурсы, выплаты по купону не страшны – их Украина погасит. А вот дальше в графике – погашение двух выпусков облигаций в сентябре и октябре на 500 млн долл и 600 млн евро соответственно.

“До этого времени мы должны успеть договориться. Главное – не гасить эти бонды”, – говорит эксперт.

Публичные маневры

Главная интрига закрутилась вокруг того, сможет ли Украина рассчитывать на финансовую поддержку МВФ и других кредиторов в случае провала переговоров.

На публику МВФ говорит, что сможет. По данным Bloomberg, заместитель директора-распорядителя фонда Дэвид Липтон намекнул, что Украина получит кредитный транш от МВФ даже в случае провала переговоров с кредиторами.

“Фонд располагает возможностями кредитования государств-членов, которые имеют проблемы с частными кредиторами, но при этом выполняют свои обязательства перед нами. Так мы продвигаемся вперед”, – сказал Липтон.

“Согласно публичным заявлениям, Украина делает все, чтобы провести реструктуризацию и достичь всех трех целей, предусмотренных программой расширенного финансирования. Провал переговоров может не повлиять на получение остальных 15 млрд долл финансирования”, – говорит Котович.

Эти средства будут необходимы, чтобы поддержать страну в кризисный период и не допустить дальнейшего обвала экономики.

Однако получение второго транша в размере 1,7 млрд долл от МВФ затягивается. Яресько говорит, что он поступит в июле, хотя это должно было произойти раньше. “Транш тормозится, потому что нет окончательного решения по переговорам”, – заверяет собеседник ЭП из Министерства финансов.

По словам Котовича, финансирование от других кредиторов в случае дефолта продолжит поступать, хотя, вероятно, в меньших объемах. Кредиты от МФО можно условно разделить на два вида: те, которые максимально зависят от программы сотрудничества с фондом, и те, которые не привязаны к ней.

С программой связаны системные займы DPL Мирового банка, которые идут в общий фонд госбюджета. В мае страна уже не получила первый транш такого кредита в размере 500 млн долл.

“Получение этого займа зависит от принятия законопроекта о внесении изменений в законодательство в сфере коммунальных услуг и законопроекта о работе Национальной комиссии по регулированию рынка коммунальных услуг”, – уточнил ЭП источник в Минфине.

Кредит DPL для финансового сектора в таком же размере ожидается осенью. Для его получения нужно принять 11 законов. Пока проголосованы только четыре.

“Если МВФ остановит программу – этих кредитов не будет”, – говорит собеседник издания. К программе сотрудничества с фондом привязана также макрофинансовая помощь от Европейской комиссии в размере 1,8 млрд евро. Выделять ее планируется тремя траншами по 600 млн евро.

“Инвестиционные кредиты от ЕИБ, МБ, ЕБРР и НЕФКО от сотрудничества с фондом не зависят”, – убеждает собеседник. Украина получит их в любом случае.

Пострадают крупные компании

По словам Яресько, негативный эффект от дефолта ощутят лишь коммерческие предприятия, которые имеют возможность выходить на внешние рынки заимствований. Для них процентные ставки повысятся. Яресько права, считает Товстенко, на обычных украинцах и малом бизнесе дефолт особо не скажется.

Пострадают публичные заемщики. Плохой рейтинг государства ограничивает рейтинги эмитентов, даже если сами по себе эти эмитенты – очень хорошие.

“Например, рейтинги компаний MHP и Ferrexpo выше государственных. Их облигации торгуются по 95% от номинала, и если бы не качели с переговорами о реструктуризации, они стоили бы еще дороже”, – говорит эксперт.

Суверенные облигации торгуются по 55% от номинала. В лучшем положении облигации Укрэксимбанка. Они, по словам Товстенко, торгуются по 80% от номинала, потому что банк реструктуризировал свои долги без списания.

“В случае дефолта выйти на рынки заимствований получится нескоро. Я слабо себе представляю сценарий, при котором Украина после оглашения дефолта выйдет на рынки капитала через полгода. На это потребуется как минимум несколько лет”, – отмечает эксперт.

“Скорее всего, это будет период, не меньший, чем до первой выплаты по погашению после реструктуризации. Украина должна будет показать, что она снова выполняет свои обязательства перед кредиторами в полном объеме и вовремя”, – прогнозирует Котович.

Отсутствие доступа к рынкам капитала усугубит финансовые проблемы крупных предприятий. В последнее время им и так живется несладко. Например, “Метинвест” Рината Ахметова реструктуризирует свои долги, а DTEK заявила о намерении сделать это в ближайшей перспективе.

“Метинвест” в частности и группа СКМ в целом испытывают сложности с возмещением НДС. Похожие проблемы – у корпорации ИСД Сергея Таруты.

Собственник Group DF Дмитрий Фирташ сворачивает работу предприятий в Украине из-за войны на востоке и политического противостояния с Кабмином. В мае 2014 года Group DF остановила работу двух предприятий в зоне АТО – концерна “Стирол” и северодонецкого объединения “Азот”.

А 28 мая 2015 года Group DF заявила: “В связи с системным и беспрецедентным давлением на бизнес Ostchem, химический холдинг группы, со стороны депутатов “Народного фронта” и их представителей во власти, Group DF объявляет об остановке предприятий Ostchem – Черкасского ПАО “Азот” и ПАО “Ривнеазот”.

По мнению авторов заявления, под угрозой срыва оказалась осенняя посевная кампания, и тысячи украинцев могут остаться без работы.

В Украине зона комфорта крупного бизнеса всегда больше зависела от политики, нежели от экономики. В последнее время это соотношение меняется. Аннексия Крыма, война на востоке, падение экономики все больше затрагивает работу крупных копаний в сугубо экономическом контексте.

Проблема в том, что от самочувствия бизнес-империй каждого украинского олигарха зависит состояние какой-либо отрасли, а то и нескольких.

Если начнут закрываться крупные компании, падение экономики будет молниеносным, а безработица резко возрастет. Вряд ли сейчас можно просчитать, насколько повысится и во что выльется социальное напряжение.

Автор материала: Галина Калачова

По материалам: Epravda.com.ua

Материалы по теме: