Единственный способ уничтожения террористов

Для победы над боевиками мало уничтожить их руководство – нужно начать с причин, которые делают террористические организации привлекательными Итальянцы – молодцы. На прошлой неделе журналист The Washington Post Адам...

Для победы над боевиками мало уничтожить их руководство – нужно начать с причин, которые делают террористические организации привлекательными

Итальянцы – молодцы. На прошлой неделе журналист The Washington Post Адам Тейлор сделал подводку твитов, написанных после появления видео ИГИЛ, в котором один из боевиков заявил: «Сегодня мы находимся к югу от Рима. Волей Аллаха мы захватим этот город».

Жители Рима приняли вызов, и хештег #Мы_идем_на_Рим стал стремительно набирать популярность.

Среди твитов, отмечает Тейлор, были следующие:

#Мы_идем_на_Рим: Поосторожней на шоссе, пробки жуткие, еще застрянете.

#Мы_идем_на_Рим: Небольшая подсказка: поездом лучше не ехать, они постоянно опаздывают.

#Мы_идем_на_Рим: Вы опоздали, правительство уже уничтожило Италию.

#Мы_идем_на_Рим: Ждем вас с нетерпением! Есть прекрасные апартаменты в Колизее, принимаем кредитные карты, торг уместен.

Конечно, угрозы ИГИЛ – не шутка, но то, как итальянцы умудрились их осмеять – правильный подход, ведь за спорами о взаимосвязи ИГИЛ и ислама как религии мы забыли о том, что на самом деле привлекает людей в подобные группы. Как правило, к боевикам присоединяются неудачники, которые не могут найти свое место в жизни и презирают всех, кто успешнее их. Ислам же – лишь повод.

И это действительно так. Кроме того, ИГИЛ состоит из трех группировок, и нам нужно научиться понимать каждую из них, прежде чем мы ввяжемся в очередную войну в Ираке или Сирии. Первая группировка состоит из добровольцев-иностранцев. Часть из них – радикальные джихадисты, но многие – просто неудачники, отбросы общества, искатели приключений или молодые люди, у которых никогда не было власти, работы или девушки, и которые присоединились к ИГИЛ, надеясь получить все сразу. Я сомневаюсь, что большинство из них хорошо разбираются в исламе или откажутся от терактов, если им предложат более умеренную версию этой религии. А вот если ИГИЛ начнет проигрывать и больше не сможет давать своим сторонникам доступ к власти, деньгам и сексу, ее ряды очень быстро поредеют.

Вторая группа внутри ИГИЛ, которая и составляет костяк организации – это бывшие армейские офицеры-сунниты, а также представители суннитов среди иракцев и местных племен, которые оказывают боевикам пассивную поддержку. Треть жителей Ирака принадлежит к суннитам, которые поколениями руководили страной, и они не могут смириться с тем, что теперь к власти пришло шиитское большинство. Кроме того, для многих деревень, которые контролируются боевиками, власть ИГИЛ не так болезненна, как дискриминация и унижения, которые им приходилось терпеть от прошлого шиитского правительства. Поверьте, вовсе не ИГИЛ была первой группой в Ираке, занимавшейся пытками.

Когда речь заходит о Ближнем Востоке, США продолжают повторять одну и ту же ошибку: переоценивают религиозную идеологию и недооценивают угрозы неграмотного управления страной. В свое время именно коррупция отвратила множество афганцев от проамериканского правительства в Кабуле.

Третья группа внутри ИГИЛ – это настоящие фанатики, которых возглавляет Абу Бакр аль-Багдади. У них есть своя собственная апокалиптическая версия ислама. Но она не была бы популярна, будь у арабских народов надежда на то, что в их регионе появится руководство, которое будет реагировать на запросы общества. Только тогда умеренный ислам мог бы найти сторонников, а многолетней власти радикалов и реакционеров пришел бы конец.

У ислама нет своего Ватикана, который определял бы, какая ветвь более аутентична. Существуют умеренные течения ислама, возникшие в соответствующих политических условиях – в Индии, Малайзии или Индонезии, который не тормозит развитие общества и государств. Но есть и другая сторона монеты – пуритантский, антиплюралистичный, антисовременный, мизогиничный ислам, который вырос в более «племенных уголках» арабского мира и мешает им развиваться.

Именно поэтому корень проблемы – не только и не столько ислам. Появление ИГИЛ стало возможным из-за десятилетий провального руководства в странах арабского мира и столетий закостенения арабского ислама. Эти проблемы подкармливают друг друга и способствуют появлению новых радикалов.

Так что для победы над ИГИЛ необходимо сделать следующее: уничтожить руководство организации, открыть мусульманам глаза на то, чем является радикальная, экстремистская версия ислама, популярная в Саудовской Аравии и Пакистане; уничтожить несправедливость и дискриминацию в арабском мире. Я знаю, звучит безумно, но и проблема крайне глубока. Есть только один путь создания умеренной ветви арабского ислама. И этот же путь позволит отучить молодых мужчин и женщин реализовывать себя в террористических организациях.

Автор материала: Томас Фридман

По материалам: Nv.ua

Материалы по теме: