Доллар по 35 и дуля от МВФ

Известная поговорка гласит: не кажи гоп, доки не перескочиш. На днях отечественная власть испытала на себе всю силу и глубину этой народной мудрости. Не успел различного рода бомонд похвастать...

Известная поговорка гласит: не кажи гоп, доки не перескочиш. На днях отечественная власть испытала на себе всю силу и глубину этой народной мудрости. Не успел различного рода бомонд похвастать тем, что новый меморандум с МВФ согласован и скоро Украина получит очередной транш кредита в размере 1 млрд долларов, как фонд вообще исключил украинский вопрос из повестки дня, отложив, таким образом, выделение указанного транша на неопределенное время.

Виновные нашлись быстро. Порошенко самолично обвинил устроителей блокады Донбасса, каковую сам же легализовал посредством Совета национальной безопасности и обороны (СНБО). Кое в чем он, конечно, прав, поскольку разрыв торговых и производственных связей с предприятиями неконтролируемых «отдельных районов Донецкой и Луганской областей» (ОРДЛО) приведет к падению производства, налоговых поступлений, экспортной выручки и занятости, в том числе и на контролируемой территории. Следовательно, это скажется на бюджетных и макроэкономических показателях, а потому претензии МВФ вполне обоснованны. Но есть обоснованные подозрения, что фонд отложил выделение транша, в том числе, и из-за целого букета других причин, о которых власть предпочитает помалкивать. В числе таких причин вполне может быть неготовность правительства увеличивать пенсионный возраст, на чем якобы настаивает МВФ. Не менее важной может быть совершенно идиотическая ситуация с «замуровыванием» дочерних учреждений российских банков, причем при прямом потакании власти, которая в этой глупости нашла удобный способ «выпустить пар» в нынешней крайне обострившейся ситуации, а также отвлечь внимание толпы от своих «косяков». Кроме того, МВФ может опасаться того, что фактически несуществующая в Верховной Раде коалиция может развалиться окончательно в любой момент, правительство Гройсмана уйдет в отставку и будет совершенно непонятно, с кем иметь дело, кому выделять средства и с кого потом спрашивать.

Хуже всего то, что без кредитной поддержки МВФ размером всего-то в 1млрд долларов отечественная власть не мыслит дальнейшее существование страны.

Ситуация с траншем МВФ напоминает детектив. Рассмотрение вопроса о выделении Украине указанного транша было намечено на 20 марта, и отечественная власть говорила об этом как о решенной проблеме, полагая, что деньги уже в кармане. Особо отличился в этом вопросе министр финансов Александр Данилюк, который через свою страницу в Facebook радостно сообщил «городу и миру»: «Мы достигли staff level agreement с МВФ по пересмотру программы сотрудничества и вынесению вопроса о выделении следующего транша на рассмотрение Совета директоров фонда. Это является результатом выполнения Украиной согласованной с МВФ программы реформ и совместной слаженной работы президента, правительства и Национального банка».

Кроме того, пресс-служба Международного валютного фонда сообщила, что на уровне экспертов фонд достиг договоренности с Украиной относительно третьего пересмотра программы в рамках механизма расширенного финансирования.

В свою очередь, глава миссии МВФ в Украине Рон ван Роден 4 марта 2017 года заявил: «Специалисты МВФ достигли договоренности с представителями органов власти Украины относительно обновленного Меморандума об экономической и финансовой политике. Это открывает путь для проведения во второй половине марта Советом исполнительных директоров МВФ третьего пересмотра программы в рамках механизма расширенного финансирования (EFF) — вместе с результатами консультаций 2016 года по Статье IV Соглашений МВФ».

При этом содержание меморандума так и осталось засекреченным. Отсутствие объективной информации привело к тому, что эта тема обросла слухами, сплетнями и толкованиями в СМИ. Об этом уже приходилось писать в предыдущем материале «Миллиард от МВФ в обмен на украинскую землю и пенсии», поэтому в подробности вдаваться не будем.

Итак, украинский вопрос числился в повестке дня заседания Совета директоров МВФ на 20 марта. Но накануне, 19 марта, информация о рассмотрении вопроса о выделении Украине транша с повестки дня на сайте МВФ исчезла.

Любопытно, что в самом МВФ по этому поводу хранят гробовое молчание. По крайней мере, на момент написания этого материала никаких комментариев со стороны фонда обнаружить не удалось.

Министр финансов Данилюк поспешил объяснить это причинами технического характера: «Перенос сроков вызван исключительно потребностью в уточнении расчетов экономических последствий от мер, принимаемых Украиной в ответ на блокаду, захват украинских предприятий на неподконтрольных территориях, а также в связи с признанием российской стороной документов, выданных на этих территориях». По словам Данилюка, консультации с МВФ по этому поводу завершатся в ближайшее время.

* * *

Еще дальше пошел Порошенко. В том, что МВФ отложил на неизвестный срок выделение транша, Порошенко прямо обвинил устроителей блокады, хотя, повторим, сам же он эту блокаду узаконил, прикрывшись коллегиальным СНБО. С пафосом заявив, что ему, как гаранту, приходится отвечать не только за свои ошибки, но и за чужие, в качестве одного из способов решения проблемы Порошенко предложил отправить в Вашингтон в МВФ мэра Львова Андрея Садового, лидера «Батьківщини» Юлию Тимошенко, а также нардепа от «Самопомочі» Семена Семенченко и внефракционного парламентария Владимира Парасюка. Неясно, это было сказано в шутку или серьезно.

Допустим, с Семенченко и Парасюком, как организаторами блокады, понятно. Но при чем здесь Садовый? Тот факт, что неуправляемый Семенченко входит во фракцию «Самопомочі», то есть партии, которую номинально возглавляет Садовый, совершенно ни о чем не говорит, поскольку Садовый не управляет не только Семенченко, но также партией. Похоже, он вообще ничем не управляет, даже львовскими мусорными свалками. Садовый вообще плохо вяжется с революциями, штурмами, блокадами и прочими боевыми действиями — не та масть…

Еще более неадекватными выглядят обвинения в адрес Юлии Тимошенко. Ни она, ни ее окружение в блокаде не светились. Тимошенко, похоже, учла свои ошибки образца 2008-2009 года, когда ее активизм на посту премьера привел к поражению на президентских выборах 2010 года с последующим пребыванием в тюрьме и колонии. Сейчас Тимошенко спокойно наблюдает, как ее рейтинг растет по мере того, как рейтинг Порошенко окончательно валится.

И вообще, упоминание Тимошенко и Садового в блокадном контексте является этакой данью дедушке Фрейду. Есть правдоподобная версия, что Порошенко боится Тимошенко в качестве соперника на будущих президентских выборах и хочет, чтобы с ним во второй тур вышел Садовый, как удобный спарринг-партнер. Именно поэтому роль довольно посредственной местечковой личности Садового раздувается по самое не могу.

Впрочем, мы несколько отвлеклись…

* * *

На тему пагубности влияния блокады на экономику страны существует широкий спектр мнений — от истерики в стиле «пропало все» до весьма спокойных комментариев, согласно которым, блокада, конечно, нанесет ощутимый ущерб, но не столь уж значительный, и переоценивать его не стоит.

Ярчайшим выразителем первой, «алармистской», точки зрения является наш доблестный премьер Гройсман. Он предрекал полную остановку металлургии, являющейся, как известно, одним из важнейших поставщиков валюты в Украину. Также Гройсман обещал, что блокада приведет к потере 20% экспортной выручки и увеличению безработицы на 300 тысяч человек, что в пересчете на усредненно-минимальные семьи в составе 3-х человек означает потерю средств существования примерно миллионом граждан. Как говорится, не хило, конечно…

В то же время целый ряд экспертов оценивают потенциальные потери экспортной выручки в 1,5-2 млрд долларов. С подобными оценками соглашаются в Минфине и Нацбанке. По данным центробанка, валютные поступления от металлургических предприятий ОРДЛО составляют лишь 3% межбанковского рынка. В Нацбанке и Минфине сначала предположили, что к концу года темп экономического роста из-за блокады замедлится на 1,3 процентных пункта до 1,5%. В конечном итоге Нацбанк снизил прогноз роста экономики в 2017 году с 2,8 % до 1,9%.

Наиболее неприятным в данном случае является разрыв существующих производственных цепочек между предприятиями, находящимися на контролируемой территории и в ОРДЛО. Но ведь война уже идет три года, а власть и собственники, прибравшие эти предприятия к рукам, мягко говоря, весьма сомнительными способами, уже давно должны были наладить альтернативные производственные связи, но они работали по старым схемам, часто наживаясь на контрабанде. Кстати, это к вопросу о пресловутой «эффективности частного собственника».

Действительно, разрыв производственных цепочек поставит в сложное положение и предприятия, оставшиеся на контролируемой территории, а это вся металлургия. За этим могут последовать сокращения, рост безработицы и социальных выплат соответственно. Блокада не только железнодорожных, но и автомобильных перевозок ситуацию только усугубляет. Но ведь, повторим, к этому за три года следовало подготовиться, а не карманы набивать.

В свою очередь, по данным объединения «Укрметаллургпром», прекращение торговли с металлургическими предприятиями в ОРДЛО сократит поступления в бюджет налогов на сумму 1,6-2 млрд гривен. Конечно, это плохо, но это не 32 млрд гривен, которыми пугал Гройсман.

Ситуация с налогами вообще довольно интересна. Предприятия, которые до сих пор работали в ОРДЛО якобы под юрисдикцией Украины, являются преимущественно экспортерами, то есть они не платят НДС. А ведь именно НДС — один из главных бюджетонаполняющих налогов. Кроме того, указанные предприятия в ОРДЛО большей частью являются формально, по бумагам, убыточными, то есть налога на прибыль с них тоже не получишь. Убыточны ли они на самом деле, неизвестно: кто ж их в Донецке проверит! Действительно чего Украина лишается, так это существенной части единого социального взноса и подоходного налога, поскольку на этих предприятиях платят в основном солидную зарплату, причем официально.

Кроме предприятий, обеспечивающих конечную продукцию, Украина лишается целого ряда предприятий, которые обеспечивают работу находящихся на контролируемой территории производств, например, поставляют кокс, металлургические флюсы и так далее. Украина теряет в год около 9 млн тонн антрацита, необходимого для энергетики и металлургии, а также около 17 тонн в год железнодорожных грузоперевозок.

Словом, потери велики и серьезны, но не катастрофичны.

* * *

Указанное сокращение налоговых и экспортных поступлений потребует не только изменить макроэкономические прогнозы на 2017 год, но и внести необходимые изменения в бюджет-2017…

Здесь-то и возникает следующая проблема, которую власть и лично Порошенко всячески замалчивают, а в МВФ ее наверняка учитывают. Для внесения изменений в бюджет необходимо нужное количество голосов, точнее, действующая и поддерживающая коалиция, которой, как известно, в реальности не существует, а голосование за правительственные документы в парламенте организуется путем сложных «договорняков», проще говоря, путем политической коррупции. Иными словами, уверенности в том, что в бюджет будут своевременно внесены необходимые изменения, у МВФ нет. Ведь в фонде хорошо знакомы с внутриполитической ситуацией в Украине.

Более того, в апреле истекает срок годичного иммунитета правительства Гройсмана, по истечении которого Кабмин может быть отправлен в отставку. Отсутствие реальной коалиции, обострение социально-экономических проблем, скандальная тарифная проблематика и многое другое только укрепляют подозрение в том, что ныне действующее правительство может быть отправлено в отставку, и неизвестно, кто придет на смену и когда появится полноценное правительство. Наверняка этот риск учитывают в МВФ, поскольку фонду нужно знать, с кем иметь дело и кто «отвечает за базар».

Скандал вокруг ареста главы фискальной службы Насирова и столь же скандальная ситуация с назначением аудитора Антикоррупционного бюро, то есть саботирование задекларированной борьбы с коррупцией, не прибавили фонду стремления выдать кредитный транш.

Немаловажным обстоятельством является тот замалчиваемый властью факт, что МВФ, похоже, упорно настаивает на увеличении пенсионного возраста. Отечественная власть пока на такие шаги идти не готова, справедливо опасаясь непредсказуемых социальных последствий, поскольку ситуация в обществе и без того накалена до предела.

* * *

Особое внимание следует обратить на ситуацию вокруг российских банков. Если отбросить истерию и спекуляции, то вопрос российских банков поднят и раздут властью руками национал-радикалов для «выпуска пара» и отвлечения внимания от предательской и грабительской политики этой самой власти.

Украинские «дочки» российских банков, являющиеся, по сути, украинскими банками, даже близко не собирались обслуживать клиентов с паспортами ЛНР-ДНР. Что же касается головных банков в России, то они вынуждены выполнять указ Путина, который, кстати, противоречит российскому законодательству. Если точнее, то они делают вид, что выполняют ценное указание. Российские банки готовы открывать обладателям паспортов ЛДНР только дебетовые счета, но не кредитные. Счета открывают лишь тем клиентам, которые вместе с паспортами ЛДНР предоставляют временную или постоянную регистрацию на территории России или другое подтверждение законного пребывания в России, миграционную карту и нотариально заверенный перевод паспорта. Фактически обладателей паспортов ЛДНР приравняли к иностранцам или лицам без гражданства, временно или постоянно пребывающим в России в установленном законом порядке, что вполне соответствует принятым в мире правилам.

Еще раз повторим, что все это касается сугубо российских банков в России. «Дочки» этих банков в Украине и близко не подпускают к себе владельцев паспортов ЛДНР.

Кстати, целый ряд «дочек» иностранных банков, в частности австрийский Райффайзенбанк и немецкий Прокредитбанк, тоже готовы обслуживать владельцев паспортов ЛДНР на указанных условиях, но их отделения в Украине не замуровывают в отличие от офисов «дочек» российских банков, и прежде всего Сбербанка. Такая избирательность представляется циничной.

Рефинансирование «дочки» российских банков не получают, капитал из Украины не выводят, а, наоборот, получают докапитализацию из Москвы. Нравится это кому-то или нет, но это, кстати, те самые прямые иностранные инвестиции.

При этом четверо из пяти «дочек» российских банков входят в двадцатку крупнейших в Украине. Например, кредитный портфель и высоколиквидные активы Сбербанка в Украине оцениваются в 60 млрд грн, а банк имеет 150 отделений и обслуживает миллион клиентов, среди которых числятся как юридические, так и физические лица. В свою очередь, обязательства пяти самых крупных «дочек» российских банков в Украине перед физическими лицами оцениваются в 21 млрд гривен, а перед юридическими — в 15 млрд гривен.

Все это к тому, что «дочки» российских банков в Украине представляют существенную часть банковского сектора. Можно по-разному относиться к присутствию банков с российским капиталом в Украине в свете войны на Донбассе, но если этот сегмент банковской системы начнет валиться, то страну ожидает финансовый коллапс с непредсказуемыми последствиями.

В МВФ это хорошо понимают. Поэтому дурацкий наезд на банки с российским капиталом в фонде вызывает тревогу, и это также привело к тому, что выделение транша было заморожено.

* * *

Итак, что мы имеем в сухом остатке?

Война, а теперь еще и блокада ОРДЛО вскрыли всю гнилость существующей социально-экономической системы. Последние три года ничего не делалось для диверсификации, переоснащения предприятий, выхода на другие рынки. Блокада это показала. А МВФ ткнул в это носом.

Транш МВФ нужен, чтобы покрыть сумму, необходимую для обслуживания долга перед тем же МВФ в 2017 году, которая составляет около 1,2 млрд долларов. Хотя следовало поступить совершенно по-другому: раскулачить олигархов, чтобы они скинулись на оплату фонду и таким образом вернули малую толику украденного в Украину.

Пока перспективы получения транша представляются весьма туманными, и уже поговаривают о валютном курсе в размере 32–35 гривен за доллар. Насколько это правда, скоро узнаем…

Автор материала: Александр Карпец

По материалам: Fraza.ua

Материалы по теме: