Дело “Топ-сервиса”: пожизненно осужденный вышел на свободу

В ноябре этого года впервые в истории Украины из тюрьмы освободился человек, приговоренный к высшей мере наказания. 45-летний Константин Стариков не получил помилования. Обрести свободу помог закон, принятый Верховной...

В ноябре этого года впервые в истории Украины из тюрьмы освободился человек, приговоренный к высшей мере наказания. 45-летний Константин Стариков не получил помилования. Обрести свободу помог закон, принятый Верховной Радой и вступивший в силу в октябре. Стариков – один из пяти основных фигурантов самого громкого для начала 2000-х годов дела, замешанного на миллионах и большой крови.

Лицо и изнанка

Фирма “Топ-сервис” стала известна всей Украине благодаря веселому мультику: в нем толстощекие селяне и селяночки восседали на тыквах, огурцах, пузатых мешках с зерном и весело распевали “Ой, “Топ-Сервіс”, ой, “Топ-Сервіс”, люди в нім хороші. Здай товари у “Топ-Сервіс” і отримай гроші!” На самом деле плоды труда аграриев интересовали заказчиков рекламы меньше всего. “Топ-сервис” представлял собой огромную цепочку фирм, которые создавались для возврата налога на добавленную стоимость за фиктивные операции и приличный штат… киллеров.

До того как вскрылась уголовщина, компания и ее руководители стали уважаемыми и процветающими бизнесменами. Главным фигурантом дела “Топ-сервиса” был уроженец Санкт-Петербурга Игорь Шагин, зять одного из известных украинских композиторов. Образованный, представительный, он был вхож в высшие слои общества. Даже после судебного приговора многие люди не могли поверить, что такой человек мог отдавать команды на жестокие избиения и убийства.

Шагин не являлся создателем “Топ-сервиса”. На фирму, имеющую отношение к этой компании, его пригласили работать в 1993 году, а в 1996 году избрали президентом компании. Директором был коммерсант, получивший ко времени

разоблачения “Топ-сервиса” мандат народного депутата. Поговаривали, что сценарий обогащения во многом принадлежал этому человеку, но в суде он проходил всего лишь свидетелем.

– Процент реальных договоров, которые заключали связанные с “Топ-сервисом” фирмы, был очень мал, – вспоминает сотрудник Генпрокуратуры Алексей Донской, который входил в состав следственно-оперативной группы по делу “Топ-сервиса”. – Львиная доля сделок совершалась на бумаге – это были фиктивные экспортные поставки, дающие право возмещать налог на добавленную стоимость. Обогащение шло за счет средств, которые вычерпывались из бюджета бывшего Жовтневого района Киева.

На контрольном выстреле пистолет дал осечку

Константин Стариков примкнул к верхушке “Топ-сервиса” летом 1997 года.

– Этот человек стоял во главе банды исполнителей заказов Шагина, – рассказывает руководитель следственного отдела прокуратуры Киева Игорь Демидов. – С его участием разрабатывался, в частности, план нападения на Тамару Калиушко – начальника управления налоговой инспекции Жовтневого района.

Калиушко поплатилась за то, что усомнилась в законности операции, которая сулила “Топ-сервису” 3 миллиона гривен. Утром 11 августа 1997 года женщину нашли мертвой у дверей ее квартиры. Эксперты насчитали на теле 22 ножевых ранения. Есть версия, что женщину не хотели убивать –

просто на время устранить. Но нанятый бандит перестарался, и жертва истекла кровью.

Перед смертью Калиушко успела отправить в Черновцы, где была зарегистрирована фиктивная экспортная фирма, письмо-запрос. Ответ пришел через три дня после ее похорон. Если бы тогда вчитались в документ, последующие события могли бы не произойти. Но не вчитались или – не захотели.

Организаторам нападения на Калиушко Шагин выплатил 10 000 долларов.

Местом дислокации банды с апреля 1998 года стало помещение станции технического обслуживания ООО “Юнайтед Моторс”, директором которого избрали Константина Старикова. По горькой иронии, контора, где вызревали заговоры и составлялись криминальные планы, располагалась на улице

Оранжерейной – рядом с киевским моргом.

Описать все дела, которые связывают с “Топ-сервисом”, не хватит газетного листа. Это нападения на конкурентов, избиения провинившихся компаньонов, покушения на чиновников, которые посмели встать на пути.

Многие преступления вызывали большой резонанс. Утром 20 августа 1999 года две пули в голову получил замначальника управления Госинспекции ветеринарной медицины Николай Пацюк, который мешал Шагину ввезти в Украину 20 тонн говядины без сертификата. Киллер собирался сделать контрольный выстрел, но пистолет дал осечку.

Чиновнику удалось выжить и дать свидетельства против банды.

Несколько месяцев Киев не мог успокоиться после покушения на главу Жовтневой райадминистрации Николая Пидмогильного. Он воспротивился открытию фирмы, которая была тесно связана с Шагиным, и получил за это пулю из “Макарова”. Заподозрить Шагина чиновник не мог, так как считал его благотворителем района. А представители “Топ-сервиса” были самыми частыми и щедрыми посетителями больницы.

Жертвами преступников также стала и.о. начальника отдела Киевской региональной таможни Марина Халтурина (она получила серьезные ранения) и целый ряд предпринимателей. В интересах “Топ-сервиса” было и убийство теневого валютчика.

Подвел “левый” заказ

Конгломерат “Топ-сервиса” и дальше бы процветал, если бы наемники Шагина тайком не взяли “подработку”. 6 апреля 2001 года по заказу одного криминального авторитета был убит другой – Игорь Князев. “Князя” подстерегли на пороге больницы и изрешетили из автомата. Сыщикам удалось выйти на заказчика преступления, он сдал исполнителей, а те – своих “хозяев”.

Суд по “Топ-сервису” начался в ноябре 2002-го. Дело слушалось в кинотеатре “Загреб”. Несколько месяцев зал ломился от родственников, друзей подсудимых и журналистов, пока процесс не объявили закрытым. Формально – из-за того что кто-то пронес в зал газовый пистолет. Неофициально – потому что стали всплывать фамилии, которые не были предназначены для посторонних ушей.

Приговор зачитали в марте 2004 года. Из 15 подсудимых пожизненный срок получили Игорь Шагин, Алексей Маркун, Вячеслав Гандрабура, Сергей Рудько и Константин Стариков. Последнему, помимо ряда статей, вменялось соучастие в покушениях на убийства. А по закону, принятому недавно Радой,

преступление такого рода больше не является основанием для высшей меры наказания. Закон, смягчающий положение человека, имеет обратную силу.

Вместо пожизненного срока Стариков отсидел 12 лет. Его адвокат Олег Падалка отказался от комментариев.

Игорь Шагин остается за решеткой. Говорят, что полученные миллионы обеспечивают ему хорошие условия заключения. В 2009 он году он выиграл в Европейском суде иск против Украины и получил 2000 евро компенсации за то, что прокуратура назвала его в прессе виновным до приговора суда и за то, что часть процесса слушалась в закрытом режиме.

СТАТИСТИКА

Обвинительное заключение по “Топ-Сервису” насчитывает 709 страниц.

По делу опрошены около 600 свидетелей, проведено более сотни различных экспертиз.

15 подсудимым вменялись 17 тяжких преступлений и одна кража. Заказчиком 11 преступлений, в том числе 3 заказных убийств и 5 покушений назван Игорь Шагин.

Судебный приговор содержит 450 страниц. Его писали 1,5 месяца и зачитывали 5 дней.
СПРАВКА “КП”

Закон, принятый Радой в сентябре этого года и вступивший в силу с 8 октября, гласит, что покушение на убийство больше не могут караться пожизненным заключением.

Исключения составляют только преступления против основ национальной безопасности, безопасности человечества и международного правопорядка.

Закон направлен на гуманизацию уголовного права, это европейский путь. Но в той криминальной ситуации, которая сложилась сейчас в Украине, считаю, что наказание нужно усиливать, а не смягчать, – комментирует юрист Сергей Старенький.

По материалам: Politrada.com

Материалы по теме: