Дело российских спецназовцев: От плена до приговора

Российским спецназовцам Евгению Ерофееву и Александру Александрову сегодня вынесли приговор, почти год спустя после их задержания под Счастьем. Капитана Евгения Ерофеева и сержанта Александра Александрова вечером 16 мая доставили...

Российским спецназовцам Евгению Ерофееву и Александру Александрову сегодня вынесли приговор, почти год спустя после их задержания под Счастьем.

Капитана Евгения Ерофеева и сержанта Александра Александрова вечером 16 мая доставили в медслужбу “Айдара”. У Александрова был огнестрельный перелом бедренной кости, у Ерофеева – ранение правого плеча. В самопровозглашенной “Луганской народной республике” их назвали “бойцами народной милиции”.

Ерофеев просил оперировать свое плечо без наркоза, опасаясь за внутренние органы. Александрову же, благодаря оперативным действиям врачей, удалось сохранить ногу.

В разговоре с представителями ОБСЕ спецназовцы сообщили, что были кадровыми военными, в Украину их отправили вести разведку, но не участвовать в боевых действиях. Однако, по данным Генштаба ВСУ, ГРУшников задержали во время вооруженного столкновения, при этом погиб один украинский военный и трое получили ранения.

Группа Ерофеева, по его словам, состояла из 12 человек. В тот день они в районе Счастья искали новые места для наблюдения и наткнулись на окопы, которые посчитали брошенными.

“Дал команду двоим проверить окопы, сам остался на прикрытии. Когда военнослужащие вошли в окоп, были хлопки, и они убегают с криком: “Отходим”. Стали отходить. По нам открыли огонь, получил ранение в руку, пулевое. Кость раздроблена, упал, на некоторое время потерял сознание. Очнулся, стал ползти, далеко не уполз, пришли военнослужащие из окопов”, – рассказал спецназовец и добавил, что хотел подорвать себя гранатой, но не успел.

“Ничьи” пленные

В Минобороны России два дня спустя заявили, что Александров и Ерофеев на тот момент не являлись военнослужащими, что вызвало удивление у самих задержанных.

Отец Ерофеева сообщал, что сын из армии уволился и сам поехал на Донбасс, а его бывший подчиненный на условиях анонимности сказал, что ничего не слышал об увольнении командира. По словам жены Александрова, ее супруг покинул ряды ВС России в декабре, но его мать при этом не знала о планах сына уволиться из армии.

На том, что россияне не являются кадровыми военными, была построена и линия их защиты. Адвокаты подали запрос в Минобороны РФ и получили ответ, что на момент задержания Александров и Ерофеев не были российскими военнослужащими, а проходили службу по контракту в “народной милиции ЛНР”. Спецназовцы моментально отказались от своих слов и заявили, что после задержания давали показания под давлением.

ГРУшники меняли свои показания неоднократно, до тех пор, пока не были проинструктированы адвокатами. Сразу после сдачи в плен они настаивали, что россияне на Донбассе не воюют, однако позже ответили утвердительно на вопрос журналиста о присутствии российской армии и пояснили, что с боевиками “ЛНР “почти не контактировали, хотя подчинялись общему командованию.

“Как видите, она есть (российская армия, – ред.). Просто невыгодно признаваться в этом”, – сказал Александров, добавив, что за службу на подконтрольных боевикам территориях руководство обещало двойную зарплату. Однако впоследствии снова отказался от своих слов и заверил, что зарплата за командировку в Украину у него была такая же, как и за службу на территории России.

Судебный процесс

22 мая 2015-го суд избрал для обоих спецназовцев меру пресечения в виде ареста. 17 сентября им вручили обвинительные акты, а 10 ноября началось судебное рассмотрение дела по существу. Каждый из них обвиняется в ведении агрессивной войны, содействии деятельности террористической организации, перемещении через границу Украины оружия и боеприпасов, нарушении порядка въезда на временно оккупированную территорию Украины, ношении, хранении и передаче огнестрельного оружия, боевых припасов без предусмотренного законом разрешения и совершении террористического акта, то есть применении оружия с целью провокации военного конфликта, международного осложнения, которое привело к гибели человека.

На суде они не признали себя виновными. Прокуратура запросила для них 15 лет лишения свободы.

Дело спецназовцев по мере рассмотрения в суде “обросло” новым криминалом. Так, в отношении защитника Ерофеева Оксаны Соколовской открыли уголовное дело о подозрении в умышленном нанесении ножевых ранений. У нее проводили обыски, после чего суд избрал для Соколовской меру пресечения в виде личного обязательства.

Юрия Грабовского, адвоката Александрова, нашли застреленным в заброшенном саду в Черкасской области. Один из подозреваемых в организации его исчезновения задержан и арестован, в СМИ появлялись имена еще двух причастных к преступлению. Новым адвокатом Александрова стал Валентин Рыбин.

8 апреля в кабинет судьи Голосеевского райсуда, который рассматривает дело ГРУшников, бросили “коктейль Молотова”. Начался пожар, который повредил оргтехнику и мебель.

Приговор

Для оглашения приговора Голосеевскому райсуду понадобилось около двух часов (для сравнения – приговор Надежде Савченко зачитывали 2 дня). Коллегия судей не сочла достаточными доказательства защиты в том, что россияне воевали на Донбассе в качестве комбатантов, также отклонила ряд других доводов адвокатов.

ГРУшники были признаны виновными в ведении агрессивной войны, создании террористической группы или организации, совершении террористического акта.

По трем статьям суд не признал спецназовцев виновными (незаконное пересечение временно оккупированной территории, контрабанда оружия, а также незаконное ношение оружия), но объяснил это тем, что якобы это все предусматривают статьи о ведении агрессивной войны и совершении террористического акта. И Александрова, и Ерофеева приговорили к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

О намерении подавать апелляцию на решение суда заявила пока только адвокат Ерофеева, прокуратура и защитник Александрова взяли время на ознакомление с приговором.

Перспективы обмена

Информация о возможности обмена спецназовцев стала обсуждаться практически с первого дня после их задержания. Даже ходили слухи о том, что их тайно обменяли. В СБУ первоначально заявляли, что об обмене не может быть и речи, в то время как глава МИД Украины Павел Климкин отмечал, что такая возможность обсуждается. Военный прокурор Анатолий Матиос допускал, что россиян могут обменять на Савченко или Сенцова.

Вероятно, судебный процесс над ГРУшниками ускорили в ответ на сухую голодовку украинки, которая несет прямую угрозу ее жизни. Ссылаясь на неофициальные сведения, адвокат Илья Новиков сообщал, что спецназовцев могут обменять только на Савченко, и только пока она жива. Однако для совершения обмена необходимо дождаться вступления приговора в силу. Также остается открытым процессуальный вопрос оформления обмена украинки на Ерофеева и Александрова. Самый быстрый – помилование.

На оглашение приговора приехал адвокат Савченко Илья Новиков. Он намерен обсудить с защитой ГРУшников действия для их скорейшего обмена.

По материалам: 112.ua

Материалы по теме: