Что движет перебежчиками

«Предатели», «тушки», «отступники» — так называют депутаты своих коллег, решивших сменить политическую ориентацию. Но нередко виноваты не только сами беглецы, но и те, от кого они убегают Разрыв парламентария...

«Предатели», «тушки», «отступники» — так называют депутаты своих коллег, решивших сменить политическую ориентацию. Но нередко виноваты не только сами беглецы, но и те, от кого они убегают

Разрыв парламентария со своей фракцией, как и любой разрыв отношений, проходит несколько стадий. Первая, латентная, стадия — это внутренняя фронда, когда депутат регулярно игнорирует важные для фракции голосования, а та не поддерживает его инициативы. Не важно, с чего все началось и кто кого первый обидел. Бывает, что с самого начала чувствовалось взаимное отчуждение. Но это еще не разрыв, а лишь ослабление связи.

Вторая, острая, стадия — когда депутат в публичных выступлениях уничижительно высказывается о партийных лидерах, голосует «за» вопреки позиции фракции, которая категорически «против». Обычно далее быстро следует исключение или самостоятельный уход из фракции. Это разрыв формальный, но еще не обязательно идеологический. Депутат в ответ на обвинения в измене может заявлять, что не он предал идеалы, а партийные лидеры. В моральном проигрыше оказываются обе стороны конфликта.

Конечная стадия — когда депутат, исключенный или ушедший из фракции, переходит в другую политическую команду. Это уже полный разрыв, после чего и приклеивается к депутату ярлык перебежчика.

Однако не все конфликты доходят до такого финала. Многие из тех, кто покинул свою первоначальную фракцию, так и остаются внефракционными. Или же по прошествии некоторого времени создают собственную группу. А многие фрондеры не решаются или не считают нужным идти на разрыв и сохраняют свою фракционную принадлежность.

Если брать в расчет все стадии, то к явным или скрытым «отступникам» и «предателям» следует отнести чуть ли не половину (или даже более половины) Верховной Рады, причем любого созыва — от самого первого, провозгласившего независимость Украины, до нынешнего. И причина тут не только в личных качествах отдельных депутатов, но и в характере фракций. Иными словами, прежде чем говорить о мотивах разрыва отношений, нужно посмотреть на мотивы, по которым эти отношения создавались.

Все годы независимости в Украине конкурировали три главных мотива формирования политических объединений: интересы, лидер, идеология. Например, в Верховной Раде, избранной в 1990 году, доминировали интересы, а не идеология, хотя большинство депутатов числились коммунистами. Потому тот парламент и смог объявить Украину независимой и хоть всего на два года, но запретить деятельность КПУ.

Тем не менее вплоть до выборов 2002 года в Верховной Раде всегда имелись антагонистичные идеологические фракции — левые и правые — и группы по интересам, боровшиеся за влияние на исполнительную власть. Существовали и лидерские фракции, например «МБР», ориентировавшийся на Леонида Кучму, затем «Громада» Павла Лазаренко, но все же они еще не были типичным явлением. С 2002 года, когда появились блоки Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко, лидерские партии стали набирать силу, вытесняя идеологические на маргинес.

Печальная судьба Партии регионов или «Нашей Украины», существование которых потеряло смысл вместе с утратой власти их лидерами, мало чему научила украинских политиков. В полной мере та же тенденция проявилась и в нынешнем парламенте. Здесь есть четыре фракции явно лидерского типа: Блока Петра Порошенко, «Народного фронта» (здесь даже можно говорить о триумвирате лидеров — Арсении Яценюке, Александре Турчинове и Арсене Авакове), Радикальной партии Олега Ляшко и «Батькивщины» Юлии Тимошенко. Для остальных двух фракций — «Оппозиционного блока» и «Самопомощи», — так же как и для объявившихся депутатских групп «Возрождение» и «Воля народа», главным мотивом являются интересы. Конечно, это не значит, что у всех этих партий и групп вообще нет идеологии. Но она у них на втором месте — после лидера или интересов. А партии, ставящие во главу угла именно идеологию, такие как КПУ и «Свобода», вообще не преодолели барьер.

Но в подобной ситуации теряет смысл понятие идеологического предательства. Главным мотивом фронды или разрыва становится размолвка с лидером либо конфликт интересов. И виноваты в таких раздорах обе стороны, не сумевшие пойти на взаимные уступки.

Грех «отступничества» не преодолеть шельмованием «отступников». Партиям, имеющим фракции в Верховной Раде, необходимо избавляться от собственных грехов.

Кстати, наличие у политической силы явно выраженной идеологии отпугивает от нее беспринципных «пассажиров» — и тем самым предохраняет от предательства.

По материалам: Comments.ua

Материалы по теме: