Большевизм возвращается

Настроения в мире сегодня слишком похожи на те, что привели к Октябрьской революции, и это не может не беспокоить. У нас эпоха трагических годовщин. В 2014-м исполнился век с...

Настроения в мире сегодня слишком похожи на те, что привели к Октябрьской революции, и это не может не беспокоить.

У нас эпоха трагических годовщин. В 2014-м исполнился век с момента начала Первой мировой войны, уничтожившей либеральный порядок. В 2016-м — годовщина битвы на Сомме, одной из самых кровавых в военной истории. В 2017-м исполнится 100 лет с момента, когда Ленин захватил власть в России. Большевистский переворот привел к множеству трагедий: приходу к власти Сталина, гибели более 20 млн человек в ходе коллективизации и насильственной индустриализации, а также появлению таких фигур как Гитлер, Муссолини и Франко, что отчасти было реакцией на коммунизм.

После Второй мировой западная политика сосредоточилась на том, чтобы не допустить повторения проблем, которые привели к авторитаризму — правому и левому. Западные союзники создали триаду глобальных институтов: Всемирный банк, Международный валютный фонд и Организацию объединенных наций. Они должны были стабилизировать мировую экономику и предотвращать глобальные конфликты. Большинство стран построили “государства всеобщего благосостояния”, способные гарантировать своим народам благосостояние и безопасность и одновременно развиваться. Америка стояла во главе политики сдерживания, которая сначала ограничивала расширение Советского Союза, а затем добилась его распада.

Эта золотая эра подходит к концу. Первые выстрелы раздаются не с левой стороны, а, наоборот, с правой — из лагеря апологетов Brexit и Дональда Трампа в США. Однако общие черты между коллапсом либерального порядка в 1917-м и нынешней ситуацией впечатляют. Царит аналогичная атмосфера fin de siecle — конца века. 40 лет перед большевистской революцией были периодом либерального триумфа. Свободная торговля (под руководством Соединенного Королевства) объединила мир. Либеральная демократия победоносно закрепилась в Великобритании и Америке. Казалось, что совсем скоро она воцарится повсюду. 1980 год казался началом такого же периода триумфа. Стремительно расширялась глобализация (во главе с США). Увеличивалось количество стран, которые можно было назвать демократическими. Политики и правых, и левых взглядов соревновались в демонстрации верности Вашингтонскому консенсусу.

Пока миру удалось избежать новой тотальной войны (хотя в огне значительная часть Ближнего Востока). Но поражают другие параллели. В США Трамп предлагает поднять на вилы либеральный порядок: не только свободную торговлю и либеральные ценности, но и мировые альянсы против строптивых режимов. В Британии премьер Тереза Мэй пытается отделить свою страну от ЕС. Победа Трампа придаст смелости другим автократам Запада вроде Марин ле Пен и укрепит там сторонников автократии, в частности, путинской. Кремлевский лидер является гораздо более точным воплощением духа своей эпохи, чем Барак Обама, который как раз покидает Белый дом.

Кто виноват и что делать?

Частично нынешнюю ситуацию объясняет случай. Не факт, что демократы в США проиграли бы выборы, если бы номинировали кого-то другого, а не Хиллари Клинтон. Ведь она олицетворяет “загнивающий истеблишмент”. Британия не готовилась бы к выходу из ЕС, если бы Дэвид Кэмерон не решил поэкспериментировать с прямой демократией. Но частично вина лежит и на самом либеральном порядке.

Мировая экономика предоставила слишком много преимуществ богатым: в США доля прибыли после налогообложения, которую получает 1% крупнейших толстосумов, выросла с 8% в 1979 году до 17% в 2007 году. И по многим причинам будущее выглядит еще менее оптимистичным. Рост производительности труда замедляется. Если это не изменится, политика неизбежно превратится в борьбу за раздел пирога. Технологические гиганты, такие как Google и Amazon, имеют доли рынка, невиданные с конца XIX века, эпохи “баронов-разбойников”.

Как либералам спасти то, что еще сохранилось от их либерального порядка? Частично решение лежит в плоскости более энергичной его защиты — например, демонстрируя, что глобализация вытянула из бедности миллионы людей и, если развернуть этот процесс вспять, нынешние экономические проблемы только усугубятся. Часть решения заключается в разоблачении врагов либерализма как бумажных тигров, которыми они по сути и являются: в частности, Путин возглавляет, опираясь на страх и мошенничество, страну, чья экономика буксует, а люди страдают от нищеты и болезней. Прочие сильные лидеры по всему миру тоже не столь круты, как они рассказывают.

Но лидеры либерализма должны сделать нечто больше чем просто повторять свои заезженные мантры. Им следует серьезней отнестись к страхам по поводу иммиграции и удержаться от присущих им инстинктам помыкать меньшинствами, такими как христиане-евангелисты. Они также должны удвоить свои усилия по исправлению наиболее очевидных проблем капитализма. Чересчур большое экономическое неравенство угрожает стабильности. Высокий уровень концентрации в экономике позволяет компаниям получать сверхприбыли. Чрезмерная зарегулированность отвлекает предпринимателей от реальной работы. Возрождение большевистских настроений уже привело к ужасным потерям. Либералам должны более четко продумывать и более решительно действовать, дабы остановить процесc загнивания.

Автор материала: Эдриан ВУЛДРИДЖ

По материалам: Ukrrudprom.ua

Материалы по теме: