Атомный привет от Лукашенко

Строительство Белорусской АЭС ставит жирную точку на поставках в эту страну электроэнергии из Украины. Более того, после завершения проекта и выхода БелАЭС на полную мощность она сможет сама наладить...

Строительство Белорусской АЭС ставит жирную точку на поставках в эту страну электроэнергии из Украины. Более того, после завершения проекта и выхода БелАЭС на полную мощность она сможет сама наладить экспорт в соседние страны, прежде всего в Польшу. И таким образом уменьшит долю украинских энергетиков на местном рынке.

Клиент уплыл

Беларусь еще относительно недавно была одним из основных импортеров украинской электроэнергии. Например, за 2012 ее поставки в республику достигли 231,44 млн долл. в денежном эквиваленте. Или 40,3% от общего объема электроэкспорта за указанный период. По итогам 2014 картина несколько ухудшается за счет прекращения электроэкспорта с октября по распоряжению Кабинета министров Украины. Тем не менее, выручка от поставок в Беларусь составила 161,22 млн долл., или 33%.

Как известно, решение КМУ было вынужденным: в связи с войной на Донбассе украинская тепловая генерация столкнулась с дефицитом углей марки А и Т, на которых работает значительное число энергоблоков. Это привело к веерным отключениям потребителей внутри страны. В данных условиях от зарубежных поставок электроэнергии пришлось отказаться. В свою очередь, ГПО “Белэнерго” оказалось перед необходимостью искать альтернативу. И она была найдена в виде экспорта из РФ со Смоленской АЭС.

Поэтому в 2015 поставки из Украины в Беларусь составили всего 800 тыс. кВт-ч. По сути, речь идет уже не о коммерческом электроэкспорте, а о поставках в приграничные районы Гомельской области в виде обмена мощности. Тем не менее, на 2016 в планах правительства Украины значилось возобновление электроэкспорта в Беларусь с 1 апреля – соответствующие данные содержатся в прогнозном балансе электроэнергии, утвержденном министерством энергетики и угольной промышленности Украины.

В этой связи холодным душем стало заявление белорусского министра энергетики Владимира Потупчика, который 29 февраля на пресс-конференции в Минске сообщил об отказе от импорта из Украины. Причины такого решения лежат на поверхности: Беларусь усиливает сотрудничество в энергетической сфере с РФ. Парадоксально, но факт: зависимость от поставок российского госконцерна “Газпром” глава республики Александр Лукашенко снижает… при помощи партнерства с госкорпорацией “Росатом”.

И это при том, что стоимость российского газа для Беларуси в ходе минувшего отопительного сезона составляла примерно 140 долл./тыс. куб. м. по сравнению с 212 долл./тыс. куб. м., которые предлагались “Газпромом” для экспорта в Украину и 170-180 долл./тыс. куб. м. для европотребителей. Речь идет о Белорусской АЭС в райцентре Островец Гродненской области. Проект предусматривает строительство двух современных энергоблоков поколения “3+” российского дизайна мощностью 1200 МВт каждый.

В соответствии с утвержденной программой Совмина Беларуси, прием в эксплуатацию энергоблока №1 запланирован на ноябрь 2018. В 2020 должен начать работу энергоблок №2. Это позволит сократить потребление газа на 5 млрд куб. м. в год. Для сравнения: его импорт в Беларусь за 2015 составил 19,8 млрд куб. м. То есть речь идет об уменьшении потребления на 25%. Причем не за счет разрушения промышленности в результате войны и правительственной политики, направленной на деиндустриализацию, как это произошло в Украине – а благодаря вводу новых генерирующих мощностей.

Заместитель министра энергетики Беларуси Михаил Михадюк на VIII международной конференции “АтомЭкспо Беларусь”, проходившей 19-21 апреля в Минске, сообщил, что в настоящее время уровень готовности БелАЭС составляет 38%. “Мы укладываемся в график, никаких отставаний нет, впереди монтаж оборудования”, – сказал он. Генеральный директор БелАЭС Михаил Филимонов уточнил, что в настоящее время из 131 объекта АЭС работы в рамках проекта ведутся на 105, в т.ч. на энергоблоке №1 – на 78 и на втором – на 27. Земляные работы завершены на 94%, бетонирование – на 53%.

Первый заместитель генерального директора по операционному управлению “Росатома” Александр Локшин в свою очередь отметил, что сейчас, после завершения работ на АЭС “Нововоронежская-2”, строительство БелАЭС становится приоритетным для “Росатома”. “Нет ожиданий, что мы не уложимся в график и не успеем”, – подчеркнул он.

Точка роста

В условиях глобального экономического кризиса, затронувшего в том числе Беларусь, БелАЭС стала той пресловутой “точкой роста”, о необходимости создания которых уже не один год говорят в Кабинете министров Украины. Т.е. реализация данного проекта порождает новые задачи и возможности в смежных отраслях экономики. Так, в рамках строительства проложено 33,8 км железной дороги и 22,2 км – автомобильной, предусмотрено возведение 240 тыс. кв. м. жилья в Островце, из них 113,5 тыс. уже введено в эксплуатацию. Кроме того, в непосредственной близости от АЭС построены 2 растворо-бетонных завода.

Строительство БелАЭС помогает местных предприятиям компенсировать падение сбыта на экспортных рынках. Так, ОАО “Белорусский металлургический завод” уже отгрузил на данный объект 95 тыс. тонн арматуры и продолжает поставки. Белорусские кабельные заводы, включая СЗАО “Белтелекабель”, поставят в общей сложности более 200 км кабельной продукции. Местные производители реализуют атомщикам и несколько миллионов штук крепежных метизов. Ранее их везли из Малайзии, теперь освоен выпуск внутри страны. Учитывая, что стоимость одного крепежа 4-8 долл., получается ощутимая экономия на импортозамещении.

Сейчас на АЭС работает порядка 3 тыс. строителей, максимально будет задействовано 5-8 тыс. Кроме того, персонал станции составит 2321 человек – это чистое количество новых рабочих мест. Спикер Минэнерго Беларуси Жанна Зинькевич в комментарии МинПрому отметила, что БелАЭС после ввода в эксплуатацию будет крупнейшим налогоплательщиком Гродненской области и одним из наиболее крупных в целом по стране. Кроме того, в рамках проекта по выдаче мощности предусмотрено сооружение свыше магистральных ЛЭП напряжением 330 кВ с протяженностью свыше 1000 км. Также предстоит реконструировать свыше 770 трансформаторов различной мощности.

Стоимость данного проекта составляет 323 млн долл. и он финансируется на средства китайского кредита, При этом доля участия белорусских предприятий в проекте выдачи мощности с БелАЭС – 45%. Строительство самой БелАЭС сейчас также финансируется за счет кредита, только от “Росатома”. Причем корпорацией принято решение производить все взаиморасчеты в белорусских рублях.

Это позволило Александру Лукашенко как инициатору проекта избежать его значительного удорожания в результате девальвации российской и белоруской валюты по отношению к доллару и евро. В связи с этим можно согласиться с оценкой финансовых условий проекта, данной А.Локшиным в ходе панельной сессии на “Атомэкспо Беларусь 2016”. “Здесь мы строим, как для самих себя”, – сказал первый замгендиректора по операционному управлению “Росатома”.

Будущий конкурент

Замглавы Минэнерго М.Михадюк на форуме “Атомэкспо Беларусь 2016” неоднократно подчеркивал, что БелАЭС предназначена для удовлетворения потребностей национальной экономики в электроэнергии. Тем не менее, ряд местных экспертов полагает, что после ввода в эксплуатацию энергоблока №2 в энергобалансе республики возникнет серьезный профицит и вопрос экспорта для белорусских атомщиков станет актуальным.

В первую очередь рынком сбыта представляется соседняя Литва, где ради вступления в Евросоюз в свое время закрыли Игналинскую АЭС. Нынешние отношения Вильнюса и Минска можно охарактеризовать как прохладные и если консервативные политсилы удержатся у власти, такой сценарий вряд ли возможен. Но если победу на следующих выборах одержат литовские социал-демократы, с ними можно договариваться о взаимовыгодном экономическом сотрудничестве, полагают источники в Минске.

Кроме того, местные эксперты уверены, что существует хорошая перспектива для дальнейшего экспорта белорусской электроэнергии в Швецию – после того, как там будут закрыты существующие АЭС. Одни собеседники МинПрома полагают, что эти АЭС прекратят работу под давлением местных “зеленых”, другие считают, что проблема в другом: это старые АЭС, требующие модернизации и принятие новых экологических нормативов в ЕС сделает ихнее производство нерентабельным.

Как бы там ни было, все сходятся во мнении: шведская атомная энергетика в обозримой перспективе прекратит существование. И тогда энергомост между Швецией и Литвой можно будет использовать в реверсном направлении. Кроме того, внедрение новых экологических стандартов в ЕС отразится и на соседней Польше, где для сокращения парниковых выбросов в соответствии с новыми обязательствами ЕС придется закрыть существующие ТЭС. Безусловно, такая инициатива не радует местных шахтеров и энергетиков, а шахтерские профсоюзы в Польше пользуются поддержкой политических партий, отмечает научный сотрудник Национальной академии наук Беларуси Алексей Дзермант. Тем не менее, в случае давления Еврокомиссии польским властям все же придется пойти на такие непопулярные решения, спрогнозировал он. А значит, Польша также станет потенциальным рынком сбыта для белорусской электроэнергии, полагает эксперт.

В этой связи совершенно необоснованными представляются намерения нового министра энергетики и угольной промышленности Украины Игоря Насалика возобновить поставки в Беларусь. Соответствующие планы он озвучил 23 апреля на заседании общественного совета при Минэнергоугле. Как известно, энергобаланс Украины на 2016, предусматривающий возобновление электроэкспорта в Беларусь, в министерстве утверждали еще при Владимире Демчишине. Однако его преемник тоже проявляет оптимизм, не отвечающий реалиям на энергорынке Северо-Восточной Европы.

Автор материала: Игорь Воронцов 

По материалам: Minprom.ua

Материалы по теме: