Андрей Садовый: «Если страна не пойдет по пути децентрализации, она вряд ли сможет стать успешной»

В рейтинге лучших городов для бизнеса Львов поднялся на второе место (в 2013-м занимал третью строчку). Его мэр Андрей Садовый, пожалуй, самый известный в Украине градоначальник после Виталия Кличко....

В рейтинге лучших городов для бизнеса Львов поднялся на второе место (в 2013-м занимал третью строчку). Его мэр Андрей Садовый, пожалуй, самый известный в Украине градоначальник после Виталия Кличко. Из регионального чиновника Садовый превратился в лидера одной из ведущих политических сил в стране. С 2006 года, когда он стал мэром, Львов неуклонно набирает популярность как у туристов, так и у предпринимателей. Последних Садовый сумел вовлечь в процесс развития города, дав им свободу и возможность влиять на решения в рамках Совета по конкурентоспособности при мэрии. Этим (впрочем, и не только) Львов больше других украинских городов напоминает Европу.

Концерн «Галнафтогаз» – одна из крупнейших компаний в Украине с пропиской во Львове. Ее основатель и президент Виталий Антонов (№55 в рейтинге богатейших Forbes, состояние – $85,3 млн) родился во Львовской области и ведет свой бизнес по европейским стандартам: прозрачно, экологично.

Как власть должна общаться с бизнесом? Кто важнее в городе?

Андрей Садовый: С бизнесом нужно говорить не в формате «руководитель – подчиненный», а на равных. Когда мы проводим заседание Совета по конкурентоспособности, то я на нем рядовой участник, а не мэр. Я не руковожу собравшимися, я один из них. Мне тяжело такое представить в других городах. Всегда нужно быть в процессе. Меня интересует производство трамваев, потому что это новые рабочие места. Меня интересует хорошая гастрономия, и я вам расскажу, в каком заведении Львова вкусно готовят. Мне это интересно. Нет мелочей. Все важно.

Виталий Антонов: Сейчас у нас наступает эпоха взаимопонимания. Это понимание базируется на простых истинах: построении равных, партнерских отношений. И власть должна начинать именно с этого – с выработки правильной модели взаимоотношений с людьми, ведущими малый и средний бизнес в городе. Еще задача власти: создавать комфортные условия как для ведения бизнеса, так и для жизни горожан.

Львов – комфортный город для ведения бизнеса?

В. А.: Наша компания всеукраинская, но ее главный офис был и остается во Львове. Для людей, которые выросли с компанией, там всегда комфортно. В последнее время к нам присоединяется много новых сотрудников из других регионов. Эти люди с удовольствием переезжают жить во Львов, быстро адаптируются и чувствуют себя здесь, как дома, несмотря на то что они зачастую не очень хорошо владеют украинским языком. Львов принимает их со своими космополитическими традициями, так как исторически город уже давно сформировался как интернациональный.

Сегодня понятие социальной ответственности применимо не только к бизнесу, но и к городам. Насколько важно общение в треугольнике «бизнес – власть – общество»?

А. С.: Это формула успеха. Общественность, научная среда, предпринимательство и власть – если город сумел эту взаимосвязь активировать – будет успех. Стратегию развития Львова мы прорабатывали вместе с общественностью, предпринимателями и научной средой. У нас есть Совет по конкурентоспособности. У нас развиваются новые бизнес‑кластеры.

Я не могу думать, как вы. Вы не можете думать, как я. Но мы можем думать вместе. Украинцы очень хорошо умеют спорить и отстаивать свои позиции. Беда украинцев в том, что они не умеют работать вместе.

Какие подводные камни в работе с бизнесом?

А. С.: Нужно уметь работать с предпринимателями, чтобы они не были вульгарными. Если бизнес пустить на самотек, может быть большая беда. Не все собственники интеллигентны. Есть люди, которые могут сломать любые правила общественной жизни. Можно, например, на первом этаже жилого дома сделать ресторан и убить комфортную жизнь в этом доме. Разве это правильно? И таких примеров довольно много.

Чему бизнес может научить город?

А. С.: Я очень рад, что к нам приходят западные компании, которые приносят свою культуру производства, строительства, архитектуры. Это очень важно. У нас эта культура была прервана на несколько десятилетий. Я очень горд, что мы сумели построить во Львове прекрасный аэропорт по проекту австрийского инженера Альберта Вимера. Украсили облик города и новые корпуса Католического университета, которые построены по проекту детройтской компании и немецкого архитектора Штефана Бениша. Я хочу, чтобы 300-400‑летняя архитектура имела свое продолжение в новых зданиях, которые станут архитектурными памятниками XXI столетия. Поэтому с бизнесом нужно работать. Можно с ним воевать, а можно учить и учиться. Это очень деликатный момент.

Насколько важны городу маркетинг и продвижение для узнаваемости, туристического потока и т. д.?

А. С.: Очень важны. В индустрии туризма крутится 10% всех мировых денег. Эта индустрия дает каждое 11‑е рабочее место. Мы это во Львове знаем и используем. Прошлый год был очень непростым для нашей страны. Но в 2014‑м Львов посетили 1,7 млн гостей. На майские праздники к нам приехало около 200 000 туристов. И все эти люди оставляют деньги в нашем городе.

Почему большинство других украинских городов не используют это?

А. С.: В других городах не то что это не используют – этого не понимают. А это очень быстрые деньги, которые дают много новых рабочих мест. Да, у всех есть инфраструктурные проблемы. Нет ни одного города в мире, где бы их не было. Но эти проблемы решаются. Я тоже был готов решать их, когда пошел в мэры. Мне не нравилось, когда говорили, что во Львове не может быть круглосуточного водоснабжения. Мы решили этот вопрос в 2010 году. У нас были ужасные дороги. Мы очень много отремонтировали, и продолжаем этот процесс.

То же касается и городского освещения, и транспортного сообщения. Когда есть проблема, мы не обсуждаем, почему она есть, а ищем пути решения. Нет вопросов, которые не решаются. Есть люди, которые не хотят или в силу своей некомпетентности не могут решать проблемы. Поэтому нужно искать таких людей, у которых есть потенциал. Я всегда беру на работу тех, кто сильнее и мудрее меня. Единственное, что я умею в жизни, это чуть‑чуть разбираться в людях. Мэр, как и глава крупного предприятия, должен быть стратегом.

Кроме туризма, во Львове очень хорошо развита IТ‑отрасль. Почему именно на нее вы сделали ставку?

А. С.: Исторически во Львове всегда были сильные институты и университеты, высокий уровень IT‑образования. До сих пор много айтишников переезжают сюда со всей Украины, например, из Харькова.

Вы их переманиваете?

А. С.: Мы создали им условия. К примеру, выделили участок под строительство жилья для айтишников. Это выгодно для Львова. Они обогащают его своей работой, своими идеями. Но важно сбалансированное развитие города. Не нужно выделять главное и вторичное. Важно все.

Львову удалось добиться хороших результатов и без больших реформ. Так ли важна для развития городов административная реформа? Нет ли в ней риска обратного эффекта, когда свободные в принятии решений и имеющие финансирование города будут принимать разновекторные политические решения внутри страны? А также создавать свои отдельные правила для бизнеса?

А. С.: Конкуренция имеет колоссальное значение, так как это – главный стимул для развития. Представляете, какой была бы конкуренция за производство, если бы города оставляли в своем бюджете процент от налога на прибыль? Тогда за предпринимателями ходили бы городские власти и просили разместить свое предприятие именно у них. Сегодня этого нет. Если децентрализация будет не на бумаге, а на деле, города получат ресурсы и полномочия, Украина очень быстро изменится. Города – это центры концентрации науки, бизнеса и интеллекта. Это те точки, которые могут дать очень быстрый рост. Я в этом уверен.

В. А.: Я не согласен, что в случае децентрализации страна будет развиваться хаотично. Мы получили в наследство от СССР модель хозяйственной деятельности и распределения средств сверху. Бюджет формируется, как и раньше, сверху. Но если собирать и распределять налоги на местах, с отчислением доли в центральный бюджет для содержания управленческого аппарата, то и результат будет иной.

Все финансовые вопросы регионов будут решаться непосредственно на местах. Тогда появится конкуренция за предпринимателя и конкуренция между регионами. А конкуренция – это движущая сила прогресса.

У местного общества появится понимание, куда идут средства: на улучшение инфраструктуры, медицинское обслуживание, образование в их городе.

В начале года предприниматели стали платить акциз в местные бюджеты. Есть ли уже какой‑то эффект от этого решения?

А. С.: Есть дополнительные средства, которые города получают от продажи нефтепродуктов, сигарет и алкоголя. По состоянию на 1 мая 2015 года Львов получил 50 млн гривен акцизного налога. Эти деньги мы направляем на образование, медицину, культуру, спорт. Произошли и некоторые другие изменения в формировании местных бюджетов. Но это только 5% от того, что необходимо сделать. Еще раз скажу: если страна не пойдет по пути децентрализации, она вряд ли сможет стать успешной и существовать в нынешних границах. В мире все очень быстро меняется, нужна мобильность. Необходимо сделать всех граждан участниками и союзниками строительства страны. А это возможно, когда человек чувствует ответственность и видит результат своего труда. А при централизации это невозможно.

Вопрос миграции населения очень важен для Украины. Много ли людей с востока страны переехали во Львов?

А. С.: Сюда приехало очень много зажиточных людей. Сейчас во Львове проживает 435 семей с детьми, и еще 172 человека, которые приехали одни. Все они – с востока Украины. И это только официально зарегистрированные в социальных службах. Почему они выбрали Львов? Во‑первых, у нас безопасный город. Во‑вторых, они видят, что их инвестиции дадут дополнительный доход. Поэтому люди открывают здесь свои компании и покупают жилье. У меня сегодня достаточно много предложений от бывших жителей востока, которые готовы во Львове создавать производство и дополнительные рабочие места.

В. А.: Конечно, то, что происходит на востоке, плохо для страны. Но есть один неоспоримый плюс. Сейчас, по сути, создается новое государство, строится другое общество, и его нужно правильно направлять. Если это общество экономически не заинтересовать, остальные стимулы работать не будут. Люди просто покинут страну. Львов сумел заинтересовать людей. Сюда едут беженцы, что существенно увеличивает городской бизнес‑мультипликатор.

Каким критериям должен соответствовать город, претендующий на звание европейского?

В. А.: Если начинать с европейских городов, то почти все они ориентируются в первую очередь на туристический аспект. Просто нужно найти ту особенность, которая будет притягивать людей, и научиться работать с этим. У нас под ногами громадный пласт истории, например, Киевской Руси, Триполья, казачества… И этот огромный потенциал не используется.

У меня есть знакомый русский эмигрант, который живет в Лионе. По просьбе своих французских друзей он организовал тур по Транссибирской магистрали. Они заняли целый вагон и неделю ехали. Экзотика всех ошеломила. Единственный вопрос, который задали французы: «А почему везде одинаковая еда? Борщ, вареники, пельмени…» Так и у нас в Украине: мы часто забываем, что каждый город имеет свою фишку, например, с точки зрения кулинарии, истории.

Многие называют Львов почти европейским городом. Почему «почти»?

В. А.: Я считаю, что Львов – европейский город, без всяких «почти». Ну, разве что в нем нет таких тематических андеграундных кварталов, как, например, лондонский Сохо, Ужупис в Вильнюсе. Но я думаю, что и они со временем появятся.

А. С.: Во Львове всегда активно развивался малый и средний бизнес, и никто не доминировал. Это дало возможность задействовать всех людей в развитии города. Многие успешные бизнесмены, в их числе Виталий Антонов, делают ставку на кадры. Это импонирует и мне. Некоторых людей, работающих у Виталия, я с радостью переманил бы к себе в органы местного самоуправления. Я ищу таланты для Львова по всей Украине, в том числе и в бизнес‑среде.

У нас сегодня половина персонала местного совета – молодые парни и девушки, которые проходили стажировку. Я уверен, что они будут мониторить все новое, что происходит в мире. Я, например, узнал, что Tesla Motors будет выпускать для домов новые солнечные аккумуляторы емкостью до 10 кВт·ч. Это означает конец монополий энергетических, газовых, нефтяных сетей. Это может кардинально изменить ситуацию в мире. Такие технологии нужно отслеживать и брать на вооружение.

На какие европейские города стоило бы ориентироваться украинским?

А. С.: Я бы никому не советовал быть на кого‑то похожим. Каждый город самодостаточен. Вена имеет прекрасную транспортную инфраструктуру. Мюнхен восхищает логистикой. Мне нравится, как Вроцлав сделал скачок, превратившись из маленького серого городка в современный город. Если говорить о мегаполисах, посмотрите на темпы развития Шанхая. По сравнению с ним Лондон и Нью‑Йорк кажутся маленькими. Я не был в Сингапуре, но слышал о нем только восхищенные отзывы. От каждого города нужно брать лучшее, что‑то особенное, и пробовать реализовывать это у себя.

В. А.: Я уверен, главное – это отношения между властью и обществом. У нас они далеки от идеальных. Считаю, что только общегосударственная политика, которая базируется на абсолютно иных экономических принципах, сможет дать толчок для развития регионов и городов. Среди городов сегодня нет конкуренции, в первую очередь, за интеллект. То есть за умных и талантливых людей. Все талантливые едут в Киев. Бизнес всегда тянется к концентрации капитала.

Почему так происходит?

В. А.: Потому что бюджет формируется в Киеве. Если бы он формировался снизу вверх, концентрация капитала была бы на местах. И в этом случае существовала бы конкуренция между городами – за лучшие дороги, лучший сервис, инфраструктуру, людей, достижения. Как это происходит, например, в Германии. Тот же Мюнхен, который является столицей бывшего Баварского королевства и остается одной из самых богатых земель Германии. Но с ним постоянно конкурирует Дюссельдорф. И именно в экономической гонке рождается положительный эффект.

Но в Украине местные бюджеты попрошайничают у центральной власти. А должно быть наоборот. Нужно дать регионам возможность самостоятельно зарабатывать. Тогда предприниматели останутся на местах и не поедут в Киев. Они будут понимать и знать, что если они наполняют бюджет, то местная власть будет оберегать их и учитывать их интересы. И чем больше они платят налогов, тем больше они нужны власти здесь, на месте. Поэтому власть будет бороться за предпринимателей.

Какие советы вы дали бы другим городам, которые стремятся стать европейскими?

А. С.: Начинать необходимо с дорог. Нужно сделать ставку на дороги, чтобы люди банально могли доехать до города. Совет городским мэрам или тому, кто хочет им стать: понимать, что они в первую очередь ответственны перед местной общиной, а не перед влиятельными людьми или партийными лидерами. Нужно собрать умных людей, определить общую цель и двигаться вперед. Это тяжелый труд. Я готов делиться своим опытом с людьми, которые хотят сделать свой город или село успешным. Если, конечно, у меня будет достаточно компетентности.

В. А.: То ли Гоголю, то ли Карамзину приписывают фразу: «У нас в стране две беды…», дальше вы знаете. Я согласен, что нужно начинать с дорог. Их качество – это первое, что будет говорить о нашем приближении к Европе. Второй аспект изменится, когда в Украине начнет работать в полную силу коллективный разум формирующегося сейчас гражданского общества. Каждому городу необходимо найти свою фишку. Наверняка это будет исторический, гастрономический и, конечно, ментальный аспект. И уже с учетом этих аспектов строить локальную экономическую политику.

Автор материала: Татьяна Писаная 

По материалам: Forbes.ua

Материалы по теме: