Андрей Пасишник: В «Нафтогаз» меня рекомендовал Игорь Еремеев. Но его бизнес в НАКе я никогда не лоббировал

С начала конфликта, из-за которого министр экономики Айварас Абромавичус подал в отставку, прошло почти два месяца. Тогда глава ведомства обвинил нардепа от БПП Игоря Кононенко в блокировании работы министерства...

С начала конфликта, из-за которого министр экономики Айварас Абромавичус подал в отставку, прошло почти два месяца. Тогда глава ведомства обвинил нардепа от БПП Игоря Кононенко в блокировании работы министерства и навязывании ему в заместители «своих людей». Чуть позже другой нардеп от БПП Сергей Лещенко опубликовал скриншот фрагмента переписки Абромавичуса с исполнительным директором НАК «Нафтогаз Украины» Андреем Пасишником, утверждая, что Кононенко согласовал назначение человека из НАКа заместителем министра экономики. В ответ на эти обвинения менеджер «Нафтогаза» говорил, что его просто используют в качестве «козла отпущения».

В интервью «Главкому» Пасишник рассказал, что хочет, чтобы НАБУ допросило его вместе с Абромаивчусом. Если Айварас скажет, что на него никто не давил, то конфликт можно будет считать исчерпанным. Топ-менеджер НАКа также поведал о своих отношениях с Абромавичусом до конфликта и зачем, по его мнению, глава Минэкономикиа «красиво хлопнув дверью».

Андрей, НАБУ подозревает вас в давлении на бывшего министра экономики Айвараса Абромавичуса. На каком этапе сейчас находится следствие?

С момента, когда мне вручили подозрение, по закону положено 60 дней на то, чтобы передать это дело в суд, либо закрыть его из-за отсутствия состава преступления.

Отсчет из этих 60 дней уже идет. Меня допросили в качестве подозреваемого. То же самое я уже повторил и в качестве свидетеля – никакого давления с моей стороны на Абромавичуса не было

Дальше мои адвокаты инициировали совместный допрос с Айварасом. Думаю, что он состоится на этой неделе. Решение должны принять детективы.

Я настаиваю на том, чтобы нас допросили вместе.

То есть, если не будет дальнейшего развития событий, то в ближайшие месяца полтора конфликт завершится?

Думаю, в ближайший месяц, если Айварас при совместном допросе скажет, что никто на него не давил. Нет никакого состава преступления.

Если на него никто не давил, то зачем же он тогда заявлял о давлении, да еще и уволился?

Я думаю, что это была спланированная со стороны Айвараса акция. Он до этого писал мне, что не уверен, будет ли в Кабмине еще через неделю. Пошли слухи, что на его место рассматривают кандидатуру первого замглавы Администрации президента Виталия Ковальчука.

Айварас, понимая, что его уже не будет, решил уйти, громко хлопнув дверью.

Зачем ему привлекать к себе внимание?

Он себя защитил. Не было бы этой ситуации, то на заседании Верховной Рады согласовали бы новый формат Кабмина, вошел бы Ковальчук. Об Айварасе все бы забыли.

А тут он фактически заработал себе политические баллы. Красиво обвинил в коррупции, как сейчас это все любят. Он получил политический бонус и перспективу дальше развивать свою карьеру.

Политическая карьера – это только ваше предположение. Он ведь не делал каких-то заявлений, относительно своего будущего в политике.

Это пока. Мы же видим, что ситуация в государстве движется в сторону перевыборов.

По-вашему получается, что Абромавичус подставил людей ради политической карьеры?

Думаю, да. Если бы у него были реальные претензии, что на него кто-то давит, он должен был, как минимум, с главами фракции, тем же Игорем Кононенко, Юрием Луценко, пойти к Петру Порошенко и сказать: «На меня давят, я так работать не буду».

Но он сначала дал брифинг, а потом начал думать.

Вы неоднократно отмечали, что до конфликта с Абромавичусом были в приятельских отношениях. После переписки, которую опубликовал нардеп Сергей Лещенко, в это слабо верится.

Лещенко опубликовал лишь часть переписки. Я предоставил НАБУ полный вариант. Там полностью подтверждается факт наших приятельских отношений. Мы общались не только по работе.

Начались отношения фактически год назад, когда была попытка вывести меня из состава Аукционного комитета по продаже нефти. Мы вошли в серьезный конфликт с группой «Приват», отменив им скидку 15% на покупку нефти.

«Приват» выставил ультиматум министру энергетики Владимиру Демчишину, что они будут покупать нефть исключительно в обмен на то, чтобы меня исключать из комитета. Демчишин согласился. Но Абромавичус за меня вступился. Он тогда сказал: «Я Андрея не отдам».

Фактически с того момента у нас сложились реально дружеские отношения. Я его приглашал на день рождение. Чужой бы человек не пришел.

Если вы были приятелями, то и конфликт можно было разрешить по-приятельски. Почему вы не пытались решить эту проблему лично с Абромавичусом?

Я не имею права с ним разговаривать. Мне через суд запрещено с ним общаться. Чтобы я на него не повлиял.

Исходя из того, что опубликовал Лещенко, получается такая картина: вы сначала договорились о своем назначении с людьми президента. А Абромавичуса просто поставили перед фактом. Если вы были приятелями, то почему сначала не спросили у министра, не хочет ли он вас взять своим замом?

Опять же, Сергей Лещенко опубликовал лишь маленький отрывок нашего разговора. Я решил присоединиться к команде Абромавичуса, когда узнал, что его заместитель Руслан Корж подал в отставку. На следующий день я обратился к Айварасу. После чего он ответил, что эта вакансия отдана по договоренности с СНБО исключительно под «оборонку». То есть, он четко дал понять, что это за вакансия.

Если вакансия под «оборонку», к которой вы не имеет отношения, почему вы продолжили настаивать на своем трудоустройстве?

В прессе на тот момент уже прошла информация о том, что будет сформирован новый состав Кабмина. На пост министра экономки пророчили Виталия Ковальчука. Я точно знал, что с командой президента было согласовано разделение должности его заместителя на две: отдельно под оборону и под госпредприятия.

Меня интересовала позиция зама, который отвечает за госпредприятия. В НАК «Нафтогаз Украина» я получил хороший опят внедрения реформ, в частности создание независимого наблюдательного совета и уход от полного влияния министерства. Эти реформы я планировал экстраполировать на другие государственные активы.

Когда выяснилась, что будет еще одна вакансия на замминитсра, вы обращались повторно к Абромавичусу?

Конечно. Он мне написал, что мало меня знает. Его ответ звучал так: таких быстрых решений я принимаю, так как у меня более структурированный подход. Айварас дал понять, что у него есть и другие кандидаты на эту позицию. Я ответил, что по этой причине и хочу передать биографию и все документы, а там, будет, как будет.

Ключевое в этой переписке – я не настаиваю. Кто там настаивал и давил – я не знаю.

В переписке упоминался народный депутат от БПП и близкий друг президента Игорь Кононенко. Лещенко уверял, что он вас проталкивал на должность замминстра.

Я с Игорем Кононенко не общаюсь. Но общаюсь с близкими к нему и Кабмину людьми.

Зачем обсуждать свое назначение в министерство с кем-то кроме самого министра?

У нас все министры – это политические должности. Их назначают по квотам партий, которые входят в коалицию. Сам Абромавичус был назначен по квоте Блока Петра Порошенко. Логично предположить, что назначения заместителей министров, которые также являются политическими должностями, также обсуждаются политическими фракциями.

Что касается Кабмина, то тут важно понимать, что решение о назначении замов принимает не сам министр. Их утверждает премьер.

Вы говорили о политических мотивах министра. Но ведь у вас тоже могут быть свои интересы. Например, Сергей Лещенко связывал вас с депутатской группой «Воля народа».

Не буду отрицать, я близок к этой группе, так как работал помощником покойного Игоря Еремеева (Еремеев входил в «Волю народа» – «Главком»). Я с этими людьми работал, знаю их и общаюсь. Но бизнес-интересов их не представляю.

А по чьей рекомендации вы попали в «Нафтогаз»?

Для ответа на этот вопрос необходимо вернуться в февраль-март 2014, когда после бегства властной команды, в стране царил хаос. «Нафтогаз» также требовал немедленной замены руководителя. Яценюк с Турчиновым обратились к Игорю Еремееву и попросили его, учитывая его многолетний опыт на рынке нефти, подобрать главу «Нефтегаза».

В тот момент и появился Андрей Коболев, которого назначили по рекомендации Игоря Еремеева. Через полгода, в июле 2014 Еремеев попросил меня помочь Андрею с текущей деятельностью компании, так как в силу сумасшедшей нагрузки и газовой войны с россиянами, у Коболева физически не хватало времени на операционную деятельность.

После долгих раздумываний, я принял это предложение, пришел в «Нафтогаз» исполнительным директором и взял на себя основной груз текущей работы: управление персоналом, безопасность, нефтянку, корпоративные права, международные проекты, делопроизводство, МТР и другое.

И вы никогда не лоббировали интересов компаний Еремеева – «Континиум» и WOG?

А каким образом я могу лоббировать интересы WOG, работая в «Нафтогазе»? Тендеров мы не проводим.

И вы никогда не пытались лоббировать интересы акционеров «Континиума» в «дочке» НАКа – «Укргаздобыче»?

Нет. А каким образом?

Например, не дать разорвать отношения «Укргаздобычи» с Банком инвестиций и сбережений, который контролируют акционеры «Континиума»?

Наоборот, я был одним из сторонников перевода счетов «Укргаздобычи» из БИСа в государственный банк. Это была моя инициатива. Спасибо Минэкономики, что поддержали. Это правильно. Ведь частные банки сегодня есть, а завтра нет.

Как только началось расследования относительно возможного давления на министра экономики, вы тут же ушли в отпуск, а потом и вовсе покинули Украину. Выглядит так, будто вы пытались избежать общения со следствием.

Я никогда не пытался скрыться от следствия.

В начале марта, когда началась эта история с расследованием, меня позвал к себе глава правления НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев. Сказал, что отстранить меня не может, поэтому настоятельно рекомендовал уйти в отпуск.

Я согласился. Написал 2 марта заявление на отпуск, 3 марта – подписали приказ.

Вечером 4 марта в What’s up мне написал детектив: «Вы не могли бы к нам прийти во вторник в 12 часов»? Я поинтересовался, надолго ли? Детектив ответил, что максимум, на час. Но я не думал, что это будет допрос. В этот же период я пытался найти рейсы на Египет.

Мне нашли билет на 7 марта, и я перед отлетом поставил в известность детектива, где я буду. Помощнику дал задние отбить телеграмму, с таким же текстом, что я отбываю в законный отпуск и буду за пределами государства и по возвращении я буду доступен для следствия.

Как только я прилетел в Египет, зашел в номер, мне посыпались сообщения НАБУ о подозрении… Я начал искать рейсы, но улететь из Египта было нереально. Я смог вылететь только на второй день и то с пересадками.

Но когда вы улетали, следствие ведь уже шло. Вы же могли предположить, что вас вызовут на допрос.

Каким образом? Я не нарушал законов, даже не знал, что мне могут что-то инкриминировать.

Почему вы решили перейти из «Нафтогаза» на должность замминистра? Чем вас место в НАКе не устраивало?

Попасть в заместители не было главной целью.

По корпоративной реформе, которая проходит в НАКе, должно пройти выделение из НАКа «Укрнафты» и «Укртранснафта». Фактически компании должны перейти через некоторое время в государственный холдинг, который будет создан при Министерстве экономики.

Я хотел попасть в этот холдинг и курировать те же предприятия, которые я курировал в «Нафтогазе». Учитывая мой опыт реализации корпоративной реформы в НАКе, я был бы полезен в холдинге и в министерстве на любых позициях, которые были связаны с корпоративной реформой госпредприятий.

Вы по-прежнему хотите попасть госхолдинг, который будет создан при Минэкономики?

Да. Почему бы и нет? Если в ходе разделения «Нафтогаза» от НАКа фактически останется только трейдинговая структура, то там достаточно людей, которые занимаются трейдингом газа. Это не мой функционал.

«Укрнафта» и «Укртранснафта» полностью уходят из НАКа и переходят в холдинг при Министерстве экономики. И для меня было бы логично работать именно там.

Вы видите себя главой этого холдинга?

Я себя вижу заместителем главы, который будет курировать те компании, которые перейдут от «Нафтогаза». У меня есть опыт работы с ними.

На следующей неделе должно состояться заседание наблюдательного совета «Укрнафты». Один из вопросов повестки дня – санация компании. По вашему мнению, это может помочь компании решить проблему с долгами?

Санация – это та же процедура банкротства, только с некоторыми особенностями. При санации не вводятся независимые арбитражные управляющие. А вся процедура такого же банкротства осуществляется менеджментом компании.

Я не думаю, что при таком подходе будет эффект. Но основная суть и банкротства и санации – это то, что в момент их введения вводится мораторий на удовлетворение требований всех кредиторов. То есть, если на год будет введена санация, то, фактически они получают полное юридическое право не платить долги в течение года никому.

Каковы на сегодня долги «Укрнафты»?

Фактически, можно говорить о долге в 12 млрд грн. Плюс еще Минекономики насчитало пеню за несвоевременную уплату дивидендов в 1,6 млрд. Поэтому долг доходит до 13,6 млрд грн.

Перед «Укрнафтой» также накопились миллиардные долги. Что вы делаете, «выбить» деньги из должников?

На заседании наблюдательного совета должны озвучить планы по тому, как будут взыскивать эту задолженность. Мы неоднократно направляли предложения главе правления «Укрнафты» Марку Роллинсу. Но ответа не получили.

Вы не раз говорили, что не можете найти общий язык с Роллинсом. Что делаете, чтобы изменить ситуацию? Нового человека не может поставить?

Во-первых, контракт не позволяет. Во-вторых, есть надежда на то, что новая команда, которая пришла в правление компании, сможет открыть Роллинсу глаза. Есть подозрение, что раньше он был сильно подвержен влиянию менеджеров из группы «Приват».

Автор материала: Наталия Литвинова, Виталий Ермаков

По материалам: Glavcom.ua

Материалы по теме: