Андрей Левус. Что нужно Украине вместо следующего Майдана

Народный депутат от “Народного фронта” Андрей Левус о том, почему именно сейчас нужно объединиться патриотическим партиям Верховной Рады и согласовать законодательный план вместо очередного Майдана Приветствую Вас, во-первых, с...

Народный депутат от “Народного фронта” Андрей Левус о том, почему именно сейчас нужно объединиться патриотическим партиям Верховной Рады и согласовать законодательный план вместо очередного Майдана

Приветствую Вас, во-первых, с Днем Соборности – большим украинским праздником, который я помню еще с первых времен его проведения, когда большая цепь объединила жителей Западной и Восточной Украины. Когда мои однокурсники ехали тогда в Львов, становились в эту большую цепь, держа друг друга за руки. Кто был в Киеве, кто в Новоград-Волынском. Вся трасса Киев–Львов была заполнена людьми, которые демонстрировали стремление к единству страны украинцев разных взглядов, из разных городов и сел ради построения единой, сильной европейской Украины.

Вот так борьба за это построение единой и сильной европейской Украины продолжалась, а на самом деле продолжается до сих пор. Так это или нет, мы будем говорить сегодня с человеком, который, безусловно, имеет доступ к информации, позволяющей делать правильные выводы в вопросах, которые мы поставили в начале программы. Андрей Левус – наш гость.

Вы сегодня организуете мероприятие, появилось очень много билбордов в Киеве с надписью организации, которую ты возглавляешь, называется «Вільні люди». Она возникла еще до Майдана, потом себя проявляла в участии в Самообороне Майдана. Будет проходить конференция. Я сразу скептически буду относиться даже к тем лозунгам, которые на ваших билбордах появились. Хотя очевидно и понятно, что это День Соборности, но вы призываете людей к единству. И это выглядит немножко странно. К единству кого? Хороших и плохих? Людей разных партий? Кто вообще должен быть единым?

Прежде всего этот месседж звучит для политиков, обращен к парламентским политическим силам, которые называют себя патриотическими. Под лозунгами борьбы за независимость, под лозунгами борьбы против агрессора в парламент прошло как минимум 5 политических сил, которые считают себя патриотическими. И мы видим продолжение истории, которая как карма нависла над украинской нацией, что во время наибольших угроз начинается снова раздор, междоусобица, которой очень умело пользуется агрессор. Агрессор у нас тот же, с востока, который не меняется в течение тысячелетней истории.

А может, это обычная политическая жизнь, все же политические партии имеют разных лидеров, разные взгляды?

Конечно, мы не отрицаем право на партийные интересы, на то, что люди с разной идеологией имеют свое видение Украины и на эту тему спорят. Но эти споры уже становятся угрозой для самого фундамента, основ украинского государства во время войны, когда у нас идут боевые действия.

Вот сейчас после Рождества, например, идет серьезное обострение на восточном фронте. Мы видим невыгодные для Украины тенденции: в международной политике и в Европе проходят, скажем так, пророссийские или партии, которые не совсем поддерживают Украину в нашем стремлении к независимости от России. И в это самое время видим разгул популизма, так как, с одной стороны, власть все больше закрывается от народа, все больше идет на определенный сговор с теми людьми, с которыми мы боролись 3 года вместе с Вами рядом на Майдане. То есть количество бывших регионалов во власти растет, видим, как процветают их схемы.

С другой стороны, мы видим популистские стремления за один день взять и разнести, как говорится, существующую власть, провозглашают Майдан-3, -4, -5,-6 и т.д. И все эти тенденции уже начинают накаляться. А что самое интересное, что антиукраинские силы и телеканалы, которые на самом деле являются ничем иным, как рупором реванша, рупором Кремля, подкидывают дров в этот конфликт. Мы видим, как мастерски использует это тот самый Онищенко, который выдает какую-то скрытую информацию и т.д. И все это в этом плане выглядит, что на фоне этой междоусобной борьбы открываются двери для реванша.

Мы видели такую попытку осенью 2016 года. Сейчас видим, что в преддверии годовщины 20 февраля вновь начинает расти температура. И для нас важно собрать людей, которые мыслят на шаг, на несколько этажей выше, чем партийная логика. И сказать этим патриотическим партиям, как у нас их называют, и патриотической коалиции, в которую я вхожу в том числе и Вы входите, давайте остановитесь, определим некий ряд приоритетных вопросов, которые необходимы Украине, ради которых и погибли ребята на Институтской, в Мариинском парке, ради которых гибнут на фронте.

То есть это и наш выбор в сторону свободного мира, это какие-то коренные реформы, ради которых мы и вышли на Майдан, потому что стремились к справедливости. Это вещи, которые показывают, что мы можем быть успешной, свободной страной, что есть конкретные инициативы.

Остановимся на некоторое время в выяснении отношений, остановим разговоры о Майдане-3, -4, -5 и т.д., притормозим эти партийные интересы для того, чтобы по крайней мере дать украинцам шанс и надежду, что все, что происходило последние три года – от первого погибшего Нигояна до последних дней, когда также там на Светлодарской дуге погибли ребята, – не напрасно.

Ну здесь, чтобы дать свет и надежду украинцам, нужно, чтобы политические силы наши и наших союзников и другие, которые при власти, осознали этот уровень ответственности. Потому что люди выходят на Майдан не тогда, когда кто-то захочет – то ли радикал, то ли кто-то другой, а когда действительно есть угроза независимости.

Сейчас можно трижды кричать: «На Майдан!», все равно Майдана не произойдет, потому что такой угрозы независимости нет. Но точно так же эта угроза может возникнуть и от бездействия политических сил, которые при власти и которые не пользуются шансом изменить олигархическую систему, которая осталась после Майдана. Изменить собственное отношение, но, возможно, они не могут этого изменить, может, еще ситуация не созрела.

Я согласен с тем углом зрения, о котором Вы говорите. Но кто-то должен сказать: «Опомнитесь!» И собственно, эта инициатива где-то и возникла из заявления моральных авторитетов, которые там собраны в инициативной группе «1 декабря», которые перед Новым годом еще выдали такое заявление как раз к патриотическим политикам: опомнитесь, потому что выяснение отношений – у кого больше рейтинг, кто будет следующим президентом и т.д. – разваливают сам фундамент государства.

Мы видим, что Россия уже скована в определенной степени реакцией международного сообщества. И мы понимаем, что прямой агрессии – такой, как мы видели 2,5 года назад, уже не будет активной. Что главная ставка, которую делает Россия, это развал ситуации в Украине изнутри.

И она очень умело играет на тех политических противоречиях, противоречиях различных олигархических сил, кланов, которые, к сожалению, мы не добили действительно до конца. И для того чтобы показать всему миру, что это несуществующая страна, что это фейлдстейт. И на фоне изменения международной ситуации, на фоне смены власти в Соединенных Штатах, в европейских странах эта операция может быть успешной, когда весь мир махнет рукой, когда будет вечно заблокированный Парламент, вечные какие-то непонятные протесты, проплаченные протесты, как мы видели это в ноябре.

Но эта картинка всегда будет на CNN, Euronews, которые скажут: сами разбирайтесь в своем государстве. И это приведет к тому, что уже санкционно давить на Россию будет невозможно. И уже ряд европейских стран об этом говорят, и Трамп об этом говорит, что возможен пересмотр политики потенциальной в отношении России.

Я точно знаю, что еще год-два существования украинского государства, фактически каждый из тех годов является гвоздем в гроб российской империи. Потому что по сути выглядит так, что, сделав А, Россия не может сделать Б. И российские запасы, золотовалютный запас, они уже начали тратить Фонд национального благосостояния. Они падают, растут расходы на внешнюю агрессию, на специальные информационные операции. Они не могут выдержать этого давления.

И поэтому противоречия накануне нового политического сезона, как у нас это принято говорить, являются сейчас опасными. Особенно будут обыгрывать дату 20 февраля. К сожалению, будут спекулировать на ней политические силы, которые, возможно, и есть патриотическими в своей риторике, но которые не были такими активными во время того самого Майдана.

Уже формируется определенное мнение, что 20 февраля мы придем, вынесем всю власть, сделаем здесь разруху, хаос, и будет новый этап революции и т.д. Именно этого ожидает наш заклятый «друг» Россия. Я думаю, что основное мероприятие мы будем проводить 20 февраля, куда будет приглашен и президент Украины, и представители «Народного фронта», все парламентские фракции, которые первично объединились в коалицию «Европейский выбор» сразу после выборов. Для того чтобы с одним простым вопросом: определить 5-7-10 приоритетов, которые необходимы государству, которые ожидает от нас свободный мир, которые ожидают украинцы, конкретных законопроектов.

И по крайней мере выполним это домашнее задание, которое мы брали перед украинцами и перед свободным миром. И этот день станет не днем агрессии, не днем какой-то мести какого-то внутреннего комплекса, который специально разогревается сейчас. Мы видим, что подогревается российскими или пророссийскими телеканалами и медиа. Телеканалами Захарченко, телеканалами Клименко, телеканалами Азарова, Мураева и т.д. Эти люди, которые против нас стояли, почему-то больше всего раздувают тему Майдана-3. Это также является большим вопросом.

Для них это шанс реванша, который возможно осуществить руками проплаченных псевдопатриотов.

Абсолютно точно. И мы хотим остановить этот процесс. И этот день сделать днем единства ради победы. Это наш главный слоган, где эти моральные авторитеты, реальные герои АТО, реальные герои революции будут присутствовать на подписании, как мы считаем, необходимого документа – пакта между патриотическими силами.

Туда не приглашаем «Оппозиционный блок» – это не Универсал национального единства имени Ющенко. Мы говорим именно о «Самопомочи», «Батькивщине», Блоке Петра Порошенко, «Народном фронте» и Радикальной партии. Давайте, сядьте вы, математически и политически достаточное большинство, пропишем определенные правила игры на короткий период.

Вы понимаете, что это иллюзия, что именно эти политические силы, так как Вы их назвали, сядут и это сделают?

Я Вам говорю, что это также будет лакмусовой бумажкой. Очень легко себя называть патриотом, очень легко говорить какие-то патриотические, пафосные популистские вещи с трибуны, призывать к бунту, к новой революции, кричать на каждом углу: «Слава Украине!».

Но очень сложно быть государственником, который свои партийные амбиции, по крайней мере на несколько месяцев мы просим, утоляет, думает не о рейтингах, а подписывается под документом, где будет хотя бы 10 законопроектов. И мы говорим: во время обсуждения этих важных документов мы не будем предпринимать каких-либо недозволенных приемов политической борьбы, не будем лить воду на мельницу – пропаганду Кремля о том, что Украина несуществующая страна, которая является без перспективной.

Я думаю, что это реальный шанс, и это является лакмусовой бумажкой, кто придет на этот круглый стол, кто поставит подпись. И главное – мы создаем некий постоянно действующий орган, в который будут входить люди из инициативы «1 декабря», и волонтеры, ветераны и общественные активисты, которые будут под микроскопом смотреть. И каждая политическая сила, которая поставит подпись, будет выполнять свое обязательство во время реализации этого плана.

Мы будем точно знать, кто из них себя называет патриотом, а кто может поступиться партийными амбициями и, соответственно, дальше реализовывает эту программу. Условно, кто-то поставит подпись и не проголосует – это означает, что он обманул не только в этот святой день избирателя своего, а просто обманул и конкретных людей, которые за это голосовали.

Андрей, я хочу немножко сменить тему и поговорить о Вас, для того чтобы нашим зрителям было понятно, с кем вообще они сейчас разговаривают. Потому что Вы как-то так возникли во время Майдана, для многих людей незнакомая политическая фигура.

Возглавили Службу безопасности Украины, стали депутатом. На Майдане Вас называли заместителем Андрея Парубия, хотя я понимаю, что Вы были руководителем комендатуры Самообороны Майдана – это называется именно так. Вот откуда вообще, как Вы туда приехали, откуда взялись эти люди, откуда взялась Самооборона? Это был хаотичное или все же организованное движение?

Знаете, каждая революция действительно наступает во время определенного исторического момента. Социально-политическая атмосфера этому способствует. И есть такой дух в сердцах, что я не могу говорить что революция является полностью организованным каким-то процессом. Но вместе с тем, например, свою общественную деятельность я еще начал, видимо, в школе, а возможно, и до школы. Мой покойный отец почему-то в определенные дни брал меня с собой (он родом из с. Головецко Сколевского района). В один день мы приезжали, он брал меня на плечи и нес там на определенную гору, там приходили также какие-то единичные люди – то еще было в 1980-х годах, я еще был совсем маленький.

Какой-то крест, люди ставят свечку, крестятся, молятся и так тихонько расходятся. Потом в какой-то момент в 1990 году, когда уже я немножко подрос, мы туда же приехали, и я уже сам туда поднялся. А это оказалась гора Маковка, где много автобусов, много сине-желтой символики. И я понял, что отец в это время понемногу культивировал у меня то, что сейчас можно назвать украинским патриотизмом.

Фактически на горе Маковке Украинские Сечевые Стрельцы впервые за 300 лет истории с оружием выступили против российской империи и победили. Так я попал в Союз украинской молодежи еще будучи в школе и, соответственно, уже этой общественно-политической жизнью занимаюсь и до сих пор. Поэтому должен сказать, что эти молодежные воспитательные организации, такие как Союз украинской молодежи, ПЛАСТ, Молодежный националистический конгресс, сыграли огромную роль во время Оранжевой революции.

В то время я тоже активно участвовал в «Поре» и потом в штабе Ющенко и т.д. Были сформированы, воспитаны тысячи, сотни людей, которые прошли обучение в молодежных лагерях, которые между собой связаны одной идеологией, которые имеют необходимый опыт выживания, опыт военного уклада.

Сейчас после рекламы, между прочим, президента Петра Порошенко многие начал снова перечитывать «Воспоминания» Павла Скоропадского, которые издательство «Наш формат» выдало. И Скоропадский как раз там и пишет, что украинская нация, что бы не происходило, она все равно выживет и будет существовать. И это какая-то такая история, которую не понимают, например, россияне или многие другие люди, которые не видят украинцев самостоятельным государством.

И вот сейчас хватает критической массы этих молодых людей, потому что сейчас мы все-таки опять критический период переживаем. Может быть разочарование, может быть реванш, может быть все, что угодно. Или все же Украина состоялась?

Я думаю, что смотря даже по составу людей, которые работают в министерствах и ведомствах, сколько людей с такой подготовкой мировоззренческой и практической прошло в Парламент, в отличие от Оранжевой революции, во время Революции Достоинства таких людей достаточно и во властном секторе, и в общественном секторе, и в журналистике, которые, скажем, уже имеют эту основу мировоззрения.

Если в 2005 году мы были еще слишком неопытными и не знали, как это все происходит, и нас использовали фактически. Как использовали? Мы сами себе выбрали такую роль более активной наступательной силы, какой была «Пора» или «Чистая Украина», то во время Революции Достоинства все-таки получилось, что эти люди стали основой также и власти. Если даже смотреть на Андрея Парубия – он основатель организации украинской молодежи «Спадщина», также воспитательной организации, сейчас он глава Верховной Рады Украины. И таких примеров там, может меньшего уровня, меньшего калибра, достаточно.

Если этих людей стало так много, почему эта последняя революция не стала антиолигархической революцией? Вот мы вчера буквально обсуждали новый закон о языках, который подали. Есть несколько проектов. Опять будет такое тяжелое, но полезное и нужное обсуждение. И мне кажется, что достаточно принять один закон. И лишь четыре крупных медиа-группы, если они займут патриотическую позицию, которые контролируют 80 процентов эфирного пространства украинского, например, и будут делать программу исключительно на русском языке, то, я думаю, украинизация плавно и успешно у нас пройдет буквально за несколько месяцев. Но они же эту позицию не занимают. По крайней мере, не все, но большинство из них.

Какая-то причина для этого существует. И почему мы не избавились от этих причин после Революции Достоинства? Те же люди, которые были на Майдане, смело себя вели. Нынешние министры, руководители государства не боялись, и вдруг где-то они остановились и снова фактически стали союзниками с этой олигархической машиной.

Есть две причины. Первую причину я считаю объективной, я могу по себе судить. Буквально я стал заместителем председателя Службы безопасности после Майдана, и первое, с чем я столкнулся, это, конечно, очистка Службы безопасности. Очень много офицеров ФСБ, очень много агентуры. А вторая – это аннексия Крыма.

Фактически все мое внимание, а шел я туда ради другого, я шел туда чистить этот российский оккупационный спрут, который оккупировал украинскую экономику, культуру, информационное пространство. Но начала гореть хата, просто пожар, аннексия, потом Донбасс – и все мое внимание, конечно, было переключено на самую болезненную проблему. И так каждый из патриотических, скажем, молодых элементов, которые зашли во власть, конечно, что в час Х, когда можно было быстро сделать все это, начали давать ответ на более спешную проблему. А это война.

И в этом ответе тоже надо было иметь союзников, даже тех, кого в мирных условиях ты бы союзниками никогда не видел.

Да. Я сам общался с владельцами, в том числе и медиа, где мы и просили, и не только просили, но и говорили, что не подыгрывайте во время «Русской весны», не разжигайте . То есть надо было находить диалог, компромисс, потому что это уже происходило.

Помню, я дежурил, и у меня в одну ночь было захвачено 8 областных администраций по юго-востоку Украины. И конечно, что в этой градации важности программ, приоритетов у меня был приоритет защитить территориальную целостность и сами границы Украины и украинских людей. А уже второй – очистка, реформирование и так далее.

Получается, что мы не смогли эффективно после революции изменить систему в стране из-за того, что началась фактически агрессия, которая заблокировала этот процесс.

Я думаю, что это был один из планов. Я всегда это утверждаю, что настоящая задача Путина – это не наступательная война. Это оборонительная война, потому что успешное свободное новое государство Украина, которая имеет родственные, экономические, иные семейные связи с Россией, – это является большим вызовом перед этим империалистическо-тоталитарным монстром, которым является Россия, и мы действительно слишком похожи. И Путин очень боится, что здесь сбоку будет европейская страна с нормальными правилами, где не будет диктатуры олигархов. И это все же будет передаваться, хоть какой бы он там заслон не выстроил. Будет передаваться туда в Россию, и россияне будут думать: «Так и мы можем жить по-человечески».

И поэтому аннексия Крыма с точки зрения военной или геополитической является бессмысленным актом. Это является актом оборонительной войны Путина против украинской революции. И фактически эти трещинки, которые он сделал, – как в стекле, вы знаете там как попадает камушек в лобовое стекло, есть трещинки. Для него трещинки важнее, чем сами эти территории. Поэтому что такое Донбасс? Это территория, которая не имеет какого-то особого экономического внимания. А трещинки, которые перегружают нашу экономику, которые отвлекают внимание, которые раскалывают общество, намного важнее.

Это просто мы выходим из той темной комнаты «совка», и он в последний момент нас хватает за ногу и затаскивает обратно. Вместо того, чтобы мы уже эти три года двигались вперед, потому что наше внимание в то время было переключено на реальную борьбу, а не популистскую с коррупцией, на борьбу с российской агентурой, на то, чтобы очистить украинское культурное информационное пространство от их воздействий. Но вместо того, чтобы этим заняться, и этим занимаемся одной рукой, а другой мы отбиваемся от него, чтобы он отпустил из этой темной комнаты «совка».

Я думаю, что это оборонительная война Путина. И именно для того сделана. Потому что он понимает, мы же видим бюджетные затраты. Мы видим проблемы. Мы видим то, что сколько наших активных ребят, а это десятки тысяч людей, вместо того чтобы идти реализовывать дело Майдана внутри Украины, вынуждены были в первые дни прямо с Майдана – вот 14 марта как раз Верховная Рада недавно приняла этот законопроект и из моего авторства в том числе – 14 марта ребята, которые были в сотнях Самообороны, выстроились и поехали в Новые Петровцы, а потом сразу на фронт.

А если бы не было этой прямой агрессии, что бы делали? Ехали бы в каждый свой город, село и зачищали бы там всю эту олигархическую путократическую власть, все эти семьи, которые там сохранились, и тому подобное. Мы бы были другим движением. Тому есть и объективная причина. А сейчас, конечно, уже время прошло. Активные ушли на фронт сберечь страну. А те, кто остался в тылу, а так часто это бывает, нашли экономическое, скажем так, взаимопонимание с остатками прежней власти, с олигархами, и пока ребята там гибли, пока наше внимание было приковано к пожару, как мы это называем, тут выстраивались новые взаимоотношения.

И вторая субъективная проблема, – это поколение, воспитанное до Майдана этими патриотическими организациями. Во время Майдана это вообще всплески волонтерства, потому что волонтерство зародилось на Майдане. Слово «доброволец» зародилось на Майдане. Я хочу напомнить, что даже первый приказ по Самообороне означал, что это добровольцы Самообороны Майдана.

То есть оно еще тогда, в январе, было так и узаконено как обращение друг к другу. Мы не сконцентрированы в какое-то единое общественное движение. То есть всегда, даже есть такая шутка между молодыми патриотами, молодыми националистами, что всегда нас используют как тех, кто подает патроны, скажем, старшим товарищам. А эти старшие товарищи не изменились.

Политические игроки, первые фигуры политических партий парламентских, они были и до Майдана. То есть это надо исправлять, и мы также работаем как организация «Вільні люди» в этом процессе. Чтобы объединять тех людей, которые могут выставить рано или поздно свой политический субъект. И быть тем реальным двигателем прогресса, и реальным двигателем перемен, и реальным врагом олигархической системы, что мы и делаем.

Насколько вообще украинские центральные органы, Служба безопасности Украины контролируют те процессы, которые происходят на востоке Украины, в восточных регионах? Какая ситуация сейчас в Харькове? Не секрет, что то, что начало происходить в Донецке и Луганске, оно же готовилось, оно же не возникло на пустом месте. Существует ли такая опасность сейчас? Тем более на фоне этого разочарования, этой вражеской пропаганды, очень многих других воздействий. Эти же воздействия не будут уменьшаться, как я себе понимаю, и может быть сейчас такой взрыв или нет?

На фоне сложной социально-экономической ситуации и на фоне того, что враг стал в стократ мудрее, я думаю, что угроза определенная есть. Во-первых, по линии Медведчука фактически сейчас создаются псевдотерриториальные общины в каждой области Украины.

В каждой областной раде созданы межфракционные объединения за особый экономический, к примеру, статус Харьковщины, Запорожья, и даже я видел на Львовщине такие попытки сделать. Фактически на полную катушку действуют телеканалы людей, которые у нас есть в уголовном розыске. Это и NewsOne, это 112-й канал, газета «Вести», сайт strana.ua и так далее, которые являются рупором этого всего негатива. В то же время мы не видим активной агрессивной реакции Службы безопасности.

А почему?

Я думаю, что кто-то в Администрации президента вкладывает в уши гаранту определенную иллюзию, что все эти князьки-феодалы, мы будем говорить по фамилиям, потому что так я привык жить. Берем Одесскую область. Есть Киссе, есть Бессарабия, он – один из лидеров партии «Наш край», которая курируется Администрацией президента. И вливает в уши. Вот он действительно имеет влияние на эту территорию.

Давайте мы ему отдадим как вотчину, где он будет заниматься централизацией общин, где мы ему дадим этот бренд «Наш край», где мы ему дадим вертикаль РГА (Рынок государственной администрации), а он будет работать, помогать гаранту, соответственно, в политических процессах. Но это большая иллюзия.

То есть это желание президента, по сути, дальше консолидировать, монополизировать власть любой ценой?

Да.

Но это и опасность для него в первую очередь. Потому что эти люди точно не являются его симпатиками или сторонниками, а тем более Россия, которая их поддерживает.

Они являются конъюнктурниками. Для них главными являются прежде всего деньги. Во-вторых, они все помечены. Берем Сумскую область – Деркач, Молоток и так далее. Эти феодалы, которые забежали под крышу, скажем, этой партии «Наш край», других – «Воля народа», подобных псевдогруп, которые курируются Администрацией президента. Возможно, в тактических задачах они помогают. В таких, как голосование за бюджет, голосование за президентские законопроекты, решение рейтинговых вопросов президента.

Но в час Х, а этот час Х приближается, потому что тяжелая социально экономическая ситуация, повышение политической температуры, о чем мы говорили в начале программы, то, что Россия действительно стремится изнутри нас развалить, на это направляет внимание. В это время Х эти люди переметнутся, снова повытягивают из подвалов флаги «бессарабской народной республики», как это мы уже проходили в апреле-мае 2014 года, потому что там они реально ее создавали. И эти феодалы фактически раздробят эту страну. И поэтому важно понимать это, что и Служба безопасности как военный орган, который подчиняется непосредственно главнокомандующему, где-то связана по рукам. Я общаюсь с личным составом, с офицерами, которые говорят: «Ну как? Мы же этого человека недавно сажали в тюрьму, а сейчас он спокойно заходит в Администрацию президента».

Сажали в тюрьму реально за сепаратистские действия. И это беспокойство на уровне среднего звена есть, и понимание на уровне руководства есть. Вопрос в том, чтобы путем медиа, путем прямого действия, чем часто занимаются «Вільні люди», доносить, что это является проблемой.

Я хочу сказать, что по статистике за прошедший год активистами «Вільних людей» сорвано около 60 региональных форумов, которые имели фактически сепаратистский толк. Хорошо замаскированный. Они говорят сейчас не о какой-то отдельной республике, а о более широких экономических, культурных более широких правах, о каких-то особенностях самоуправления и прочее. Но вся эта сеть действует и часто под покровительством именно этих вот феодалов, которых я называл. А эти все феодалы выстроены в пирамидку, где стоят крупные олигархи. И эти крупные олигархи, которые владеют медиа, обладают большими политическими силами, и это большая опасность.

Каков шанс такую систему изменить? Это вообще возможно?

Я думаю, что это возможно, когда, во-первых, очень активно освещать каждый такой элемент. И второе, когда будет создана широкая гражданская платформа, к чему мы стремимся, в которой будет интегрированы и моральные авторитеты, и ветераны, и волонтеры и активисты, которая может стать контролирующей. Таким корпусом стражей, стражей революции, которая будет фактически прожектором просвечивать каждую эту проблематику. И почему мы запустили борды, хотя мы не являемся богатой организацией.

Просчитывали, как это сделать. Будем запускать и медиа, и другую поддержку. С тем, чтобы президент, лидеры других политических партий не могли обойти этот вопрос. Мы видим, как «грантоидные» организации, которые, с одной стороны, живут на западные гранты, а с другой – на гранты Курченко, на гранты Андрея Портного, других людей, которых разыскивает украинское правосудие, смогли создать, сконструировать такую систему псевдогражданского общества, которая уничтожает украинских патриотов, имея какие-то свои медийные потуги.

А их запросто поддерживает “112 канал” или NewsOne, то самое «Громадское» при всем уважении, но так оно и есть. То мы должны сделать такую же государственную платформу.

Но эта государственническая платформа очень часто поддерживается западными структурами, которые думают, что при помощи таких организаций они ускоряют и контроль за коррупцией, контроль за развитием украинского общества, контроль за принятием украинского законодательства. Или это не работает? Или они не понимают этого законодательства?

Я думаю, что сейчас будут большие изменения. Вследствие изменений Администрации Трампа эти изменения будут точно. Потому что, скажем, сам подход будет другим.

Не станет ли он хуже для Украины?

Я думаю, что он станет более позитивным. Потому что он как человек, который исповедует определенные принципы изоляции в Соединенных Штатах, в каких-то активных процессах для него будет важно, чтобы здесь был реально порядок. То есть чтобы было государство и был порядок.

А не будет ли он видеть Россию гарантом такого порядка?

Это будет зависеть только от нас. Поэтому мы как раз призываем украинскую политическую элиту или псевдоэлиту – увидим это после 20 февраля и других событий – собственно мобилизироваться, принять ряд важных решений. Чтобы это была гражданская платформа, которая побуждает принимать такие решения. Тогда не будут проходить решения, что это «фейл стейт».

С другой стороны, люди, которые едут в Соединенные Штаты, призывают ввести санкции против Украины, украинской власти – это прямое подыгрывание Москве.

Многие из наших олигархов соответствующие статьи пишут по таким вопросам.

Вопрос в том, что до сих пор не сформирована эта государственная гражданская платформа. Вы вспомните – Вы сами являетесь участником процессов 1990-х годов, когда Народный рух до того, как четко стал политической партией, фактически был тем самым корпусом защиты независимости. Потому было очень сложно где-то там под столом подковерно решать, поскольку была определенная процедура, как это все происходило. И я думаю, что это энергия, невероятная энергия, потому что каждая революция – это чудо, это играют гены, которые тысячелетиями где были скрыты. Нам показывают украинцев – мазохистов, перепуганных, а мы открыли эти гены – украинцы сильные, успешные украинцы, украинцы дали по зубам одной из крупнейших армий мира.

Я думаю, что просто нет этой платформы, которая может это лучше подхватить и дальше передавать, и быть этим корпусом. Поэтому, возможно, оно с одной стороны выглядит иллюзорно, но чувствуя на себе лично и вообще сопротивление этой системы, как трудно выйти с подобными посланиями, потому что куда я пойду, в каких олигархических каналах об этом говорить, если основные месседжи идут против них? Но несмотря на это сопротивление остатков этой системы, прямо хочу сказать саботажникам, которые есть и в правящей коалиции, мы часто видим с Вами это на голосованиях, в Администрации президента, других политических команд, я думаю, что эта платформа появится, и тогда будет легче двигаться.

А потом эта платформа, по моему мнению, должна сама превратиться в политическую структуру и сам корпус стать субъектом в украинской политике. Для чего мы с Вами создали межфракционное объединение «Наступ»? Чтобы мы в каждой политической партии, фракции нашли человека, который поддерживает единственный принцип: что государство выше партийного интереса. И это – главная история, главный идентификатор, который, собственно, сейчас, в тяжелые времена смуты и руины может быть маяком для нас.

По материалам: Espreso.tv

Материалы по теме: