Анатолий Даниленко: Три месяца назад Наливайченко вручил мне наградное оружие

Это не совсем типичное интервью. После моего непродолжительного опыта работы в столичной прокуратуре, где я трудилась на должности пресс-секретаря, на некоторые вещи стала смотреть не исключительно в понятиях «черное-белое»,...

Это не совсем типичное интервью. После моего непродолжительного опыта работы в столичной прокуратуре, где я трудилась на должности пресс-секретаря, на некоторые вещи стала смотреть не исключительно в понятиях «черное-белое», как было раньше, а немного глубже. И поскольку история о якобы владении семьей замгенпрокурора Анатолием Даниленко 140 гектаров земли под Киевом в большинстве случаев имела только темную сторону, как только у меня появилась возможность задать вопросы самому фигуранту – человеку, явно избегающему публичности, – я этой возможностью воспользовалась.

Тем более, что на днях появился дополнительные поводы – заявление главы СБУ Валентина Наливайченко о том, что Даниленко якобы «прикрывал» незаконную деятельность компании «БРСМ-Нефть» (о масштабном пожаре на базе которой все помнят), а также желание бывшего замгенпрокурора судиться с Наливайченко за распространение заведомо ложной информации. Сторону Даниленко поддержал и действующий прокурор Шокин, заявивший, что экс-замгенерального не имеет никакого отношения к «БРСМ-Нафти», а дело по так называемому «экоциду» было возбуждено необоснованно.

Забегая наперед, скажу, что с Даниленко по служебной линии мы никогда не пересекались. Нас свел случай уже после ухода из прокуратуры – недавний взлом моего аккаунта в Фейсбуке. Для тех, кто пропустил , – моя страница была взломана и на ней был размещен «фейк» о якобы совершенных преступлениях командой бывшего Генпрокурора Виталия Яремы. Уже на следующее утро экс-глава СБУ Валентин Наливайченко прибыл в ГПУ в сопровождении «Альфы» для задержания «фигурантов уголовных производств». И там уже, потрясая бумагами, назвал фамилию Даниленко…

Собственно, с этого эпизода мы и начали наш разговор.

Анатолий Васильевич, на прошлой неделе вы стали фигурантом скандала – уже экс-глава СБУ Валентин Наливайченко заявил, что вы являетесь совладельцем нефтебазы «БРСМ-Нафта». СБУ открыла уголовное производство по статье «экоцид». Как вы вообще узнали об этом, при каких обстоятельствах?

Я узнал это из новостей по телевизору. Первая реакция – шок. Меня просто обескуражила эта ложь. Человек смотрит в камеру, лжет и не краснеет. Это еще так уметь надо! Более того, мы с Наливайченко – давние знакомые. Я знаю его много лет, мы чудесно общались, а три месяца назад он даже вручил мне наградное оружие…

Я много раз это повторял и еще раз повторю: ни я, ни моя жена, ни мой сын, ни моя собачка Боня никогда не имели никакого отношения к нефтяному бизнесу. Я даже теоретически не мог ничего «крышевать», потому что занимался в ГПУ другим направлением – кадрами и хозяйственным обеспечением.

Еще меня, конечно, очень удивила квалификация – «экоцид». Т.е. сознательное уничтожение растительного и животного мира. Состава этого преступления относительно пожара на Васильковской базе вообще нет и быть не может….

Но позвольте, вас обвинил не какой-то городской сумасшедший, а глава СБУ. Как вы это для себя объясняете? Один из депутатов озвучил версию, что он перепутал замов. Может ли такое быть?

Знаете, это в политике можно ляпать языком и ни за что не отвечать. У Наливайченко была такая должность, где каждое слово должно быть чем-то подкреплено. Тут нельзя быть шоуменом. Вероятно, он услышал какой-то звон, но не понял, где он.

Весь скандал возник из-за публичного заявление Наливайченко, что какой-то заместитель Генпрокурора вытребовал уголовное производство в отношении компании БРСМ из милиции и закрыл дело. Он там еще много чего наговорил, но обратили внимание только на эти слова. Начали расспрашивать «и тут Остапа понесло…» – назвал мою фамилию. Дальше был этот цирк с «Альфой» под ГПУ.

Вполне возможно, что он уже знал, что Президент будет инициировать его отставку, и решил под конец развести бурную деятельность, заехать в политику на белом коне, собрать напоследок какие-то политические дивиденды. Но, как видите, ничего не получилось – попал в штангу.

Думаете, у него не получится политическая карьера?

Я не верю, что в Украине политиком первого эшелона может быть человек, прошедший спецслужбы. Нам второй Путин не нужен. Шоуменом, конферансье, завсегдатаем у Шустера, может, он и станет, но топовым политиком – нет.

После отставки Наливайченко заговорили о том, что теперь он – счастливый обладатель чемодана компромата, присеем, на всех. То есть, имея информации, пожалуй, даже больше, чем в свое время майор Мельниченко, он запросто может превратить ее в политический инструмент.

Если Наливайченко вынес из помещения СБУ хоть один документ, то это – должностное преступление. Любой серьезный документ, который находится в СБУ и имеет какие-то грифы, содержит какую-то оперативную информацию, предназначен только для служебного пользования.

«Никаких 140 гектаров у нас нет и быть не может»

Ладно, Бог с ним, с Наливайченко. Посмотрим, насколько точны будут ваши прогнозы. Давайте поговорим о вашей персоне. В медиасознании – вы человек с неоднозначной репутацией. После информации о 140 гектарах земли под Киевом сложилось впечатление, что в Генпрокуратуре все такие – и ее нужно срочно разгонять.

Я по своей сути человек не публичный. И я никогда не стремился к публичности. Моя большая ошибка, что я тогда не вышел к журналистам и сам все не объяснил.

На самом деле, ни у меня, ни у моей семьи никогда не было 140 гектаров земли. Это очень легко проверить. Надо зайти в земельный реестр и посмотреть: было ли у Даниленко Анатолия, Натальи, Вячеслава когда-либо 140 гектаров земли.

Что ж тогда было?

Был каскад озер. Где-то лет пять назад мой сын стал соучредителем рыбхоза. Это был комплекс по разведению малька карпа. На территории Украины существует много хозяйств по выращиванию кур, свиней, коров и т.д. Десятки и сотни тысяч гектаров земли находится в распоряжении фермеров.

Мой сын выращивал рыбу, платил налоги, был работодателем. В том совхозе работало много людей, которые получали заработную плату. Если есть желание, вы можете поехать в то село. Ни один из жителей села, кроме забулдыг и пьяниц, вам слова плохого о моем сыне не скажет. Там были всегда чистота и порядок. Это первое.

Второе, у нас по законодательству запрещена приватизация озер. Водоемы можно только арендовать, что мой сын и сделал. Но он уже давно вышел из этого бизнеса. Он его продал еще в августе прошлого года. Бизнес оказался нерентабельным. И по странному стечению обстоятельств буквально через месяц вышла та передача.

Как известно, сразу после скандала Генпрокурор Ярема назначил служебную проверку. Какие были ее результаты? Вас допрашивали?

И я, и сын давали пояснения по этим вопросам. ГПУ и СБУ совместно проверила все документы. Есть официальное заключение, что никаких 140 гектаров у нас не было и быть не может. Потому что, как я уже говорил, землю приватизировать под водным объектом невозможно. Это запрещено законом. Поэтому все эти разговоры, о 140 гектарах, как у Януковича, – это бред сивой кобылы.

Но даже без этих 140 гектаров ваша декларация впечатляет – большие земельные участки, несколько жилых домов, квартир. Тот же автомобиль Toyota Sequoia, на котором вы ездите. Очевидно, что на госслужбе это заработать нереально. Откуда все это?

Знаете, я иногда смотрю на декларации некоторых наших политических деятелей и просто диву даюсь, как они выживают, как им удается не только не умереть с голоду и еще при этом хорошо выглядеть. Я никогда ничего не прятал и не скрывал, что я обеспеченный человек.

На самом деле, я не всю жизнь был государственным чиновником. Почему-то меня преподносили в СМИ как человека, который всю жизнь проработал в правоохранительной системе – изо дня в день. Это не так. У меня были очень длительные перерывы. Я практически 10 лет занимался бизнесом.

Бизнес был как-то связан с госкорпорациями или был частным?

Я работал в крупных компаниях с зарубежным капиталом в качестве заместителя генерального директора по юридическим вопросам. Это были бельгийская и голландская компании. Скажу без ложной скромности: я очень хорошо зарабатывал. Параллельно я начал делать свой бизнес. Что-то покупал, что-то продавал. При этом платил налоги как законопослушный гражданин.

Можете назвать предприятия, в которые вы вкладывали свои деньги (согласно декларации, у вас в уставном капитале предприятий находится свыше 13 млн. гривень)?

Так сходу и тяжело сказать. В стране меняется экономическая ситуация, поэтому в разное верея это были разные вложения. В любом случае это открытая информация – все есть в моей декларации.

А сейчас своим самым важным вложением я считаю волонтерскую деятельность. Помогаю нашей армии – одному конкретному батальону. Не хочу говорить название, потому что скажут, что пиарюсь.

Что связывает вашу семью с семьей депутата Киевсовета Геннадием Ильиным, сын которого, если верить расследованию журналистов, является партнером вашего сына? И правда ли, что Ильин был раньше руководителем охраны Петра Порошенко?

Тут нет никакой тайны. Я знаю Геннадия Васильевича с самого детства. Есть даже старенькая чернобелая фотография – мне 2 года, а ему один. И я держу его за руку.

Насколько я знаю, он никогда не руководил охраной Порошенко, но такие пикантные вопросы лучше задавать ему. Мне кажется, так будет более корректно.

Расскажите, как происходило ваше увольнение. Вы ушли вместе с Яремой или Шокин вас попросил?

Конечно, вместе с Яремой. Мы с Бачуном подписали заявление и тихонечко ушли. А Шокин наоборот просил, чтобы мы остались.

«Преступление по убийству Небесной Сотни раскрыто на 100%»

Уже прошло довольно много времени с момента отставки Виталий Яремы. Он ни разу с тех пор нигде не появился, не дал ни одного интервью. Видитесь ли вы с ним?

Я вижусь с ним регулярно. Он прекрасно выглядит. Занимается собой, своим здоровьем. Ходит в спортзал, учит английский язык… Готовит себя к следующим жизненным этапам.

Он находится в Украине. Следит за событиями, анализирует… Так же, как и я помогает, нашей армии.

То, что он сейчас не появляется, понять можно. Он семь месяцев провел под страшным прессингом. Мое мнение – шла его планомерная дискредитация. С утра до вечера под его домом стояли какие-то псевдокорреспонденты, под домом его сына стояла машина. Следили за его дочкой…

Вы знаете, он мог бы еще продолжать работать. Президент ему доверял. Просто взмолилась его семья, они уже не выдерживали. Сейчас его жена счастлива, что все это закончилось.

Мне кажется, что он тогда принял правильное решение: мы ушли и дали возможность сделать Президенту перезагрузку Генеральной прокуратуры.

Я вспоминаю, как все радовались, когда Рада назначила Виталия Ярему Генпрокурором. Какие были ожидания… И как потом все рухнуло. Фактически, он пришел с рейтингом 100%, а ушел с рейтингом 0%. C Шокиным была зеркальная ситуация – его назначение восприняли резко негативно. Но в один прекрасный вечер появилась новость о задержании Ефремова. И общественное мнение развернулось на 180 градусов. Шокина сразу все полюбили. Почему этого не сделал Ярема? Что ему помешало?

На самом деле, была проделана колоссальная работа. Ведь как это происходит? Вначале проводится комплекс оперативно-розыскных мероприятий, затем они анализируются, ложатся «в бумаги» и только потом появляется производство. Это как борщ. Мы ушли на той стадии, когда уже все сварилось, и надо было только бросить щепотку соли и специи. Пришло время задерживать Ефремова – и его задержали.

А то, что Виктор Николаевич Шокин – настоящий профессионал, думаю, не подлежит никакому сомнению. И я хочу отметить, что он ведь не с Марса взялся, он все это время был в команде Яремы – курировал правоохранительный блок (МВД, СБУ и Налоговую полицию). К нему стекались все материалы от правоохранительных структур, поэтому он знает каждый шаг и по Ефремову, и по ныне действующим депутатам и чиновникам. Думаю, многие из них еще будут привлечены к уголовной ответственности. Мы это в самое ближайшее время увидим.

Лишь бы они не сбежали…

Но это уже задача СБУ и МВД. Оперативное сопровождение – их ответственность.

После событий на Майдане от прокуратуры ожидали, пожалуй, главного и символического требования – найти и наказать убийц Небесной сотни. Почему этого не случилось?

Известны все исполнители. Все они закреплены в уголовном производстве.

То, что они находятся на территории других государств или на территории Крыма – это уже не наша вина. Их розыск и задержание должны организовывать соответствующие оперативные подразделения МВД и СБУ.

Еще раз хочу повторить: все они известны. Преступление раскрыто на 100%. Мы каждого человека знаем: кто, где находился, что делал и по чьему приказу. Осталось их только задержать. Рано или поздно это обязательно случится.

То, что сделал Саакашвили, мягко говоря, незаконно.

Еще одна претензия к прокуратуре – это своебразная люстрация – одних люстрировали, других оставили. Такой себе избирательный принцип…

Меня сейчас опять раскритикуют, но, по моему глубокому убеждению, люстрация в том виде, в котором она есть сейчас, несправедлива и необъективна.

Да, есть люди, от которых надо было немедленно избавляться, очищать власть. А есть те, которые много лет работали на Украину. И они никакого отношения к «майдановским делам» не имели, они никак не помогали Януковичу узурпировать власть, но их всех постригли под одну гребенку.

Надо было создать какие-то списки, люстрационный комитет. Посмотреть, чем каждый занимался. В таких делах необходим индивидуальный подход.

Сколько молодых парней попало под люстрацию! Человек на 10 лет зависает в воздухе. А никто не задумывался о его семье, никто не задумывался о его детях? Чем он будет их кормить? Как он будет в глаза им смотреть?

Некоторые дети учатся в школах и университетах. Говорят: «Папу у меня люстрировали». Разве это нормально?

Это позиция моя и Виталия Яремы, что закон несовершенный. И его надо немедленно пересмотреть.

Недавно много шуму наделало видео, где Одесский губернатор Михаил Саакашвили эмоционально общается с прокурорами. И он, если я не ошибаюсь, четыре раза упомянул падчерицу Виктора Шокина Татьяну Горностаеву. Вы видели это видео? Как вам такой разбор полетов?

Да, видел. И у меня очень противоречивое впечатление. С одной стороны, сама фигура Михаила Саакашвили мне, безусловно, импонирует. Это яркая личность мирового уровня. Он задает тон, он локомотив за которым, хочешь – не хочешь, будут тянуться и остальные.

Но тут он однозначно перегнул палку. То, что сделал Саакашвили, мягко говоря, незаконно. Еще никто не отменял статью 343 Криминального кодекса Украины «Вмешательство в деятельность работника правоохранительного органа, работника государственной исполнительной службы». Это не входит в его компетенцию. Оценить работу прокурора Одессы может только Генеральный прокурор и коллегия Генеральной прокуратуры.

По поводу Татьяны Горностаевой. Я общался с ней, когда ее назначили заместителем прокурора Одесской области. Она проходила собеседование. Очень грамотный прокурор, вполне самодостаточный человек. Произвела на меня очень хорошее впечатление.

Сегодня за кадровую политику прокуратуры отвечает Давид Сакварелидзе. Есть ли у вас информация, насколько качественно происходит обновление в прокуратуре? Кто именно приходит вместо старых кадров?

Такой информации у меня нет. Я только один раз общался с Сакварелидзе, когда он пришел на должность и пожелал ему успехов в работе. Он прогрессивный, молодой человек. Я надеюсь, что у него все получится.

И последний вопрос. До сих пор не назначили прокурора Киева. Как думаете, почему? В СМИ тиражировались слухи, что за голосование по отставке Наливайченко Кличко обещали отдать эту квоту. Слышали ли вы об этом?

Я, конечно же, об этом слышал. Уверен, что это только слухи. Киев – это очень серьезный регион. В системе прокуратуры Украины – это практически второе лицо. Естественно, Виктор Николаевич присматривается и не хочет допустить ошибки. Думаю, в течение недели-двух он примет решение.

Автор материала: Алена Яхно

По материалам: Glavcom.ua

Материалы по теме: