“Агентство по безвизовому и партфинансам”: почему премьер и президент бьются за НАПК

В четверг президент Петр Порошенко вышел с переговоров с президентом Еврокомиссии Жаном-Клодом Юнкером откровенно уставший и недовольный. Какие именно неприятные темы обсуждались на встрече, можно (и не сложно) догадаться....

В четверг президент Петр Порошенко вышел с переговоров с президентом Еврокомиссии Жаном-Клодом Юнкером откровенно уставший и недовольный. Какие именно неприятные темы обсуждались на встрече, можно (и не сложно) догадаться.

Хотя точно известно, что среди “сложных” тем была одна приятная.

Хотя “есть одно но” – новосозданное Национальное агентство по предотвращению коррупции (НАПК) еще сохраняет шанс на “разрушение” этих достижений.

В последние дни разве что ленивый не писал, что избрание членов НАПК было одним из требований ЕС для отмены виз для граждан Украины.

Но мало кто вспоминал, что наши обязательства перед европейцами несколько шире.

На самом деле в конце 2015 года Порошенко и Яценюк передали в Брюссель письменное обещание, что “до конца 2016 года НАПК станет окончательно дееспособным, а сразу после этого будет запущена проверка деклараций чиновников, работающих в сферах, наиболее уязвимых к коррупции”.

Чтобы выполнить его, недостаточно назначить членов НАПК (к тому же, только 4 из 5). Агентство станет дееспособным только когда сможет избрать своего председателя и начнет принимать решения о проверке деклараций. А уже известно, что с избранием председателя пока не складывается.

Конечно, время еще есть, хотя и немного. Но проблема имеет глубокие корни.

И их стоит показать.

Напомним, первый скандал произошел еще летом 2015 года, когда команда Арсения Яценюка – в нарушение требований ЕС, вопреки европейской практике и собственным обязательствам – попыталась создать “ручное” агентство. Для этого были фальсифицированы выборы членов комиссии, которые якобы должны были представлять “общественный сектор”. Тогда процесс удалось остановить лишь после вмешательства Брюсселя.

В ЕС предупредили: если Киев и дальше будет действовать так же, то безвизового не будет никогда. Это подействовало. Кабмин отменил фейковый конкурс, объявил новый, провел его, но на этом проблемы не закончились.

Комиссии, в которую вошли “непослушные” представители общественности, в ноябре и декабре длительное время не удавалось прийти к согласию. Лишь одного из членов НАПК выбрали сразу – им стал нардеп Виктор Чумак, против которого не было существенных возражений ни у одной группы влияния. Для других не хватало голосов. Дело в том, что закон требует иметь поддержку 6 из 8 членов комиссии, в противном случае решение блокируется.

По правительственной квоте в состав агентства должны были избрать Наталью Корчак, с которой Арсений Яценюк и Павел Петренко знакомы еще с институтских времен, и Александра Скопича (последнего источника связывают с Александром Турчиновым). От общественных антикоррупционных организаций членом агентства должен был стать Федор Вениславский.

Но в последний момент договоренность сломали: получив два первых назначения, один из представителей власти, глава Агентства госслужбы Константин Ващенко, решил не выполнять договоренность и не голосовать. Вениславскому не хватило одного голоса.

Это отсрочило начало работы НАПК на три месяца, поставив безвизовый под угрозу, но даже это не остановило правительство.

А уже в марте, после нового конкурса, в агентство попал еще один выдвиженец власти. На этот раз – кандидат от Банковой Руслан Радецкий.

Так почему же агентство настолько важно для власти? Ответ прост и несколько неожидан.

Речь идет не только и не столько о декларациях о доходах, обработка которых является основной работой НАПК. Доступ к базе деклараций будут иметь также рядовые граждане, и скрыть чьи-то нарушения здесь будет непросто.

У НАПК есть еще сверхвлиятельная функция, о которой часто забывают.

Цитируем статью 11 закона “О предотвращении коррупции”.

К полномочиям агентства относятся: …

осуществление государственного контроля за соблюдением установленных законом ограничений относительно финансирования политических партий, законным и целевым использованием политическими партиями средств, выделенных из государственного бюджета на финансирование их уставной деятельности… отчетов о поступлении и использовании средств избирательных фондов на общегосударственных и местных выборах, соответствие их оформления установленным требованиям;

утверждение распределения средств, выделенных из государственного бюджета на финансирование уставной деятельности политических партий…

Объяснять важность этого инструмента, пожалуй, излишне. Не удивительно, что контроль над этим органом так важен и для президента, и для правительства.

Ситуацию еще больше осложняют старые договоренности президента и премьера, которые сейчас оказались не соответствующими “требованиям времени”.

Еще в 2014 году, когда создавалась система антикоррупционных органов, была достигнута  договоренность, что Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) относится к президентской сфере влияния, а НАПК – к премьерской. Правда, Порошенко так и не смог продвинуть “полностью своего” председателя НАБУ. Поэтому сейчас претендует также на часть премьерского влияния. И именно поэтому в составе агентства появился “человек президента”.

Ведь в таком органе важен не только контроль, но даже простое участие. То есть – доступ к партийной финансовой документации, а также к проектам решений, которые принимаются агентством.

Между тем, борьбу за пост председателя тоже никто не отменял.

Именно поэтому на этой неделе избрать руководителя агентства не удалось. “Распределение два на два, согласия нет”, – пояснил ЕвроПравде собеседник, осведомленный о ходе событий. “Квота премьера” считает, что по старым договоренностям имеет право на главенствующую должность, остальные с этим не согласны.

И в этом случае не получается призвать на помощь третейского судью в лице ЕС, как это было до сих пор.

Для Брюсселя важно, чтобы агентство заработало, и не слишком важно, кто им будет руководить. Потому что если не заработает – снова могут замаячить проблемы с безвизовым.

В то же время, для власти важнейшим является вопрос о том, кто же станет пятым членом НАПК. Как известно, в настоящее время есть четыре избранных члена, “благодаря” нардепу Виктору Чумаку, который ушел из состава НАПК во время одного из конфликтных периодов.

Это, конечно, не разрушит НАПК, но сделает его значительно менее эффективным.

Если это место займет человек президента – эта угроза сохранится, хотя и несколько снизится.

Наконец, лучшей опцией было бы назначение авторитетного юриста “со стороны”. Одно но – без согласия представителей власти, имеющих блокирующий пакет в комиссии, голосов для него не будет. Поэтому в апреле-мае, когда будут подводиться итоги дополнительного конкурса в руководящий состав агентства, нас, безусловно, ждет еще один конфликт и еще один раунд подковерной борьбы.

Который, к слову, может существенно отличаться от нынешнего.

Ведь фамилия премьер-министра к тому времени может стать совсем другой.

Автор материала: Сергей Сидоренко

По материалам: Eurointegration.com.ua

Материалы по теме: